Новости партнеров

Партия для улицы

Борис Немцов об объединенной РПР-Парнас, митингах и выборах

Объединение Республиканской партии России и Партии народной свободы означает, что уже осенью оппозиция, на долгое время вычеркнутая из политической системы, сможет принимать участие в выборах. Сопредседатель партии Борис Немцов говорит, что консультации по выдвижению кандидатов на региональных выборах в октябре уже ведутся. Но при этом он все равно уверен: перемены начнутся с массовых уличных акций, а не с побед на выборах.

"Лента.ру": Борис Ефимович, объясните, зачем это объединение понадобилось.

Борис Немцов: Была Республиканская партия во главе с Владимиром Рыжковым, восстановленная решением Верховного суда России, который в свою очередь исполнил постановление Европейского суда. И был "Парнас", где мы втроем - я, Рыжков и Михаил Касьянов - были сопредседателями. При этом Минюст отказал нам в регистрации, Замоскворецкий суд и Мосгорсуд это решение подтвердили.

Мы пришли к выводу, что в нынешнем атомизированном и разобщенном состоянии вообще никаких шансов добиться успеха нет. При этом новое законодательство о партиях ровно на атомизацию и настроено. Поскольку мы власти подарков делать не собираемся, то и решили быть вместе, дальше привлекая новых сторонников. Год назад трудно было себе представить, что Немцов, Яшин, Касьянов и Рыжков могут быть руководителями зарегистрированной партии. Сегодня ровно это и случилось.

Объединенная либеральная партия?

Типичная либеральная партия европейского типа. Мы за народовластие, за средний класс, мы, собственно, его представители. Мы считаем базовой задачей реализацию требований декабрьских митингов на Болотной и Сахарова. Мы за децентрализацию, за отказ от вертикали, передачу финансовых и административных полномочий в регионы и муниципалитеты с тем, чтобы можно было решать насущные проблемы здравоохранения, образования, коммунальные проблемы.

У нас три метода работы. Первый - активное участие в протесте. Ни одна партия в России не имеет в программе положения о выполнении требований Болотной и Сахарова. Даже у "Справедливой России", которая в этих протестах участие приняла. А у нас вот оно - прямо в декларации записано. Второе - это участие в региональных и местных выборах. Здесь мы готовы к широкому сотрудничеству с близкими нам по духу партиями, в том числе с "Яблоком". И третье - это разъяснительная работа, поскольку в условиях тотальной цензуры объяснить людям, чего мы хотим и против чего мы выступаем, довольно трудно, если не прилагать к этому усилий.

Постоянно действует наш проект "Путин. Коррупция". Вместе с Леней Мартынюком, он член политсовета партии, выпустили 33 ролика под названием "Ложь путинского режима", их уже посмотрели девять миллионов человек.

Вы уже являетесь зарегистрированной партией?

Да.

То есть, вам не придется иметь дело с Минюстом?

После съезда надо уведомить Минюст о том, какие у нас избраны руководящие органы партии, какая программа, какой устав, и Минюст обязан все эти коррективы внести.

Именно обязан?

Да. У них сейчас по новому закону есть всего одно полномочие: если в наших документах есть, на их взгляд, нарушение закона, они могут нам предложить внести в них коррективы. Если эти коррективы одобрит наш политсовет, документ автоматически вступает в силу.

Я допускаю, что у власти полно зацепок, которые они могут использовать, чтобы нас послать. Но я не уверен, что они пойдут на этот шаг. Потому что после всей этой эпопеи с нами, с Рыжковым, с российскими судами, с Европейским судом - если они сейчас нас пошлют, то это будет означать вообще полный крах еще не начавшейся политической реформы. В то же время власть понимает, что роль партии в нынешней политической системе очень ограничена, и они не сильно боятся партий. Они гораздо больше боятся протестов.

РПР и "Парнас" объединились потому что "Парнас" не успевал к октябрю зарегистрироваться по новому закону и, таким образом, не попадал бы на региональные выборы?

Нет. Мы не хотели регистрировать "Парнас" вообще. Мы поняли, что это бесполезное занятие, и прекратили всякие попытки регистрации с того момента, как Европейский суд принял решение в пользу партии Рыжкова. Мы сразу решили объединяться на базе Республиканской партии.

Что собой представляет объединенная партия? Сколько людей, сколько регионов?

46 тысяч человек. На съезде были представители 63 регионов. Наиболее активные у нас Москва, Нижний Новгород, Новосибирск, Пермь, Иркутск, Томск, Алтай, Петербург, Саратов. Уровень эффективности наших организаций будет ясен осенью в ходе протестных митингов и выборов в регионах.

Я читал программу, с которой вы пойдете как на выборы, так и на митинги. Прекрасная либеральная программа, только в сегодняшних реалиях вообще не выполнимая.

Это почему?

Потому что нужно взять Путина, Сечина, Медведева, затем взять ластик и стереть их из памяти, как будто их никогда и не было. И только после этого можно выполнять.

Так это и есть наша программа. Да, мы считаем, что с этими людьми у России никаких шансов. Я считаю, что демократизация страны с Путиным невозможна. Просто невозможна. Поэтому участие в протестных действиях - важная составляющая нашей работы. Наша цель - избавить от него страну. На выборах избавить от него страну не удастся, а во время протестов - можно.

А что осенью будет важнее: выборы или митинги протеста?

Конечно, протест. Я еще раз повторяю: мирные протесты - это единственный шанс изменить систему в целом. А выборы - это возможность внедрить своих людей в небольшом количестве во враждебный стан. Я отлично понимаю, что на местных и региональных выборах поменять систему невозможно. Но я также понимаю, что присутствие наших единомышленников во власти, в том числе законодательной, облегчает нашу задачу по смене режима в целом. Например, присутствие в Госдуме Геннадия Гудкова, его сына Дмитрия и Ильи Пономарева, всего трех человек, уже облегчает нашу задачу в вопросах переговоров с мэрией, в вопросах безопасности людей на митингах, отсылки депутатских запросов и так далее. Даже в момент принятия драконовского закона о митингах их роль была неоценима. Так что продвижение наших людей во власть - это совершенно правильная задача, хотя, еще раз говорю, она скорее вспомогательная.

Не забывайте и о том, что выборы при Чурове выборами не являются. Могут быть какие-то сбои в системе, тогда во власть проходят нормальные люди. Как это было в Ярославле, как было на выборах мэра Тольятти. Но это сбои, потому что, например, в Красноярске и Омске уже сбоев не было.

Кстати, есть мнение, что выборы мэров в Красноярске и Омске именно той частью оппозиции, которая выступала со сцены массовых митингов, были... упущены, и это мягко говоря.

Я считаю, что Омск - это пример того, как оппозиция не должна действовать. Это позорная история, во-первых, с непризнанием праймериз Иноземцевым, во-вторых, не менее позорная история, что Варламов не собрал подписи. Все это говорит о том, что оппозиция к омским выборам отнеслась, мягко говоря, халатно. В итоге 17 процентов явка - и кандидат от "жуликов и воров" получил 6 процентов от реального числа жителей Омска. И примерно то же самое в Красноярске.

Надеюсь в октябре подход будет уже другим.

У вас уже есть прикидки, где выдвигать своих людей осенью?

Я считаю, что важными выборами будут выборы в областную думу в Саратове. К этому региону приковано всеобщее внимание из-за того, что Вячеслав Володин оттуда. Из-за того, что это - такой образцово-показательный регион путиноидов. Там все прелести путинизма - отсутствие закона, правосудия, воровство и коррупция - процветают в полном объеме. Поэтому для нас это важные выборы.

В целом же мы пока ведем консультации по разным регионам, они не закончились, и говорить что-то определенное рано.

Что касается сотрудничества, при выдвижении губернаторов мы будем рассчитывать на леволиберальную коалицию. При выдвижении списков кандидатов в депутаты, конечно, это должна быть демократическая оппозиция. При организации протестов мы как всегда будем сотрудничать и с Навальным, и с Удальцовым, со всеми нынешними организаторами.

Вам не показалось, что на последнем митинге 12 июня страшно страдала именно содержательная его часть?

Почему, я вот говорил о "Манифесте свободной России", и очень даже содержательно.

Сам манифест очень странный.

Это манифест о том, как мирно провести политическую реформу. Почему странный. Там нет социально-экономических требований, но зато есть технология трансформации политической системы страны.

Там написано, что действующий состав Госдумы принимает новый закон о выборах. Как уже шутили, единственный вариант, при котором он его принимает, это если Думу возьмут в осаду революционные матросы.

Нет, мы обойдемся без революционных матросов. Напомнить, что коммунистический парламент Чехии проголосовал за Вацлава Гавела как за президента? Как только на улице появится миллион человек, от партии "Единая Россия" останутся рожки да ножки, они перебегут на сторону народа. Они же в Думе конъюнктурщики, нос по ветру, они боятся оказаться на обочине. Это не фантастика, это я говорю как один из авторов этого манифеста.

Хочу подчеркнуть, манифест описывает исключительно мирный и конституционный сценарий. Во всех сценариях с кровью и мордобоем я и мои соратники принимать участия не хотим и не будем.

Что должно произойти осенью, чтобы зимой вы в вашей партии могли сказать, что добились своего?

Если будет протест миллиона человек, я буду счастлив. Я считаю, что сейчас такой этап развития страны, когда выборы имеют значение, но судьба России все же решается на улицах, а не на выборах в саратовскую облдуму.