Математику насчитали десять тысяч

Академик Васильев оштрафован за акцию в поддержку фигурантов «болотного дела»

Задержание Виктора Васильева около Замоскворецкого суда
Задержание Виктора Васильева около Замоскворецкого суда
Фото: Михаил Киросиров / Wikipedia

Весь день 5 марта Замоскворецкий районный суд Москвы наказывал людей, пришедших к этому же зданию 21 февраля на оглашение приговора по «болотному делу» и задержанных полицией. Наказание по статье 20.2 КоАП (нарушение правил проведения акции) было стандартным — штраф в размере десяти тысяч рублей. Наказаны были и случайные прохожие, и режиссер фильмов «Россия-88» и «Гоп-стоп» Павел Бардин, и всемирно известный математик, академик РАН Виктор Васильев.

«Много не говорите, только по сути, иначе будут цепляться к словам», — предупреждали опытные нарушители законодательства о митингах математика Виктора Васильева. Первый раз в жизни оказавшийся в суде академик РАН (его именем названы «инварианты Васильева»), президент Математического сообщества Москвы, член редколлегий семи научных журналов в России и в мире выглядел очень растерянным и смущенно улыбался все подходившим и подходившим коллегам-математикам. Рассмотрение административного дела Васильева было назначено на 15.20, однако, как выяснилось, сразу шесть человек были вызваны к 12 часам дня, и у двери кабинета было что-то похожее на очередь в поликлинике. «Кто последний? — спрашивали друг друга нарушители. — А нас вызовут или самим стучаться?»

Поддержать Васильева пришли директор Института проблем передачи информации РАН Александр Кулешов, многие его коллеги, выпускники и бывшие преподаватели математической 57-й школы в Москве. Некоторые из них тоже были задержаны в день оглашения приговора по «болотному делу». «У меня на завтра назначено, но буду ходатайствовать о переносе, — говорила одна из пришедших. — Мне на конференцию в Питер ехать, я там с докладом выступаю». Математики обсудили ситуацию на Украине и уже начали обсуждать текущие рабочие дела, как вдруг кто-то из них увидел, что у двери в зал суда скромно стоит известный режиссер, автор фильмов «Россия-88» и «Гоп-стоп» Павел Бардин, сын известного мультипликатора Гарри Бардина. «О, наконец-то я выяснил, в какой точке пересекаются киноискусство и точные науки!» — провозгласил один из математиков, и все пришедшие направились в зал вместе с Бардиным.

В зале висел непрекращающийся противный свист не то от пожарной сигнализации, не то от какого-то неисправного прибора. Что с этим делать, приставы не знали. «У вас шапочки из фольги нет?» — спросил Бардин секретаря суда, та только руками развела. Судья Наталья Чепрасова вышла из совещательной комнаты и поморщилась. «Вас шум не смущает?» — спросила она Бардина. «Не очень», — флегматично ответил он, и заседание началось. Чепрасова зачитала полицейский протокол, согласно которому режиссер нарушил правила проведения публичного мероприятия 21 февраля, не выполнял требования полиции и скандировал: «Свободу узникам Болотной!», «Один за всех и все за одного», а также «Позор!».

Бардин сказал, что вину свою не признает, шел он вовсе не на митинг, а на приговор участникам дела о беспорядках 6 мая 2012 года, рассчитывая попасть в зал Замоскворецкого суда. Придя на улицу Татарская, он увидел, что все пространство оцеплено полицией, и остался постоять. Его задержали двое полицейских без опознавательных жетонов, они не представились и не объяснили, за что задерживают. В ОВД он провел больше трех часов, что является нарушением закона, а полицейский протокол о задержании был написан под копирку. Он вообще был напечатан заранее, и в документ надо было вписать только данные о задержанном человеке. Кроме того, Бардин указал, что задерживали его одни полицейские, а документы заполняли другие — это является нарушением закона. Судья Чепрасова внимательно записывала. Потом удалилась на вынесение решения.

Свист продолжался, приставов попросили хоть что-то с этим сделать. Например, вызвать мастера. «Что я сделаю. Обычное российское ************* [безалаберность]», — отозвался пристав. «Подождите-подождите, — воскликнул кто-то из людей науки. — Это не сигнализация, диапазон звука совсем другой! Позовите секретаря!» Секретарь вошла в зал, ее попросили проверить свой компьютер, она его выключила, звук прекратился, все захлопали.

Хлопанье прекратилось, когда судья Чепрасова вынесла решение: вина Бардина полностью доказывается протоколом из полиции и заявлением префектуры Центрального округа Москвы, где сказано, что уведомлений на митинг 21 февраля не подавалось. Показания Бардина суд оценил критически, сочтя их уходом от ответственности, наказание — штраф в размере 10 тысяч рублей. Режиссер пожал плечами и, уходя, поблагодарил математиков за поддержку.

Его в суде сменил сотрудник Института проблем экологии РАН Дмитрий Ильяшев. С Ильяшевым произошла странная история: его задержали не 21 февраля, а 24-го. Не у Замоскворецкого суда, а в начале Тверской улицы (там, на Манежной площади в тот день проходила еще одна акция протеста против приговора по «болотному делу»). На Тверской Ильяшев встретился со своим старым другом по фамилии Рябинин — они договорились увидеться у метро и пойти обсудить вопросы, связанные с работой. Увидели скопление людей, подошли из любопытства, тут Ильяшева и задержали.

Защитник научного работника начал заваливать судью ходатайствами: о том, чтобы в суде велся протокол заседания (при административном производстве это не обязательно), о том, чтобы в суд был вызван сотрудник полиции, задержавший Ильяшева. Наконец, о том, чтобы из материалов дела был удален полицейский рапорт — он, по мнению защитника, был составлен ненадлежащим образом. Чепрасова всякий раз уходила совещаться минут на двадцать, потом отказывала в ходатайствах. Она лишь разрешила допросить друга задержанного, тот слово в слово повторил, что об участии в политической акции они не думали. Тем не менее Ильяшев был признан нарушившим ту же статью 20.2 КоАП и получил свой штраф в 10 тысяч. «Вы уж извините, что я столько времени у вас отнял», — обратился к публике выглядевший потрясенным Ильяшев. Приставы предупредили, что за смешки во время оглашения решений будут выгонять из зала.

Следующий обвиняемый, бывший сотрудник Министерства культуры РФ, а ныне безработный Евгений Петренко сказал, что у Замоскворецкого суда действительно был, в митинге не участвовал, сказал в спину бойцу ОМОНа: «Что же вы делаете, ребятушки». После чего тем же ОМОНом и был задержан. На решение у судьи Чепрасовой ушло от силы 15 минут — штраф 10 тысяч рублей. Приставы вывели из зала женщину — за громкий смех. «За малейший звук из зала удалять буду», — предупредила разозленная судья.

Наконец в зал зашел Виктор Васильев. Приставы сначала не хотели его пускать, думая, что он — из группы поддержки. Но академик растолковал, что судить будут именно его, и скромно сел на стул около клетки для подсудимых. «Вы у нас кто такой вообще, — обратилась к нему судья. — Чего сели-то так далеко, а ну давайте поближе».

Васильев скромно отрекомендовался главным научным сотрудником математического института РАН. Судья Чепрасова зачитала стандартный полицейский протокол: участвовал в несанкционированной акции численностью до тысячи человек, отказался выполнять распоряжения полиции, скандировал «Один за всех и все за одного», а также «Свободу!», при задержании сопротивлялся. Васильев на это отвечал, что в митинге не участвовал и даже не знал, что он будет. Он шел на приговор по делу 6 мая, но увидел, что все вокруг перекрыто. Потом Васильев увидел «крепкую руку сотрудника полиции», которая выхватила его, и он подчинился. «Посмотрите на меня и скажите, мог ли я оказать сопротивление», — сказал 57-летний математик, далеко не атлетического телосложения.

— Руками размахивали? — спрашивал Васильева его защитник.
— Нет, в толпе невозможно было это делать, — отвечал он.
— Лозунг «Один за всех и все за одного» скандировали?
— Нет, это не вполне мой лозунг, — отвечал академик.
— Сопротивление полицейским оказывали? — продолжал защитник.
— Ну что вы, мне сотрудник показался очень вежливым. Он говорил: а вот тут, пожалуйста, осторожнее, не споткнитесь, — говорил Васильев.

Два свидетеля показали, что видели, как математика задерживали, и никакого сопротивления он не оказывал. «С таким достоинством и спокойствием никого в тот день не задерживали, — показал суду один из них, Владимир Уралов. — Можно сказать, что это было уникальное в своем роде задержание».

Через полчаса стало ясно, что за «уникальное задержание» полагается стандартный штраф — все те же десять тысяч. Представители науки как один начали громко аплодировать, только лица у них были очень недобрые. Судья встала со своего места и хлопнула за собой дверью в совещательную комнату.

Обсудить
Красный лев Троцкий на могиле контрреволюции, из серии карикатур Виктора Дени. РСФСР, 1922 год«Он воспламенял народные массы»
Как Лев Троцкий обеспечил победу большевиков в 1917 году
Waaagh!
Реки крови и бесконечная война: рецензия на Warhammer 40,000: Dawn of War III
Северная полярная область Меркурия характеризуется резкими перепадами температур (50-400 кельвинов) и наличием в кратерах водяного льдаОсталось недолго
Как умирает ближайшая к Солнцу планета
Стань травкой
Как жуткие подземные существа превращаются в растения
Не выходи из комнаты
В Петербурге станцевали большие голландцы
Талантливый мистер Демме
Фильмы, которыми запомнится режиссер Джонатан Демме
«При Обаме поднимать тему расизма было даже сложнее»
Кто снял сенсационный черный хоррор «Прочь»
Эффект нетронутости
Ирвин Пенн: фотограф, который первым загнал моделей в угол
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Шведы поневоле
Исповедь россиянина, живущего в групповой семье
Добро пожаловать в рай
Жилье в Крыму: новую квартиру на полуострове можно купить за миллион рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности