Новости партнеров

От зеленых к бирюзовым

Чем опасны радикальные экоактивисты

Экологическая акция против нефтяного гиганта
Фото: Arnd Wiegmann / Reuters

Девяностые не только принесли в страну ветер перемен и свободу, но и создали условия для роста экологического сознания. Низовые экологические инициативы, боровшиеся с промышленными гигантами и сыгравшие важную роль в перестроечную эпоху, возникли на базе мощнейшей системы всесоюзного экологического просвещения, созданной в 70-е годы. Экология вошла в моду, наряду с приватизацией, демократией, рыночной экономикой. Вместе с другими международными правозащитными организациями в страну пришли филиалы «Гринписа», WWF и проч.

Казалось, что вот-вот возникнет серьезное общественное экологическое объединение, соразмерное партиям. Тем более что была реальная возможность перенимать опыт европейских «зеленых». Но экологическую проблематику подмяли под себя радикально настроенные экологи. Они быстро сформировали в обществе образ врага — «отсталая» промышленность России. А как же миллионы людей, чьи рабочие места и вся жизнь напрямую от нее зависит? Был нарушен главный принцип устойчивого развития — гармоничное сочетание экологии, экономики и общества. Безусловный приоритет отдавался экологии, понимаемой извращенно, как полная консервация природных ресурсов.

Пачками создавались особо охраняемые природные территории. Тункинский национальный парк — 1991 год, национальный парк «Русский север» — 1992-й, национальный парк «Смольный» — 1995-й, Себежский — 1996-й. При этом никто не думал об экономике, во сколько это обходится стране и людям. Решения продвигались «зелеными», а принимались ельцинским правительством, что называется, не глядя. Села, города и даже целые районы десятками входили в ООПТ, что существенно осложняло жизнь их обитателей. На корню были зарублены и многие промышленные проекты. Никого не смущали противоречия с западным опытом. Например, у заповедников США охранная зона — не менее 200 километров, там выделены так называемые «ядра», где запрещено все, вплоть до полетов авиалайнеров на многокилометровой высоте . А у нас зачастую заповедник или национальный парк учреждались буквально за чертой города.

К мнению народа российские «зеленые» никогда особо не прислушивались, потому что провозгласили себя доверенным лицом матушки Природы. Тандем «Гринпис» и WWF последние двадцать лет выступают в качестве «общественного министерства экологии». И совместно с реальным Минприроды сначала создают искусственные экологические барьеры для бизнеса и общества, а потом продают разрешения на «доступ к телу». Ежегодно бизнес перечисляет в бюджет около 30 миллиардов рублей экологических платежей. А процесс оформления документации обходится предпринимателям еще приблизительно в 150 миллиардов. Как это назвать, если не продажей экологических индульгенций?

Коррупционную константу из экологического уравнения устранить можно. Но для этого нужно вернуть в процесс принятия решений местных, в соответствии с принципами устойчивого развития. Местное население и местный бизнес — вот настоящее гражданское общество, чей голос должен быть услышан. Нельзя слушать только заезжих гастролеров, хоть и с мировым именем.

В мире более дюжины разных экологических течений. Спектр оттенков широк — от «темно-зеленых» и экофашистов, требующих сокращать население Земли, до «ярко-зеленых», стремящихся найти путь гармоничного развития общества в содружестве с природой.

В России пока доминируют «темно-зеленые» с радикальными требованиями. Но экопротесты изрядно поднадоели. Ведь это только видимость, надстройка, а в базисе — огромный коррупционный рынок торговли экологическими разрешениями, поделенный между государственными чиновниками и общественными активистами.

Зеленые движения и партии начинались как кружки энтузиастов с горящими глазами. Но сегодня это забюрократизированная структура, со своим «папой», иерархами и клиром. Отсюда — отчуждение от общества, которому они стали неинтересны, вышли из моды. Прошлые золотые годы не научили их разговаривать с населением, потому что массовая советская система экологического образования была загублена, а новую никто и не собирался создавать. Ведь «активистам» нужны не конкуренты, а «паства», слепо верящая в догму.

Поэтому социальная ниша по настоящему общественного экологического движения снова свободна, как и в начале 90-х. Во главе экологического развития могут стать «ярко-зеленые». России нужна свежая идеологическая струя, базирующаяся на принципах зеленой экономики, создания нового природоподобного производства и рационального природопользования.

Александр Водяник, член научно-технического совета Международной Академии прикладных наук (ЭТНА),
член Общественного совета при администрации Ростова-на-Дону