Новости партнеров

Архиважно

Мировые звезды архитектуры и дизайна в новостройках Москвы

ЖК «Copper House»

Архитектор — главное звено в проекте создания жилого дома. Неудивительно, что здания, возведенные под руководством известных зодчих Александра Мейснера, Густава Гельриха, Льва Кукушева, Ивана Кондратенко, Николая Жерихова и других, являются украшением Москвы. Правда, большинство таких «брильянтов» — это элитные дома.

Чужие в городе

Российские застройщики, работающие на элитном рынке недвижимости, во многом копируют опыт зарубежных компаний, которые стараются делать недешевые новостройки уникальными, знаковыми и запоминающимися — жить в таких комфортно и престижно, рассказывает Марина Кузьмина, директор по зарубежной недвижимости Knight Frank. И привлечение именитого архитектора — это очень распространенный среди девелоперов прием.

Одним из первых западных зодчих в Москве стал голландский архитектор Эрик ван Эгераат: он принимал участие в проектировании жилого комплекса «Русский авангард» и башен «Москва» и «Петербург» в ММДЦ «Москва-Сити». Правда, сотрудничество закончилось скандалом, и мировая звезда архитектуры его решила через суд. Но имя архитектора не забылось и регулярно всплывает, когда речь идет об уникальности построенных зданий.

Еще одна компания, которая активно сотрудничает с западными светилами — это корпорация «Баркли». По проекту культового американского архитектора Роберта Стерна, основателя бюро Robert A. M. Stern Architects (RAMSA), строится комплекс Barkli Residence, в возведении ЖК Barkli Park участвовал не менее известный архитектор Филипп Старк, в ЖК Barkli Virgin House концепцию интерьеров разработал титулованный британский дизайнер Келли Хоппен.

Компания «Реставрация Н», в свою очередь, пригласила в свой проект Knightsbridge Private Park знаменитого британского ландшафтного архитектора и дизайнера Криса Бердшоу. Екатерина Румянцева, председатель совета директоров Kalinka Group, добавляет, что впервые для работы над комплексом, не относящимся к классу de luxe, компания ФСК «Лидер» привлекла иностранных архитекторов высшего уровня — Филиппа Старка и бюро YOO. Любопытно, что дом «Дыхание», над которым работало бюро Старка, расположен вовсе не в историческом центре, а за ТТК — в районе Тимирязевский. «При этом дом разительно отличается от типичной многоэтажной застройки Москвы. Здесь нет борьбы с гравитацией "Дома на
Мосфильмовской" Сергея Скуратова, но есть многослойность и оптическая неоднозначность. Нет голландской строгости "Города Яхт" Николая Лызлова, но есть "очеловеченные" масштабы и бескомпромиссная функциональность», — комментирует работу знаменитого француза и его бюро Ася Гисич, архитектурный критик, искусствовед.

И наши тоже тут

Список известных российских архитекторов, которые работали над проектами самых известных в столице элитных домов, куда более обширный. Сергею Скуратову, помимо «Дома на Мосфильмовской», обязаны своим появлением такие жилые комплексы, как «Садовые кварталы» в Хамовниках, Copper House в Бутиковском переулке, МФК «Баркли Плаза» на Пречистенской набережной и другие. Михаил Филиппов проектировал «Римский Дом» во 2-м Казачьем переулке и «Итальянский квартал» на улице Фадеева; Михаил Белов — «Имперский Дом» в Якиманском переулке, «Английский квартал» на улице Мытной, а также ЖК «Филипповский 13»; Сергей Чобан, Сергей Кузнецов («SPEECH Чобан & Кузнецов») — дом в Гранатном переулке, 6; Сергей Киселев, Алексей Медведев, Михаил Серебряников (архитектурная мастерская «Сергей Киселев и партнеры») — ЖК «Остоженка, 11–13». «Дом-яйцо» на улице Машкова — авторский проект архитекторов Сергея Ткаченко и Олега Дубровского, а «Меганом» в Молочном переулке — Юрия Григоряна...

Но, хотя при продвижении проекта большое внимание уделяется именитому зодчему, это не означает, что архитектор работает над проектом единолично. Даже когда указан один автор, напоминает управляющий партнер «Метриум Групп» Мария Литинецкая отмечает, предполагается, что работала команда людей под его именем.

Знаменитых архитекторов застройщики приглашают чаще всего тогда, когда им приглянулись уже реализованные проекты или близок стиль, в котором зодчие работают. Часто бизнесмены рассчитывают, что проект архитектурного мэтра привлечет состоятельных клиентов, которые привыкли получать все самое лучшее. И это оправданно, считает Ирина Могилатова, генеральный директор агентства TWEED, так как работа талантливого архитектора всегда видна: в частности, очень узнаваем стиль Михаила Филиппова, которого эксперт называет одним из лучших отечественных архитекторов.

Мария Литинецкая считает, что современные архитекторы узнаваемы скорее не приемами, а целыми принципами работы — те часто лежат в основе практически всех зданий архитектора, где бы они ни были возведены. Так, американская легенда современной архитектуры Роберт Стерн славится тем, что проектирует жилые дома, начиная с планировок, а не с фасада — вообще-то, это редкость. Уругвайский архитектор Рафаэль Виноли тяготеет к вогнутым формам зданий. Правда, непосвященному человеку с первого взгляда «руку» мастера узнать практически невозможно. Например, рассуждает Литинецкая, все мы без труда узнаем семь сталинских высоток, но архитекторы у них разные. «В сегодняшнем мире зодчий не свободен, он вынужден работать на заказчика и создавать такие проекты, которые устраивают застройщика. В таких условиях сохранить индивидуальность очень сложно», — подчеркивает эксперт.

Архитектор как бренд

Принадлежность к какому-либо бренду делает товар дороже, и архитектура — не исключение, уверена Мария Литинецкая, поэтому выбирать автора для своего дома могут, как правило, застройщики, работающие над проектами, которые обречены быть недешевыми: при проектировании бюджетного жилья девелопер пренебрегает любыми излишествами в целях экономии. Застройщики понимают, что привлечение звезд является конкурентным преимуществом проекта, имя архитектора прямым образом влияет на ликвидность недвижимости, признает Ирина Могилатова: «И если, например, говорить о домах Григоряна, Скуратова, Филиппова — совершенно точно, что эти имена стоят в проектах на одном уровне с застройщиками, если даже не выше, и очень ценятся покупателями».

В высоких сегментах рынка недвижимости имя архитектора является одной из важных составляющих имиджа проекта, соглашается Екатерина Румянцева, председатель совета директоров Kalinka Group. Участие в строительстве знаменитости способно привлечь потенциальных покупателей, делает объект уникальным, отличает его от аналогичных по качеству. «Имя архитектора важно и для застройщика, — добавляет Александра Синилова, MRICS, директор департамента по работе с девелоперами Savills Россия, — так как последнему необходима четкая уверенность в возможности наиболее быстрого и беспрепятственного прохождения экспертизы и других процедур, связанных с согласованием проекта».

Вместе с тем, в компании Kalinka Group отмечают, что имя архитектора не продает проект, оно лишь привлекает внимание. По опыту решение о покупке покупатель принимает после знакомства с жилым комплексом, его концепцией. И каким бы популярным не было имя архитектора, проект должен совпадать с представлением покупателя о комфорте и оправдывать его стилевые предпочтения.

За зодчего не доплачивают

Риэлторы признают, что если девелопер приглашает звездного архитектора и ставит цену значительно выше, чем среднем по району, квартиры могут «зависнуть» на рынке. «Эстетика — это конкурентное преимущество, денежного выражения у нее нет, — отмечает Ирина Могилатова, — и дом от мэтра архитектуры просто будет продаваться быстрее, чем соседний».

Марина Кузьмина, директор по зарубежной недвижимости, Knight Frank тоже считает, что цену на объекте поднимает не столько имя архитектора, сколько технологии и материалы, которые используются в строительстве. Если вычесть из стоимости дома услуги престижного проектировщика, экономия окажется несущественной — около 10 процентов, подсчитала Мария Литинецкая.

Между тем, москвичи, которые живут в домах, спроектированных известными архитекторами, безусловно, гордятся этим. В числе таких объектов — дом №13 на улице Пречистенке, построенный в стиле модерн по проекту Густава Гельриха, и дом №28 на той же улице, возведенный по проекту Льва Кекушева, и знаменитый «Дом со львами» на Малой Молчановке — реализованный творческий замысел Ивана Кондратенко. Иногда имя архитектора «приклеивается» ярлыком к дому, становясь более известной информацией о строении, чем его адрес. Но при продаже квартиры рассчитывать на бонус только за то, что здание построили по проекту известного архитектора, вряд ли получится. Российский клиент, по крайней мере, пока, не готов переплачивать за имя архитектора — не суть важно, зарубежного или отечественного, утверждает Мария Литинецкая.

«Особенностью сегодняшней российской целевой аудитории является ее внимание к более важным деталям проекта, нежели имя архитектора», — соглашается Александра Синилова.

Более того, чаще всего можно наблюдать ситуацию, когда проект разрабатывается «рядовыми» архитекторами, трудящимися в группе широко известного коллеги. Таким образом, ничего «сверхуникального», что мог бы вдруг предложить звездный архитектор, на практике, как правило, не предлагается — кроме того же имени. Отдавать только за него лишние деньги соглашаются немногие: все же важнее начинка, а не блестящая обертка.

Дом00:0621 августа

Солнечный удар

Россияне скупают жилье в Крыму, не задумываясь о последствиях. Они могут пожалеть
Дом00:0115 августа

Божья воля

В Москве строят сотни храмов, несмотря на гнев жителей. Кому это выгодно?
Дом00:03 9 августа

Горящая земля

Россияне бегут из этого города, бросая свое жилье. Их квартиры никто не купит