Силовой прием

Почему органы власти прирастают выходцами из ФСБ

Сергей Меняйло
Фото: Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

Отставки и назначения, произведенные президентом в четверг, 28 июля, выстроились в несколько цепочек перемещений. Однако все они имеют схожую логику, уверены эксперты. Общие черты в каждой из цепочек таковы: представители федеральных ведомств перешли на работу в регионы, тем временем губернаторы отправились на повышение до позиций полпредов в федеральных округах, а недавние полпреды, в свою очередь, переместились в силовые федеральные ведомства. «Лента.ру» узнала, что это может значить для российской политической системы.

Из общего ряда резко выделилась лишь отставка губернатора Кировской области Никиты Белых, который проводит время в СИЗО и недавно испрашивал разрешения прямо там жениться. Белых уволили с формулировкой «в связи с утратой доверия» — довольно редкой в отечественной политической практике.

Фактически это оказалось едва ли не единственным снятием с поста, считает политолог Глеб Кузнецов. «Все остальные [отставки и назначения] — это рокировки, — говорит эксперт. — Это люди уважаемые, больших претензий к тем, кто покинул свой пост и перешел на другую работу, нет».

Кузнецов уверен, что такие перестановки зреют, «мягко говоря, не быстро», а тот факт, что о них стало известно в один день, говорит о большой предварительной работе. «Это заранее подготовленное, продуманное решение», — подчеркивает эксперт.

Помимо Кировской области, руководители сменились в Севастополе, Ярославской и Калининградской областях. Федералы пришли сюда как временно исполняющие обязанности. Однако на деле они могут задержаться надолго как минимум в двух последних областях: как разъяснили в ЦИК, назначать здесь губернаторские выборы на единый день голосования 18 сентября уже поздно.

Перестановки по компетенциям

Результаты перестановок следует рассматривать в зависимости от региона, объясняют эксперты. «Будет неуместным говорить о единых последствиях. В Калининграде они могут быть одни, в Севастополе — другие, в Кирове — третьи. Разные люди пошли на разные должности, каждому нужно будет работать на новом месте», — считает политолог Кузнецов.

Наблюдатели отмечают, что федеральных чиновников в буквальном смысле «раскидали по регионам» в соответствии с их профилем и компетенциями. «Главное, что происходит, — на проблемные территории приходят люди с опытом работы в федеральных структурах на высоком уровне. Это люди, с одной стороны, не вовлеченные в местные локальные разборки, но, с другой стороны, обладающие достаточным весом, статусом и опытом для того, чтобы объединиться и усилить региональную элиту», — отмечает глава аналитического центра «Московский регион» Алексей Чадаев.

Так, новый глава Кировской области взамен утратившего доверия Никиты Белых — бывший руководитель Росреестра Игорь Васильев, а с учетом рисков коррупционного характера, выявленных после ареста недавнего главного государственного регистратора, представитель финансово-экономического блока правительства здесь явно не помешает. В прошлом он был сенатором от соседней Республики Коми и аудитором Счетной палаты, так что в целом с региональной спецификой и вопросами обеспечения финансовой прозрачности знаком.

Одновременно президент сменил губернатора Ярославской области: вместо Сергея Ястребова временно исполняющим обязанности назначен выходец из силовых ведомств — замминистра внутренних дел Дмитрий Миронов. До этого Ястребов успел засветиться среди аутсайдеров рейтинга губернаторской эффективности, который составляет Фонд развития гражданского общества (ФоРГО). Кроме того, регион называли в числе проблемных представители Центизбиркома — по мнению составителей рейтинга, в области высока вероятность злоупотреблений административным ресурсом в ходе грядущих выборов.

Источники, близкие к новому назначенцу, напоминают, что Миронов в последнее время курировал в министерстве транспортную и инфраструктурную тематику, а в Ярославле эта проблема стоит, что называется, ребром.

Вопросы транспорта и инфраструктуры выходят на первый план и в Севастополе, говорит Алексей Чадаев. Поэтому, по его мнению, и появился на должности севастопольского губернатора человек из Минпромторга.

«[Задача назначенцев — ] размотать те проблемы и противоречия, которые там накопились. Плюс, что важно каждому из новых губернаторов: у него есть тема, — говорит глава центра «Московский регион». — Миронов хоть и из МВД, но в последнее время занимался транспортом, а Ярославль — это проблемный транспортный узел в масштабах всего северо-востока европейской части России».

Для Калининградской области потребовался особый подход. Как указывают аналитики, сыграло роль в первую очередь географическое положение — именно с его учетом исполнять обязанности главы региона позвали Евгения Зиничева. Он с июня прошлого года возглавлял Управление ФСБ по Калининградской области, больше о чиновнике почти ничего не известно.

Но каковы задачи нового руководителя, понятно и без биографических данных, полагает Чадаев. «Калининград — регион, со всех сторон окруженный странами НАТО. В условиях, мягко говоря, осложнения разнообразной внешней обстановки там нужен человек, который хорош в вопросах безопасности», — разъясняет политолог.

Дорога наверх

Еще одна четкая тенденция, которая прослеживается в свежих перестановках: губернаторское кресло снова становится одним из наиболее распространенных лифтов в федеральные эшелоны власти. Бывший калининградский губернатор Николай Цуканов ушел на повышение, заняв пост полпреда в Северо-Западном федеральном округе, а губернатор Севастополя Сергей Меняйло возглавил полпредство в Сибири.

Повышение Цуканова — своего рода оценка его работы на посту в Калининграде, говорит врио главы Коми Сергей Гапликов. Он указывает, что региональный опыт очень пригодится чиновнику на новом поприще.

Как подчеркивает руководитель Института социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) Дмитрий Бадовский, пост губернатора — разумеется, при опыте успешной работы на территории — становится своего рода квалификационным требованием для дальнейшей федеральной карьеры. Те, кто отлично покажет себя в должности главы региона, будут востребованы центром в перспективе, уверен политолог.

Эксперты напоминают, что в федеральном руководстве уже накопилось определенное число выходцев из регионов — чего стоит только бывший глава Краснодарского края Александр Ткачев, пробившийся в главы Минсельхоза.

Похожую траекторию — правда, с некоторым «крюком» в виде полпредства — может взять и губернатор Севастополя Сергей Меняйло, которого назначили представлять президента в Сибири. До того, как стать главой Севастополя, он долгое время проработал в Черноморском флоте, и на первый взгляд его переход может выглядеть неожиданным, признают политологи. Но в общую логику, при которой власти пытаются «выращивать» руководителей, способных «сшивать» в своей работе региональную и федеральную политику, перемещение Меняйло вполне укладывается.

Круг замкнулся

На назначениях в полпредства, однако, цепочка перестановок не заканчивается. Круг замыкается чуть дальше: проверенные региональными встрясками руководители с соответствующим опытом уходят в федеральные ведомства. Так, бывший полпред Северо-Западного федерального округа Владимир Булавин отправился руководить Федеральной таможенной службой (ФТС) вместо отставленного Андрея Бельянинова, у которого продолжают находить крупные суммы наличности и ценности.

А с учетом того, что бывший глава ФТС фигурирует в деле о контрабанде в качестве свидетеля, опыт работы в самом западном регионе страны, окруженном границей со всех сторон, должен пригодиться. «Весь тот угол нашей родины — одна бесконечная история про разнообразные контрабанды, — говорит Чадаев. — Половина Калининградской области по сути живет какой-то нелегальной заграничной контрабандой».

Будучи предельно знакомым с положением дел, Булавин сможет с пользой применить эту информацию на должности главы ФТС. Политолог не исключает, что чиновник уже обладает достаточным объемом сведений, чтобы пресечь несколько громких эпизодов с нарушениями в калининградской таможне и связанных с ней органах.

Еще один переход из полпредов в федеральные силовики — назначение Сергея Меликова из Северо-Кавказского округа на должность первого замдиректора Росгвардии. Ветеран российских спецслужб, генерал-майор ФСБ в запасе Александр Михайлов рассказал в связи с этим журналистам, что знает Меликова «как очень опытного и выдающегося офицера». «С его приходом Росгвардия только выиграет, — считает Михайлов. — К тому же будем откровенны, Меликов в Росгвардии будет значительно полезнее, чем на должности полпреда. Все-таки для военного человека такое политическое назначение в тягость, хоть он и выполнял свои обязанности безупречно».

Он уверен, что бывший полпред будет отвечать не только за тот регион, из которого пришел: предусмотрены и многие другие функции.

В общем же можно говорить об укреплении позиций силовых ведомств, уверен глава Центра экономических и политических реформ Николай Миронов. Он считает, что такого рода перестановки могут продолжиться. «Немножко меняется конфигурация системы управления, меняется лицо губернаторов, — я думаю, что дальше таких назначений будет больше», — объяснил Миронов журналистам.

«Это усиление федеральной госслужбы, федеральной составляющей в региональном управлении», — поясняет политолог Глеб Кузнецов. Его коллеги в основном согласны, но с небольшим уточнением: процесс далеко не односторонний, и региональная составляющая для претендентов на федеральные позиции тоже многократно усиливается. И, что немаловажно, в органах власти растет число выходцев из силовых структур.