Битва за Север

Россия, США и Китай борются за Арктику. Она решит судьбу всего мира

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Новые торговые пути, новые зоны влияния и миллиарды долларов прибыли — все это Арктика. Таяние ледников открывает не только ранее недоступные территории, но и перспективы для глобального экономического и геополитического соперничества в Северном полушарии. И основные игроки здесь — Россия, США и Китай. Совместное использование Арктики российский министр иностранных дел Сергей Лавров 7 мая обсуждал с коллегами по Арктическому совету в Финляндии. Корреспондент «Ленты.ру» отправился вместе с министром в маленький городок Рованиеми, чтобы выяснить, кто из мировых гигантов получит больше всего преференций от нового фронтира и не грозит ли миру новая — в прямом смысле холодная — война.

Века тишины

На протяжении столетий освоение неприветливой Арктики оставалось уделом исследователей-полярников и смельчаков-одиночек: закованный льдом регион был слишком суров, недоступен для технологий прошлого и практически непригоден для жизни. В последние годы, однако, интерес человечества к холодному Северу растет: и причина не только в появлении новых технологий, но и в изменении самой планеты Земля.

По прогнозу ООН, к 2050 году рост температуры в Арктике составит от 3 до 5 градусов — а это значит, что богатые залежи природных ресурсов будет легче разрабатывать, через Север станет проще возить морские грузы, и прежде закрытый регион превратится в еще одну арену борьбы мировых держав. Кроме того, именно там яснее всего видны результаты глобального изменения климата: помимо политического и экономического, Арктика представляет и значительный научный интерес.

У Арктики уже сегодня есть огромное коммерческое значение — через нее пролегает российский Северный морской путь, позволяющий быстро и эффективно переправлять грузы из Азии в Европу и обратно. Сегодня значительная часть торгового трафика идет через Суэцкий канал — использование Севморпути, например, при транспортировке грузов из китайского Шанхая в немецкий Гамбург позволит «срезать» 2,8 тысячи морских миль, то есть сократить дистанцию почти на четверть.

Немаловажен и ресурсный потенциал: по оценкам американских экспертов, в Арктике содержится 1,67 триллиона кубометров газа и 90 миллиардов баррелей нефти — это 30 процентов всех неразведанных газовых и 13 процентов нефтяных запасов планеты. Помимо этого, в морозных землях есть уран, редкоземельные металлы, золото и алмазы.

Диалог ни о чем

«Стратегической целью России остается обеспечение устойчивого развития региона в трех измерениях: экономическом, природоохранном и социальном. Мы последовательно исходим из того, что хозяйственное освоение Арктики должно осуществляться в соответствии с высокими экологическими стандартами, при уважении интересов проживающих там людей, включая образ жизни коренных народов», — открыл свое выступление на Арктическом форуме Сергей Лавров.

Он выступал одним из последних — двенадцатым по счету, поскольку распределение очередности докладчиков на заседании происходило по алфавиту: перед главой российской дипломатии и американским госсекретарем успели выступить не только канадцы с датчанами, но и алеуты, инуиты, саамы и кучины — малые народы, живущие на арктических землях.

«Поддерживаем программу председательства [в Арктическом совете] Исландии, с которой у России имеются общие интересы в регионе. Это прежде всего проблематика моря — развитие морской биоэкономики и "зеленого" судоходства, борьба с морским мусором, включая микропластик, а также с закислением океана», — продолжал не самую свою примечательную речь глава МИДа. Ни он, ни большинство его коллег ни слова не сказали о надвигающейся борьбе за арктические ресурсы и новый фронтир, который открывается миру. Все они говорили об экологии, о положении и правах коренных народов, представители которых в традиционных нарядах нередко сами брали слово, — но о грядущем противостоянии никто не упоминал.

Исключение составила разве что американская делегация — госсекретарь Майкл Помпео на фоне общих миролюбивых реляций очертил контуры ледяного конфликта еще до начала основных выступлений. «Америке пора проявить себя в качестве арктической нации. Этот регион стал ареной для глобальных держав, ареной для соревнования», — заявил глава Госдепа. Он отметил, что страны входят в новую эпоху стратегического подхода к Арктике и отстаиванию своих интересов.

Кто грозит интересам США в регионе, было предельно понятно. «Привычка Китая вести себя агрессивно в других регионах дает нам представление о том, как он будет действовать в Арктике», — изрек госсекретарь. Во время заключительных ремарок Помпео, выступая вскоре после Лаврова, тоже говорил о важности совместной продуктивной работы, но не упустил возможности раскритиковать Китай за наплевательское отношение к арктической экологии.

Речь главы Госдепа несколько выбивалась из общей массы благостных монологов «за все хорошее», из-за чего он получил и от некоторых американских экспертов, и от китайских дипломатов. Но, возможно, именно эта речь обнажила очевидную проблему: Арктический совет, созданный для решения научных, экологических и гуманитарных вопросов путем консенсуса, совершенно не подходит для вызовов нового времени. Если международное сообщество не выработает новых механизмов взаимодействия в Арктике, термин «холодная война» вполне может получить новое наполнение.

Левиафаны холодного Севера

Бороться причем есть кому: основных претендентов на арктические богатства три — Россия, Китай и США. Приоритеты Москвы в апреле 2019 года обозначил российский президент Владимир Путин — на Международном арктическом форуме «Арктика — территория диалога» он заявил: «Россия неизменно стремится укреплять взаимодействие с государствами Арктического региона. Только вместе мы сможем превратить Арктику в территорию мира, стабильности и партнерства». У нашей страны есть все, чтобы играть ключевую роль в Арктике: десятилетия использования Северного морского пути дали ей и опыт работы в сложных условиях, и необходимую техническую базу.

Впрочем, одним партнерством Россия явно не обходится: с 2014 года в стране на базе Северного флота, выведенного из состава Западного военного округа, было создано Объединенное стратегическое командование «Север» — его еще называют «арктическими войсками».

С того времени российские военные построили в Арктике новые базы и аэродромы, получили и освоили новые виды техники, позволяющие эффективно передвигаться и воевать в суровых условиях Севера. Кроме того, у России есть еще одно огромное преимущество: целый флот ледоколов и опыт их использования. «Ледоколы — это арктические шоссе. У России есть целые магистрали, а у нас — грунтовка с дырами», — констатировал американский сенатор от штата Аляска Дэн Салливан.

Его заявление сложно назвать беспочвенным алармизмом. В то время как у России ледоколов больше 40, у США их всего два — построенных еще в 1970-х годах, один из которых не на ходу и используется как склад запчастей для единственного действующего корабля.

Москва к тому же может похвастать и атомным ледокольным флотом. Имеющиеся в распоряжении России ледоколы класса «Арктика» водоизмещением в 25 тысяч тонн способны пробивать лед толщиной 2,25 метра (показатель американского корабля — 1,8 метра) и оставлять за собой проход шириной в 33,5 метра (американский — 25 метров).

Но Россия намерена еще больше закрепить преимущество: исполинские ледоколы класса «Лидер» водоизмещением в 72 тысячи тонн смогут круглый год ходить по Севморпути, колоть лед толщиной четыре метра и оставлять за собой проход шириной в 60 метров, что позволит проводить по северным водам крупнейшие торговые суда. Ввод в строй трех суперледоколов запланирован на вторую половину 2020-х годов.

Мощный арктический торговый трафик потребует охраны: для нее на российских верфях строят уникальные корабли-гибриды, объединяющие качества ледокола, буксира и патрульного корабля. Корабли проекта 23550 смогут не только колоть лед толщиной до 1,5 метра, они будут нести на борту пусковые комплексы ракет «Калибр», 100-миллиметровую пушку, противолодочный вертолет Ка-27 в специальном ангаре и два скоростных боевых катера «Раптор» для преследования нарушителей границы и абордажа их судов. Первый корабль такого класса — «Иван Папанин» — должен сойти со стапелей в 2023 году.

У США такого задела нет, и американцы вынуждены стартовать практически с нуля с одним скромным ледоколом. «Какова была наша стратегия национальной безопасности в Арктике? Я думаю до недавнего времени с точки зрения США, с точки зрения Пентагона ее вообще не было. [...] А вот русские четко понимали, как высоки ставки в Арктике. Они не разговоры разговаривали, а дело делали», — сетовал все тот же сенатор Салливан еще в 2017 году.

С тех пор Пентагону все-таки удалось сделать важный шаг: в апреле 2019-го после нескольких лет мытарств и просьб со стороны военных чиновники наконец заключили соглашение о строительстве трех тяжелых ледоколов для Береговой охраны США. По предварительным данным, они смогут пробивать лед трехметровой толщины и будут иметь водоизмещение в 17,7 тысячи тонн. Ожидается, что первый новый ледокол поступит в распоряжение военных в 2024 году — к тому времени нынешний ледокол «Полар Стар» уже три года как будет не в строю, и на какое-то время американцы останутся вообще без ледокольного флота.

Кроме того, американцы в целом планируют масштабное увеличение активности в регионе. «Для меня это был как ушат холодной воды. За столом напротив меня сидел мой российский коллега и рассказывал, что у него там 10 тысяч спецназовцев и аэродромы, которые восстанавливают якобы "для поисково-спасательных операций"», — говорил глава ВМС США Ричард Спенсер в апреле 2018 года. В том же году американские солдаты потренировались в условиях, приближенных к арктическим.

Вашингтон явно не хочет оказаться среди проигравших при разделе богатств региона, не хочет потерять влияния, но возможностей для этого у него немного. Потому он прибегает к дипломатическим мерам: незадолго до встречи в Рованиеми госсекретарь США Майк Помпео объявил, что против вмешательства в арктические дела стран, не имеющих выхода к региону. Этот выпад был явно направлен против Китая.

Пекин объявил себя «околоарктической страной» и сформулировал собственную арктическую политику. Китайские стремления отчасти можно понять: по словам некоторых экспертов, из-за таяния арктических льдов многие китайские берега может затопить: около 20 миллионов человек вынуждены будут покинуть свои дома. Логично, что Пекин хочет примерить на себя образ борца за экологию всей планеты — учитывая, что США при президенте Дональде Трампе от него отказались.

В соответствии с китайским видением будущего, по ныне скованным льдами просторам должен пройти «Полярный шелковый путь» — для тысяч кораблей должна быть создана инфраструктура и правовой режим функционирования. Поначалу предлагается использовать Севморпуть, но в долгосрочной перспективе Пекин, конечно же, не намерен мириться с российским доминированием. В долгосрочных планах партийных боссов — наладить сообщение по Трансполярному морскому пути, через центр Арктики, вне экономической зоны России.

Китай действует привычным для себя способом, оперируя могучей экономикой. Он активно инвестирует в строительство портов и разработку ресурсов, например, в российский проект по добыче, сжижению и поставке природного газа на Ямале или в норвежские нефтегазовые месторождения. Опыт работы с функционирующими в северных условиях компаниями позволяет китайским специалистам разрабатывать собственные проекты. Чтобы обойтись без США и России, китайцы активно работают с малыми странами региона — Норвегией, Швецией, Финляндией, Данией и Исландией.

Идет и научная работа: китайские ученые активно занимаются арктическими исследованиями в норвежском Свальбарде (в демилитаризованной зоне разрешено работать ученым всех стран мира), посылают экспедиции, отслеживают состояние региона со спутников. Со стапелей китайских верфей уже в 2019 году должен сойти тяжелый ледокол «Сюэлун 2».

***

Изменение климата, фиксируемое учеными, больше всего заметно в Арктике. Меняется, однако, не только климат, но и конфигурация всего мира: в ближайшие годы именно «северный фронтир» станет одним из главных театров борьбы мировых держав за новые зоны влияния и торговые пути. Власть над Севером дорогого стоит: для России она может стать колоссальным экономическим приобретением.

Но упускать ее не намерены ни китайцы, ни американцы, для которых Арктика может оказаться «ключом к сверхдержавности». Пекин, став лидером в регионе, может открыть путь к свержению США с мирового пьедестала. Вашингтон же, одержав победу в этом противостоянии, обзаведется мощнейшим инструментом удержания статуса единственной сверхдержавы на Земле и нанесет сокрушительный удар по амбициям дерзкого Китая.