Страх и ненависть в Киеве

После оранжевого веселья Украину ждут похмелье и апатия

- Надя, вот за такой короткий срок старое разрушить можно, а создать новое очень трудно. Нельзя. Конец новогодней ночи, завтра наступит похмелье. Пустота…

Все журналисты и наблюдатели, находившиеся в предвыборном штабе Юлии Тимошенко 7 февраля, отметили главную характерную особенность тамошней атмосферы – полное отсутствие драйва, столь привычного для окружения Леди Ю. Будучи сама неким сгустком энергии, Юлия Владимировна обычно заряжала ею всех, кому доводилось с ней работать. На этот раз ничего подобного не было.

Как только стали известны первые результаты экзит-поллов, в штабе БЮТ воцарилась апатия, метастазы которой расползлись далеко за пределы отеля Hyatt. По сути апатия эта коснулась миллионов украинцев – и тех, кто голосовал за Тимошенко сейчас, и тех, кто принимал участие в "оранжевой революции" пять лет назад, и тех, кто все годы бестолкового президентства Виктора Ющенко не переставал на что-то рассчитывать, надеяться и верить, что будущее могут творить не только брыластые мужики в высоких кабинетах, но и простые люди.

Конечно, Тимошенко попробует оспорить победу Януковича – это как пить дать. Но даже оставив в стороне решения всевозможных судов (а они, скорее всего, не станут портить нервы лидеру регионалов), стоит признать, что третий тур выборов Тимошенко вряд ли светит. Не в судах надо Юлии Владимировне искать правду, а там, где она ее уже один раз нашла – у избирателей. Но сегодня они утомились, у них похмелье. Конец украинской мечты образца 2004-го года.

И если посмотреть на все происходящее глазами тех, кто глубоко убежден в неуместности Януковича не просто на посту президента, но и вообще в политике, то захочется, вслед за Хантером С. Томпсоном, воскликнуть, поменяв только Лас-Вегас на Киев:

Это было всеобщее фантастическое ощущение, что все, что мы делаем, правильно, и мы побеждаем... И это, я полагаю, и есть та самая фишка - чувство неизбежной победы над силами Старых и Злых. Ни в каком-либо политическом или военном смысле: нам это было не нужно. Наша энергия просто преобладала. И было бессмысленно сражаться - на нашей стороне или на их. Мы поймали тот волшебный миг; мы мчались на гребне высокой и прекрасной волны... И сейчас, меньше пяти лет спустя, можешь подняться на крутой холм в Лас-Вегасе и посмотреть на Запад, и если у тебя все в порядке с глазами, то ты почти разглядишь уровень полной воды - ту точку, где волна, в конце концов, разбивается и откатывает назад.

Погодите, погодите. Ну а как же те, кто Тимошенко на дух не переносит? Ведь в конце концов и в 2004 году, и сейчас Янукович заручился поддержкой фактически половины страны. И пусть многие из них пошли голосовать за него не от хорошей жизни, а исключительно из-за отсутствия альтернативы и руководствуясь принципом "лишь бы не Юля", нельзя же их всех огульно записывать в ряды упырей, зомби, вурдалаков и прочих асоциальных элементов. Они тоже болеют за будущее своей страны и тоже хотят на него влиять. И кто из них, избирателей Тимошенко или Януковича, прав, покажет только время, хотя в данном случае оперировать понятиями "прав", "неправ" сложно - как говорил Джефф Лебовски, слишком много тут, чувак, всяких подводных течений и действующих лиц.

7 февраля в избирательном штабе Януковича в пляс, конечно, не пускались, но настроение стояло праздничное. Судя по последним заявлениям Виктора Федоровича, он уже ощутил своей суровой шахтерской дланью всю тяжесть гетманской булавы. Однако на его месте я бы не очень-то обольщался. И дело даже не в тех трех процентах, которые отделили нынешнего триумфатора от, подчеркну, - нынешнего же - лузера. Идеи, которые декларирует Тимошенко, крайне живучи, они всегда найдут отклик у наиболее граждански активной части населения, и одним фактом своего пребывания на Банковой их не истребишь. Разве что загонишь в подполье. И каждая ошибка Януковича будет сопровождаться всплеском таких идей, если только Юлия Владимировна не повторит судьбу своего бывшего шефа – Павла Лазаренко. Но даже если и повторит, у нее найдутся последователи.

Так что, радоваться регионалы, конечно, могут, а вот рассчитывать на безоблачное будущее – вряд ли. И здесь воспользуемся третьей цитатой, поменяв "крыс" на "людей", "околевать" на "замерзать", а "чуму" на... ваши варианты?

И в самом деле, вслушиваясь в радостные клики, идущие из центра города, Риэ вспомнил, что любая радость находится под угрозой. Ибо он знал то, чего не ведала эта ликующая толпа и о чем можно прочесть в книжках, - что микроб чумы никогда не умирает, никогда не исчезает, что он может десятилетиями спать где-нибудь в завитушках мебели или в стопке белья, что он терпеливо ждет своего часа в спальне, в подвале, в чемодане, в носовых платках и в бумагах и что, возможно, придет на горе и в поучение людям такой день, когда чума пробудит крыс и пошлет их околевать на улицы счастливого города.

Спасибо, мсье Камю, вы – гений.

Другие материалы рубрики
Экономика00:01Сегодня

Мертвые деньги

Торговая война с Китаем губит американские города. Трампу все равно