По следам Глухова

Еще один российский солдат сбежал в Грузию

Грузии, похоже, скоро надо будет прописывать новую строчку в бюджете: "реабилитация российских солдат, пострадавших на службе в собственной армии". Всего пара дней прошла с тех пор, как стало известно, что российский сержант Александр Глухов, сбежавший в Грузию и получивший в результате международную известность, получил в республике официальный статус беженца. И тут же у него нашелся последователь. Рядовой российской армии Дмитрий Артемьев, который, как и Глухов, проходил службу в Южной Осетии, перешел на грузинскую территорию. "Я знал, что здесь находится сбежавший солдат, поэтому решил обратиться к вам за помощью", - сказал он.

Побег

Артемьев служил в части, дислоцированной в приграничном южноосетинском селе Переви. В Грузию он попал без особого труда: выбрал момент, когда нес ночное дежурство на КПП (в ночь на 2 июля), и перешел границу. По словам сотрудника администрации приграничного Сачхерского района Грузии, которого цитирует "Коммерсант", рядовой зашел в дом местного жителя. О беглеце сообщили властям, те связались с полицией, и ее сотрудники отвезли солдата в Тбилиси.

Кстати, в отличие от Глухова (который, по имеющейся информации, ушел из части безоружным), Артемьев захватил с собой автомат Калашникова (АКС-74) и шесть рожков на 180 патронов. Разумеется, все это у него отобрали. В офис Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Тбилиси, по информации "Коммерсанта", он прибыл уже без оружия.

Свой побег Дмитрий Артемьев объяснил плохими условиями службы и издевательствами со стороны командиров. "Со мной обращались очень плохо, часто били", - сказал он. В Грузии Артемьев попросил политического убежища.

Пока что ему предоставили статус соискателя убежища. Решение по его делу, как заявили в грузинском Министерстве по делам беженцев, будет принято в течение четырех месяцев (Глухов, как можно вспомнить, ждал примерно столько же - попал в Грузию в конце января, а документы о статусе беженца получил в конце июня).

По информации "Времени новостей", в ближайшее время судьбой Артемьева будут заниматься представители ООН - они должны подыскать ему жилье и обеспечить питанием. Впрочем, Министерство по делам беженцев также не останется в стороне: в случае с Глуховым это ведомство, напомним, обеспечивало ему материальную поддержку в течение нескольких месяцев, пока рассматривалось его дело, а теперь будет официально выплачивать ему пособие в соответствии с его новым статусом.

Неофициальные источники, на которые ссылается агентство ИТАР-ТАСС, утверждают, что служить Дмитрию Артемьеву оставалось всего пять месяцев ("Коммерсант", в свою очередь, сообщает, что призван в армию молодой человек был в ноябре 2008 года, правда, срок окончания службы издание не указывает).

Глухову, кстати, до дембеля оставалось примерно столько же, однако ждать он не стал. Хотя его претензии (объективно) оказались гораздо менее существенными, чем у его последователя: не сложились отношения с новым командиром, кормили плохо и бани не было. А Артемьеву, по его рассказам, пришлось бы еще пять месяцев терпеть побои, если бы он остался. "Там, конечно, как и во всех воинских российских частях, все может быть: вымогательство, побои, издевательства, - отмечает председатель Союза комитетов солдатских матерей (СКСМ) Валентина Мельникова. - Бойца, может быть, настолько допекли, что он вынужден был уйти".

Между тем слова о неуставных отношениях в части, где служил Дмитрий Артемьев, получили подтверждение. Высокопоставленный источник в Северокавказском военном округе заявил РИА Новости, что, "по имеющимся данным, Артемьев покинул расположение своей части из-за фактов дедовщины со стороны сослуживцев, уроженцев Северного Кавказа".

Разбор полетов

Когда в Грузию сбежал Глухов (кстати, из частей в Южной Осетии солдаты уходили и раньше, однако объектом всеобщего внимания стал именно этот случай), о возможной подоплеке этой истории высказывались самые разные мнения. Одни объявляли Глухова агентом грузинской разведки (который подстроил побег, чтобы опорочить российскую армию), другие полагали, что российский сержант мог быть заслан в Грузию российскими же спецслужбами (к примеру, для того чтобы Москва, вооружившись версией о "похищении Глухова грузинской разведкой", развязала бы себе руки для очередного конфликта с соседней республикой).

Недостатка в конспирологических версиях, как можно предположить, не будет и в случае с Артемьевым. Оценить их можно будет только по прошествии определенного времени, когда станет ясно, какое политическое развитие получила эта история. Между тем, вне зависимости от ее подоплеки каждая из сторон (и Грузия, и Россия), очевидно, будет пытаться изменить ситуацию в свою пользу.

Россия могла бы, к примеру, провести "образцово-показательную операцию по борьбе с дедовщиной". То есть разобраться в ситуации, сложившейся в части, где служил Дмитрий Артемьев, и наказать тех, кто довел его до побега. Тем самым напомнить военнослужащим, которые страдают от дедовщины, что о них может позаботиться кто-то помимо грузинских властей.

Собственно, первые шаги уже сделаны. В часть, откуда ушел рядовой Артемьев, уже на следующий день приехали с проверкой представители военной прокуратуры. "В ходе проверки будут установлены обстоятельства, которые могли способствовать совершению дезертирства Артемьева", - заявил главный военный прокурор РФ Сергей Фридинский.

Дело

В то же время на сбежавшего солдата уже завели уголовное дело. Сразу по двум статьям: "хищение оружия" и "дезертирство". По первой статье человека могут посадить на срок до семи лет (при отсутствии отягчающих обстоятельств) или до 12 лет (если, например, суд решит, что человек, совершивший кражу, воспользовался при этом своим служебным положением). Что касается статьи о дезертирстве, произошедшее было квалифицировано по второй ее части ("дезертирство с оружием, вверенным по службе"), которая предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до десяти лет. Об этом сообщил журналистам источник в Северокавказском военном округе.

В случае с Глуховым дело, как сообщалось, было заведено по первой части статьи о дезертирстве. Помимо прочего это означало, что обвиняемый может вообще избежать наказания - в том случае, если будет установлено, что его бегство "стало следствием стечения тяжелых обстоятельств". То есть для беглеца оставили лазейку на тот случай, если он вдруг решит вернуться (Глухов, правда, в возможность того, что побег в России ему простят, не поверил и предпочел остаться в Тбилиси).

А вот Артемьеву такой возможности не дали. Правда, агентство "Интерфакс", ссылаясь на источник в военной прокуратуре, утверждает, что рядовой может быть освобожден от уголовной ответственности, "если его бегство стало следствием издевательств или неуставных отношений". Интересно, с какой это радости? В примечании к статье 338 ("дезертирство"), ясно говорится, что возможность избежать тюрьмы предусмотрена только для тех, кого обвиняют по первой части статьи. И, разумеется, остается еще статья о похищении оружия.

СКП РФ, который возбудил дело, конечно, не мог проигнорировать факт похищения автомата и выбрать другую часть статьи о дезертирстве. С другой стороны, неясно, зачем было с такой быстротой это дело заводить. Российскому военнослужащему уже на следующий день после его побега показали, что альтернативой убежища в Грузии для него станет российская тюрьма.

В ближайшее время Россия, вероятно, официально обратится к Грузии с просьбой о выдаче сбежавшего солдата. И, как можно предположить, получит отказ. Представители ООН, которые выразили опасение, что Артемьев может быть депортирован без решения суда, зря волнуются. Глухова грузинские власти не выдали и его последователя, скорее всего, тоже не выдадут. О бегстве Артемьева уже, не скрывая удовлетворения, высказался президент Грузии Михаил Саакашвили: "Это уже второй российский военнослужащий, который выбирает свободу, - с гордостью заявил он. - Однако желающих еще больше. Сегодня Грузия защищает свободу не только своих, но и проживающих в России и соседних регионах людей".

Еще больше?

Слова о том, что "желающих еще больше", вполне возможно, больше чем просто риторика. По данным правозащитников, оснований для бегства у военнослужащих, проходящих службу в Южной Осетии (прежде всего у солдат срочной службы), более чем достаточно. Начать с того, что на войну в августе 2008 года срочников вообще не должны были посылать. "Закон четко прописывает, что в бой могут идти только те, кто прослужил не менее полугода, а в частях 58-й армии были парни, у которых не было и такого опыта", - отмечал военный обозреватель Виктор Литовкин. А уже после войны, как сообщала организация "Солдатские матери Петербурга", группу срочников (около 200 человек) командование отказалось выпускать из Южной Осетии, хотя срок их службы истек (по информации правозащитников, командование не отпускало солдат, поскольку не получило подкрепления).

Те, кто остался в республике, как отмечала секретарь "Солдатских матерей Петербурга" Элла Полякова, "долго жили в окопах без воды и особой еды". "Их бросили на прокорм местным жителям. Медицинской помощи нет, денег не выплачивают", - цитировали ее "Грани.Ру". Скандал вокруг невыплаченных денег разгорелся весной 2009 года. Солдаты-срочники, как выяснилось, не получают причитающихся им командировочных (в размере 54 долларов за каждый день пребывания в зоне конфликта) и не могут оформить ветеранские льготы. Военнослужащим даже пришлось обращаться в суд, чтобы добиться справедливости. В итоге Министерство обороны РФ заявило, что на выплату командировочных в 2009 году выделят вдвое больше средств, чем планировалось (не 2,4 миллиарда, а 4,7 миллиарда рублей), так что денег хватит всем военнослужащим (как в Южной Осетии, так и в Абхазии).

А дедовщина в российских войсках в Южной Осетии, по словам правозащитников, так никуда и не пропала. Как заявила представительница "Солдатских матерей Петербурга", солдаты там буквально подвергаются пыткам. "Это даже не издевательства, это настоящие пытки, которые солдатам приходится терпеть от сержантов и старших по званию, - цитирует ее агентство "БалтИнфо". - Служащие содержатся в таких условиях, в которых не то что служить - жить невозможно. К нам приходит очень много обращений с просьбой о помощи именно из этих военных частей".

P.S.

От претензий Дмитрия Артемьева его начальники, конечно, могут отмахнуться. Хотя, если версия о причинах побега подтвердится, они, наверное, должны будут сказать Грузии спасибо. Хотя бы за то, что она оказалась рядом. За то, что рядовой Артемьев ушел туда и унес с собой автомат АКС-74 и 180 патронов. Вместо того, чтобы использовать их против тех, кто его обидел.