Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Власть любой ценой

Гвинейская хунта пошла на расстрел мирной демонстрации

Расстрел многотысячного митинга в столице Гвинеи Конакри стал первым случаем применения правящей хунтой оружия против мирного населения со времени военного переворота, который произошел в декабре 2008 года. Счет жертв сразу пошел на десятки, а по последним данным погибли более 150 человек. Причина противостояния в Гвинее стара, как мир: однажды захватив власть, правитель пытается удержать ее любой ценой, несмотря на все свои предыдущие обещания и клятвы.

Демонстрация в Конакри стала самой крупной акцией протеста после переворота - в ней приняли участие более 50 тысяч человек. Под лозунгами "Нет Дадису!" и "Не пускайте армию к власти!" они выступали против намерения лидера хунты Муссы Дадиса Камары участвовать в назначенных на январь 2010 года президентских выборах. Неожиданно полиция применила против протестующих не только традиционные дубинки и слезоточивый газ, но и огнестрельное оружие.

Надежды...

Никому не известный капитан гвинейской армии Мусса Дадис Камара объявил о приостановке действия конституции, роспуске правительства и парламента 23 декабря 2008 года. Произошло это на следующий день после смерти президента страны Лансаны Конте. Уже 24 декабря Дадис объявил себя президентом республики и совершил триумфальный вояж по улицам столицы.

Известие о конце "эпохи Конте" и о бескровном перевороте, который возглавил молодой капитан (Дадис родился в 1964 году), было с радостью и энтузиазмом встречено многими жителями страны. Особенно большое количество сторонников военных было среди молодежи. Танцы на улицах, праздничные фейерверки, улыбки и надежды на светлое будущее - все говорило о том, как велика была неприязнь к прежнему режиму, накопившаяся за долгие годы пребывания у власти Лансаны Конте.

А правил он больше 20 лет - с 1984 года. Конте и сам пришел к власти в результате переворота. И также бескровного. В 1993 году в Гвинее была принята новая конституция, выборы стали многопартийными, официально был объявлен курс на демократизацию и либерализацию. В 1993 и 1998 годах Конте выигрывал президентские выборы, которые проходили на многопартийной основе.

Однако уже в 2001 году Лансане Конте захотелось "подправить" конституцию. Он организовал референдум, на котором не только увеличил срок президентских полномочий с пяти до семи лет, но и снял ограничение на количество переизбраний на высший пост в стране. В ответ оппозиция бойкотировала президентские выборы 2003 года, на которых за Конте, по официальным данным, проголосовали 95,6 процента избирателей.

Разразившийся политический кризис усугубили нараставшие экономические трудности: население богатой полезными ископаемыми страны (Гвинея - крупнейший экспортер бокситов) жило в ужасающей бедности, до невиданных даже по африканским меркам размеров выросла коррупция, административный ресурс лишал оппозиционеров самых призрачных шансов войти во власть - в общем, система прогнила окончательно.

В стране регулярно вспыхивали беспорядки, связанные с нехваткой продуктов и предметов первой необходимости. Покушения на президента, забастовки (в том числе всеобщая), подавление выступлений, жертвы, угроза гражданской войны и объявление в стране военного положения - вот чем запомнились последние годы правления Конте, который, начав с призывов к либерализации, к концу своего правления практически стал диктатором.

На этом фоне приход к власти, пусть и незаконным путем, молодого и энергичного капитана, обещавшего покончить с коррупцией и вывести страну из тяжелейшего кризиса, было встречено не только благосклонно, но и с надеждой на скорые перемены. Тем более что сам Мусса Дадис Камара торжественно заявил, что не собирается оставаться у власти надолго и в течение двух лет уступит место демократически избранному президенту. При этом он обещал свою кандидатуру не выставлять.

...и разочарования

Для временного управления страной был сформирован НСДР - Национальный совет за демократию и развитие (в 1984 году взявший власть Конте назвал новое правительство Военным комитетом национального возрождения). НСДР должен был функционировать в течение двух лет - до новых демократических президентских выборов.

Международное сообщество на переворот отреагировало, но как-то вяло. Разве что Африканский союз приостановил членство Гвинеи в организации. Главные игроки, не делая резких движений, заняли настороженно-выжидательную позицию. В Гвинее работали транснациональные добывающие корпорации Rio Tinto Alcan, Alcoa и российский "Русал".

В рамках борьбы с коррупцией в феврале 2009 года был арестован и обвинен в причастности к наркоторговле сын умершего президента Усман Конте. В марте было объявлено, что двухлетний срок правления Дадиса сокращен и президентские выборы состоятся уже в 2009 году. Международные организации призвали НСДР больше сотрудничать с политическими партиями и общественными организациями при подготовке выборов. Дадис в очередной раз подтвердил, что не будет баллотироваться в президенты.

13 августа Дадис объявил о формировании Национального переходного совета по подготовке к выборам, в который должны были войти представители политических партий, профсоюзов и общественных организаций. 17 августа НСДР назначил президентские выборы на январь, а парламентские - на март 2010 года.

Однако тон высказываний Дадиса изменился - сначала он неопределенно намекнул журналистам, что вопрос о выдвижении его кандидатуры на выборах находится "в руках божьих", а еще через несколько дней открыто объявил о желании выставить свою кандидатуру. 23 августа коалиция политических партий, профсоюзов и общественных организаций начала кампанию против "узурпации власти" Дадисом.

Акции протеста оппозиции начались в разных городах Гвинеи, в том числе в столице. Отреагировал на изменение планов лидера хунты и Африканский союз - он объявил о введении санкций против любого члена правящего Совета, будь то гражданское лицо или военнослужащий, который выставит свою кандидатуру на президентских выборах.

Ва-банк

В связи с тем, что Дадис нарушил свои же прежние обещания, лидеры оппозиционных партий отказались участвовать в работе Национального переходного совета, чем вызвали ярость капитана, который в эфире национального телевидения наградил их чуть ли не площадными эпитетами. Акции протеста тем временем стали принимать все больший размах.

До событий в Конакри 28 сентября крупнейшей из них стала демонстрация во втором по величине городе страны Лабе. 24 сентября на улицы Лабы вышли около 20 тысяч человек - для 10-миллионной Гвинеи это большая цифра. Акция не была разрешена правительством, поэтому демонстрантов разогнали. Были арестованные и раненые, однако сообщений о жертвах не поступало.

Демонстрации сторонников Дадиса собирали куда меньшее количество участников - 22 сентября на улицы столицы вышли около 300 человек. Тем не менее Дадис заявил, что из-за протестов оппозиции разрывает все прежние договоренности с ней. То есть де-факто объявил себя диктатором.

Самая крупная акция оппозиции в Конакри готовилась заранее, обращение с призывом присоединиться к ней было выпущено еще 19 сентября. Хунта запретила проводить какие-либо демонстрации, и в город были стянуты дополнительные подразделения сил безопасности. Однако никто не ожидал, что военные применят оружие против демонстрантов.

Во второй половине дня более 50 тысяч человек собрались у центрального стадиона Конакри. Полиция пыталась остановить митингующих, однако те прорвали оцепление. После этого в ход пошли дубинки и слезоточивый газ, а затем по безоружным людям был открыт прицельный огонь из стрелкового оружия. Точное количество убитых установить пока невозможно, но, по заявлениям оппозиции, лидеры которой тоже пострадали и обратились за медицинской помощью, погибло более 150 человек.

По приказу хунты трупы погибших отвозили не в морг, а на военную базу. Это существенно осложнило подсчет жертв. В больницы Конакри поступило много людей с огнестрельными ранениями, однако о количестве раненых и арестованных тоже пока ничего определенного сказать невозможно. Известно лишь, что разгон сопровождался массовыми избиениями и издевательствами, СМИ сообщали даже о публичном изнасиловании солдатами одной из участниц демонстрации.

Как быть?

С резким осуждением случившегося выступили МИД Франции, чьей колонией Гвинея была в прошлом, и внешнеполитические ведомства ряда других стран. Кроме того, представители Африканского союза и ЕС заявили о неизбежности юридического расследования произошедшего.

Генеральный секретарь Совета ЕС Хавьер Солана призвал хунту вернуться к диалогу и продолжить процесс передачи власти. А еврокомиссар по гуманитарным вопросам Карел де Гюхт прямо назвал применение оружия против демонстрантов преступлением. Таким образом, хунта поставила себя в сложное положение - международная юстиция уже имеет опыт обвинения в преступлениях против человечности действующего президента Судана Омара аль-Башира, ордер на арест которого выдал Международный уголовный суд в Гааге. И вряд ли для капитана Дадиса будет сделано исключение.

Российский МИД на расстрел в Конакри пока никак не отреагировал. Видимо, дипломаты еще не решили, как выйти из щекотливого положения. Дело в том, что на 5-7 октября 2009 года был запланирован визит гвинейских руководителей в Москву. Темой переговоров должна стать судьба боксито-глиноземного комплекса Friguia, принадлежащего алюминиевой империи Олега Дерипаски.

Правительство Гвинеи решило национализировать предприятие, посчитав, что "Русал" при его покупке в 2006 году заплатил слишком мало - всего 19 миллионов долларов. Гвинейский суд встал на сторону своего правительства, а юридические перспективы международного арбитража очень туманны. Кроме того, у гвинейцев появились претензии к "Русалу" по уплате налогов и роялти. Короче говоря, "Русал" в Гвинее попал примерно в то же положение, в какое привык ставить иностранных инвесторов в Венесуэле президент этой страны Уго Чавес.

Россияне утверждают, что уже успели инвестировать в гвинейское предприятие более 400 миллионов долларов и эта сумма значительно превышает выдвинутые хунтой "справедливые" оценки его стоимости. В любом случае, переговоры в Москве предстоят очень трудные. А деньги, как известно, любят тишину. Так что молчание на Смоленской площади - это если не золото, то, вполне возможно, бокситы. Тоже полезный ресурс.

Влад Гордеев

Мир00:0314 октября

«Мое будущее уничтожено»

Миллионы беженцев перебрались в Турцию. Теперь от них хотят избавиться
Мир00:0611 октября

Русские, назад!

Нефть, коррупция, террор: зачем Россия возвращается в охваченный беспорядками Ирак?