Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

От Мали до Сомали

Париж напомнил о своем влиянии в Африке

Самолеты Французских ВВС в небе над Мали
Фото: © AFP

В конце минувшей недели французский спецназ отправился на задание в Сомали, где бойцы элитного подразделения попытались отбить у боевиков своего коллегу. По словам террористов, агент остался у них в плену; французы при этом утверждают, что заложник погиб. Операция прошла на фоне более масштабной кампании, в рамках которой Париж вступил в борьбу с экстремистами, захватившими север его бывшей колонии Мали.

Сомали

Операция в Сомали состоялась в ночь на субботу, 12 января. В задачу бойцов, действовавших под управлением Генерального директората внешней безопасности (DGSE) — службы военной контрразведки, входило освобождение агента этого же ведомства, похищенного боевиками еще три с половиной года назад.

Сотрудник DGSE под позывным Дени Аллекс (Denis Allex) стал жертвой похищения 14 июля 2009 года. Вместе с ним в отеле в Могадишу захватили его напарника Марка Обриера (Marc Aubriere). По официальной версии, оба агента, которые успели провести в стране всего девять дней, прибыли в Сомали по приглашению местного временного правительства. Предполагалось, что в их функции будет входить обучение сил безопасности, в том числе — их коллег из местной разведки. Для прикрытия оба зарегистрировались в гостинице в качестве журналистов, однако это их не спасло.

Похитителями оказались экстремисты, связанные с «Аль-Каедой»: Аллекс попал в руки к боевикам «Аль-Шабаб», Обриер — к бойцам «Хизб аль-Ислам» (Hezb al-Islam), которая считается более умеренной группировкой. Изначально было неясно, с какой именной целью захватили французов. Ситуация еще больше запуталась, когда в августе одному из агентов, Обриеру, удалось бежать. Правда, с обеих сторон поступали неофициальные данные, что его свобода стала результатом переговоров и выплаты выкупа, однако это так и не подтвердилось. Между тем боевики «Аль-Шабаб», разъяренные таким развитием событий, пообещали немедленно казнить Аллекса за «шпионаж» и «оказание помощи недругам Аллаха».

Впрочем, оставшегося в плену спецназовца убивать все же не стали. Вскоре последовали и требования, суть которых сводилась к отказу Франции от военной и политической поддержки переходного правительства Сомали, отзыву своих военных советников и передислокации кораблей подальше от побережья страны. Кроме того, террористы потребовали свернуть миротворческую миссию Африканского союза, бойцы которой противостояли экстремистам. Эти требования впоследствии передал не раз и сам пленник, чьи видеообращения периодически появлялись в интернете. В последнем из них Аллекс обратился уже к Франсуа Олланду, избранному на место Николя Саркози. Заложник попросил нового президента пойти на переговоры с захватчиками, а также призвал «отказаться от антиисламской политики» внутри Франции и за рубежом.

Как пояснили в министерстве обороны Франции, его представители пытались вести с боевиками переговоры, которые, однако, никаких результатов не дали. В итоге было решено прибегнуть к силовым методам. Участников операции по спасению Дени Аллекса под покровом ночи на юг Сомали доставили несколько вертолетов. За операцией следил специально отправленный к Сомали американский самолет-разведчик. Как оказалось, террористы были в полной боевой готовности, и по прибытии спецназовцев завязался ожесточенный бой. В результате террористы потеряли до 17 человек, со стороны французов погибли двое. Изначально сообщалось, что жертвой перестрелки стал только один спецназовец, в то время как второй был объявлен пропавшим без вести. Позже представители «Аль-Шабаб» сообщили о захвате раненого француза, который, как стало известно в понедельник, скончался. Что касается самого Аллекса, то о его судьбе мало что известно: он то ли погиб, как говорят в Елисейском дворце, то ли жив, но «скоро будет казнен», как обещают боевики.

Мали

Операция в Сомали совпала по времени с другой, более масштабной кампанией французских войск на западе африканского континента. Поводом для отправки войск в Мали стала активизация боевиков, также связанных с «Аль-Каедой», которые еще весной прошлого года, воспользовавшись переворотом в стране, захватили ее северную часть. Теперь экстремисты, главную силу которых составляют исламистские группировки «Ансар ад-Дин» и «Движение за единство и джихад в Западной Африке», двинулись на юг, в сторону стратегически важного города Мопти — от него идет прямая дорога к столице Бамако. Именно тогда исламистам и перекрыли дорогу французы, вынужденные в большой спешке разворачивать свой контингент. Причиной, заставившей их торопиться, стала медлительность африканских стран и Совета безопасности ООН, которые давно планировали миротворческую операцию в Мали, но решили, что она должна начаться не раньше сентября 2013 года.

Первые дни конфликта прошли с переменным успехом. При поддержке французской авиации малийским войскам удалось развить наступление, отбить у повстанцев город Кона и убить около ста человек. Однако уже в понедельник исламисты дали мощный отпор, обойдя правительственные войска с тыла и вытеснив их из другого города, Диабали. Иностранные войска серьезных потерь пока сумели избежать (погиб только пилот вертолета), но боевики пообещали отомстить Франции и «нанести удар возмездия в самое сердце» страны.

Как рассчитывают французы, операция продлится несколько недель. На данный момент они вынуждены прикрывать прорехи в обороне в ожидании подмоги из африканских стран, а также из Великобритании, которая пообещала прислать транспортные самолеты. Тем не менее, впоследствии ограничиваться ролью помощников французы вряд ли станут. И дело тут даже не в военном превосходстве (при необходимости к операции могут привлечь силы и других членов НАТО), а в нежелании Парижа позволять столь серьезному конфликту развиваться без контроля из Елисейского дворца.

Как полагают эксперты, Африку на орбите Франции удерживают особые отношения, сложившиеся между бывшими колониями и метрополией и получившие неофициальное название «Франсафрика» (Francafrique). С годами, по мнению специалистов, эти отношения претерпевают лишь косметические изменения, не меняясь по сути: Париж по-прежнему готов защищать как экономические, так и политические интересы на черном континенте, претендуя на звание региональной державы. Более того, не исключено, что Франция решила не только не отказываться от существующего влияния В Африке, но даже и расширить его. Именно так можно расценить действия Николя Саркози, фактически возглавившего операцию НАТО в Ливии — в прошлом итальянской колонии. Схожим образом можно расценить и отправку французских военных советников в Сомали, территорию которой контролировали Великобритания и Италия.

Между тем рвение Олланда принять участие в африканских войнах может обернуться против него самого. Хотя его решимость в отношении Мали в Париже восприняли скорее благосклонно, признав, что президент не так прост и безволен, как мог показаться, провал операции в Сомали вызвал довольно резкую критику. Кроме того, в ситуации, когда Франции все больше и больше грозит опасность затяжного экономического кризиса, ее руководителю стоило бы обратить свою энергию на решение внутренних вопросов, а не внешних. Такой курс избиратели, скорее всего, оценили бы больше.