Новости партнеров

Десять одинаковых лет

Фигурант «дела "ЮКОСа"» № 2 выходит на свободу

Платон Лебедев
Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Верховный суд России в четверг, 23 января, постановил освободить бывшего акционера «ЮКОСа» Платона Лебедева. С него сняли обвинение по одному из эпизодов дела и сократили срок до уже отбытого. Защита уверена, что бывший топ-менеджер выйдет на свободу в ближайшее время. За решеткой он провел 3858 дней.

23 января президиум Верховного суда России (выше инстанции в уголовном производстве нет) рассматривал надзорные жалобы защиты сразу на два приговора Платону Лебедеву и Михаилу Ходорковскому. Ходорковский уже месяц находится на свободе — он был помилован президентом Владимиром Путиным; Лебедев сидит в колонии в Вельске (Архангельская область).

Президиум Верховного суда во главе с председателем Вячеславом Лебедевым пришел к выводу, что по одному из эпизодов обвинения в адрес Ходорковского и Лебедева истек срок давности. В связи с этим срок Ходорковскому снизили до десяти лет и семи месяцев, что сейчас уже не имеет почти никакого значения, а срок Лебедева уменьшился до десяти лет шести месяцев и 22 дней — именно столько бывший акционер «ЮКОСа» провел в заключении. В то же время суд отказался отменить взыскание с Лебедева и Ходорковского 17 миллиардов рублей неуплаченных налогов. Из-за этого долга бывший глава «ЮКОСа», по его собственным словам, не может вернуться в Россию.

Адвокаты Платона Лебедева говорят, что в ближайшие дни их клиент выйдет на свободу. По словам Владимира Краснова, Лебедев может покинуть колонию уже сегодня, хотя обычно в исправительном учреждении ждут документов из суда.

Платону Лебедеву, согласно прошлому решению Верховного суда, оставалось отсидеть 97 дней. Его срок истекал в мае 2014 года. При этом защитники указывали, что судья Верховного суда, выносивший решение по очередной жалобе, по сути, перепутал Лебедева с Ходорковским и назначил ему срок на четыре месяца больше, как если бы в 2003 году их задержали одновременно — в действительности Лебедев был задержан как раз на четыре месяца раньше.

Лебедева задержали 2 июля 2003-го в госпитале имени Вишневского, отвезли в прокуратуру на допрос и впоследствии арестовали. На тот момент он возглавлял группу компаний «Менатеп», которая владела большей частью «ЮКОСа». Лебедеву принадлежало семь процентов «Менатепа»; в 2003 году журнал Forbes оценил его состояние в миллиард долларов.

Формально Лебедев стал вторым арестованным по делу «ЮКОСа» (незадолго до него арестовали начальника отдела экономической безопасности в нефтяной компании Алексея Пичугина), но первым менеджером высшего звена, попавшим за решетку. До этого в России фактически считалось, что людей, занимающих такую позицию, не сажают. В октябре того же года Генпрокуратура еще раз удивила российское общество и, прежде всего, бизнесменов: в Новосибирске арестовали главу «ЮКОСа» Михаила Ходорковского.

Бизнесменов судили вместе. Своей вины ни один из них не признал — ни в 2005 году, когда Мещанский суд Москвы приговорил их к девяти годам колонии за неуплату налогов, ни в 2010-м, когда Хамовнический суд каждому из них дал по 14 лет за хищение нефти и легализацию средств от ее продажи. Верховный суд несколько раз изменял приговоры нижестоящей инстанции, но по отдельным пунктам. Главный вопрос — об отсутствии оснований для уголовного преследования Ходорковского и Лебедева — стоял перед судами «непреодолимым барьером» и являлся «неким табу», отмечал адвокат Алексей Мирошниченко.

Платон Лебедев любил повторять, что заставит прокуроров отвечать за каждую букву и цифру, написанную в уголовном деле. Он не раз грозил и следователям, и прокурорам, и судье уголовными делами за фальсификации. Любой, кто был на заседании суда по делу «ЮКОСа», мог заметить различия в манере выступлений Ходорковского и Лебедева. Ходорковский всегда спокойным голосом указывал на ошибки в материалах дела, тогда как Лебедев зачастую занимался не только опровержением доказательств, но и называл сторону обвинения вместе с руководством страны «бандой, шпаной, организованной преступной группировкой». Лебедев вообще не давал обвинителям расслабиться ни на секунду — то уличая их в невладении банальной арифметикой, то в незнании права как такового.

В 2011 году суд отказал Платону Лебедеву в условно-досрочном освобождении, приняв во внимание доводы руководства колонии, которое дало заключенному отрицательную характеристику за то, что тот потерял свою робу. Лебедев остался в заключении и несколько раз безуспешно обжаловал решение суда. Впрочем, как и большинство процессуальных неудач, это, кажется, никак не отразилось на его желании бороться и дальше.

«Я не "ломаюсь", могу только сразу упасть. Но для этого системе надо очень постараться», — говорил Лебедев еще в 2005 году. Он оставался верен своему принципу на протяжении всего заключения. Узнав о помиловании Михаила Ходорковского, которого он считает своим «младшим братом», Лебедев обрадовался. Но сам подавать прошение о помиловании не стал, решив досидеть срок до конца. «Для меня четыре месяца — это ничего страшного, — сказал он. — Как говорится, для бешеной собаки, километр — не крюк».

Платон Лебедев, в отличие от Михаила Ходорковского, во время заключения не писал резонансные статьи и не выступал с громкими заявлениями. Колонки Ходорковского печатали ведущие российские и западные издания, письма бывшего главы «ЮКОСа» не раз оказывались в СМИ, он проводил заочные пресс-конференции, его переписка с журналисткой Натальей Геворкян издана отдельной книгой. Лебедев лишь изредка давал интервью, его обращения из заключения можно пересчитать по пальцам. Для стороннего наблюдателя с Лебедевым как будто ничего не происходило. За десять лет, проведенных в заключении, он не стал ни политиком, ни общественным деятелем. Он отбывал свой срок и боролся за оправдание.

Судя по заявлениям защитников Лебедева, адвокаты намерены и в дальнейшем оспаривать решения, вынесенные в адрес их клиентов. Дело «ЮКОСа», в котором насчитывается более 60 фигурантов, не закончилось с освобождением Ходорковского, равно как не заканчивается оно и с освобождением Лебедева.