«Рок-н-ролл всегда в моде»

Ретро-рокер Ленни Кравиц начал гастрольный тур с России

Ленни Кравиц
Фото: Christopher Polk / Getty Images / AFP

Ленни Кравиц — настоящая рок-звезда и остается таким уже 25 лет. Свою музыку он называет рок-н-роллом, к критикам относится равнодушно и аккуратно совершает турне для раскрутки студийных альбомов. В Россию прибывает в очередной раз с первыми двумя концертами европейского тура в поддержку альбома Strut. Накануне московского концерта Ленни рассказал «Ленте.ру» о ретро-роке, видеоклипах и черных очках, которые он не снимает.

Ваш альбом Strut отличается от предыдущих работ заметным креном в музыку 60-х годов. Это сознательно или вышло само собой?

Я никогда не задумываюсь о том, каким получится мой новый альбом. Музыка просто рождается в моей голове, и я ее даже не всегда фиксирую нотами — мне проще сыграть сразу на гитаре и записать на компьютере как демо к новой песне. Слова возникают не отдельно, а одновременно с музыкой. Я не обдумываю заранее аранжировки — все зависит от моего настроения при работе в студии. И для Strut ничего не замышлялось заранее, процесс создания песен и альбома в целом развивался совершенно естественно — сначала у меня в голове, а потом в студии.

Вы предпочитаете записывать практически все инструментальные партии в своих композициях самостоятельно. Почему?

Очень просто: я действительно люблю играть на разных инструментах с детства, и делаю это хорошо. Я могу записывать песни практически в одиночку. Функции продюсера в студии тоже стараюсь брать на себя, вот и получается, что в создании альбома я свободен — мне почти не приходится никому и ни на что указывать. Запись песен и альбомов — настоящее волшебство. Но если вы думаете, что мистер Кравиц самостоятельно изобрел подобный способ работы, то ошибаетесь: задолго до меня в студиях точно так же работал один из моих кумиров — Стиви Уандер.

Вашу музыку часто называют ретро-роком или ретро-R&B. А как вы сами предпочитаете обозначать ваш собственный стиль?

Это дело музыкальных обозревателей и журналистов как-то называть мой стиль, я его вообще никак не определяю. Журналисты могут назвать мои песни хоть рапсодиями — мне все равно! Скажу только, что моя музыка подходит под определение «ретро» просто потому, что она вся сыграна руками — я не применяю программируемых музыкальных инструментов в процессе записи. А то, что мне нравится старый, классический рок-н-ролл и соул — так я не один такой, и было бы странно причислять мою музыку к этим стилям лишь на основании моих симпатий к ним.

Let Love Rule (1989)

Сейчас ретро-рок очень популярен во всем мире. Ощущаете ли вы себя одним из тех артистов, кто этому сильно способствовал?

Не могу сказать, что сейчас популярен именно ретро-рок и что моду на подобную музыку ввел в обиход именно я… Хороший рок-н-ролл всегда в моде. Но когда я смотрю на всю суматоху вокруг нынешних ретро-роковых групп, то мне хочется сказать: «Остыньте, парни! Первый настоящий ретро-роковый альбом я записал еще в 1989 году, задолго до восхваляемых вами The White Stripes или The Black Keys». Я ничего не имею против этих групп, но мой первый альбом Let Love Rule наделал в 1989 году немало шума — в эпоху, когда все гнались за богатым и дорогим звучанием, я сделал совершенно естественный звук, такой, как будто на дворе самое позднее — 1968-й. А в 90-е моя музыка воспринималась как островок оптимизма посреди океана гранжа. Само же понятие «ретро-рок» родом из 2000-х, вот мою музыку и стали так называть! Повторюсь, сам я считаю, что играю просто рок, а навешивать определения — дело журналистов.

Одним из ваших величайших хитов была кавер-версия старинного рок-боевика канадской группы Guess Who «American Woman», но большинство музыкальных обозревателей, и в России в том числе, назвало ее чудовищной…

Я к таким выпадам отношусь совершенно равнодушно — я горд своей кавер-версией American Woman просто потому, что я вернул широкому слушателю объективно великую песню. Что касается музыкальных журналистов — я тоже могу назвать их чудовищными, и что от этого изменится?

Are You Gonna Go My Way (1993)

Около двух лет тому назад не было недостатков в слухах о том, что вы планировались на роль нового вокалиста в Aerosmith — это происходило как раз в период сложных отношений группы и их фронтмена Стивена Тайлера (Steven Tyler). Насколько правдива эта история?

Не поверишь, но я сам читал об этом и в прессе, и в интернете, но подтвердить или опровергнуть ее не могу просто потому, что лично мне никто таких предложений не делал. Я вполне допускаю, что сами музыканты Aerosmith и их менеджеры что-то затевали и действительно обсуждали мою кандидатуру, но за пределы их группы эти разговоры не вышли. И потом, мне было бы очень неудобно занимать место Стива — в жизни я очень дружен с ним и его семьей.

Ваше европейское турне, открывающееся концертами в России, весьма продолжительно. Считаете ли вы, что концертная работа в наши дни важнее, чем продажи аудионосителей?

Безусловно! Единственный способ в наши дни привлечь внимание к артисту, пусть даже известному — это длинный и серьезный концертный тур, прямо как в первые годы существования рок-н-ролла. Продажи альбомов и синглов сейчас настолько малы, что не могут обеспечить музыкантов, поэтому на сцене приходится проводить все больше и больше времени. Долгие туры хороши тем, что ты постоянно ощущаешь контакт со слушателями, а энергетический контакт с залом — один из важнейших стимулов для создания нового качественного материала. Считаю, что концерт — это естественная форма существования рок-музыки, а продажа или непродажа альбомов — знак времени, не более.

American Woman (1999)

В отличие от многих артистов вы продолжаете использовать видеоклипы для раскрутки альбомов. Видео в наши дни — все еще мощный инструмент для промоушна?

Множество музыкантов и даже менеджеров фирм грамзаписи считают, что время видеоклипов ушло окончательно — дорого, а отдачи вроде бы и нет. На самом деле, видеоклип — это очень важно, хотя бы потому что не у всех есть представление, кто поет ту или иную песню. Но как обвинять людей, если у них с музыкальным слухом дело обстоит не очень хорошо? Видеоклип — совсем другое дело: ты не только слышишь песню, но и видишь артиста. Следовательно, песня однозначно ассоциируется с ним. И самое главное: даже сейчас, в 2014 году, значительно больше народу смотрит видео, а не слушает музыку на обычных и интернет-радиостанциях. Видеоклип теперь можно увидеть и по телевидению, и в интернете, хотя бы на YouTube и подобных сайтах, не говоря уже о сайтах артиста, официальных и неофициальных.

Поговорим о том, что создало неповторимый сценический и публичный имидж Ленни Кравица — и начнем с темных очков…

Будьте уверены — это действительно интересный вопрос, и даже я частенько задаю его самому себе. На самом-то деле есть два разных человека, две личности — Ленни Кравиц в очках и Ленни Кравиц без очков. Дело не в том, что я хочу отгородиться от аудитории, хотя я постоянно ношу темные очки со времен своей юности, с того момента, как вышел на сцену. Я считал, что мне идут темные очки, тем более на сцене — и так сложился мой образ Ленни Кравица как рок-музыканта.

The Chamber (Explicit Version) (2014)

Еще одна деталь вашего имиджа — электрогитара марки Gibson Flying V, «стрела». Почему вам так полюбилась именно эта гитара?

Мне нравится и всегда нравился дизайн этой гитары — очень простой и одновременно эффектный. А в 60-е годы он был еще и весьма современным. Вообще я считаю, что для той музыки, какую я сочиняю и исполняю, более всего подходит звук гитар Gibson, и работаю в студии с инструментами именно этой фирмы. А на сцене мой основной инструмент — Gibson Flying V, чье звучание мне тоже очень нравится.

Каким образом настоящая рок-музыка, сыгранная на живых инструментах, может существовать в эру iTunes- и интернет-загрузок с их плохим звуком в формате mp3?

С интернет-загрузками ничего поделать нельзя, но слушатель сперва должен хотя бы научиться уважать музыканта, стремящегося к хорошему, насыщенному звучанию настоящих инструментов, а не сэмплов из банка эффектов. Но большинство сейчас норовят приобщиться к музыке, не тратя на нее много денег, и слушают новые песни на компьютере с крошечными колонками, тогда как хорошая музыка на них просто не звучит. Чтобы оценить красоту музыки, нужно вложиться в хорошую компонентную аппаратуру с мощным усилителем, большими колонками, хотя бы в такую, какая была в ходу в 70-е годы. У нее хорошее, богатое звучание, рассчитанное на воспроизведение музыки как минимум с компакт-диска, а не на загрузку mp3-файлов. Но не все потеряно — все больше молодежи покупает как раз такую, не самую дешевую аппаратуру, а к ней еще и виниловые вертушки.

Кого можно назвать типичным поклонником Ленни Кравица?

На самом деле никакого типичного поклонника у меня нет — хотя бы потому что моя музыка адресована разным поколениям. Мои песни слушает очень широкая аудитория — в ней не различить ни разных рас, ни разных возрастов. Так и должно быть, поскольку рок-н-ролл — это музыка для всех жителей планеты Земля без исключения.