Спящая организация

Сергей Лавров обсудил с коллегами, как сделать ШОС более востребованной

Министр иностранных дел Китайской Народной Республики Ван И и министр иностранных дел России Сергей Лавров (слева направо) перед заседанием Совета министров иностранных дел Шанхайской организации сотрудничества
Фото: Александр Щербак / ТАСС

Есть «три зла» — экстремизм, терроризм и сепаратизм, и борьба с этим должна была стать одной из основных задач Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), созданной 15 лет назад. В последние годы спектр возможных направлений деятельности организации расширился, но и повестка ШОС начала размываться. В итоге сложилась парадоксальная ситуация: хотя сам формат ШОС остается востребованным, потенциал альянса не реализуется. То, как изменить сложившийся статус-кво и придать импульс развитию «спящей организации», обсудили в Ташкенте главы МИД стран ШОС. За их переговорами следил корреспондент «Ленты.ру».

Встреча министров иностранных дел, состоявшаяся в Ташкенте 23-24 мая, — пролог к июньскому саммиту президентов государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, который пройдет в этом городе. Подготовка идет в столице Узбекистана полным ходом: дороги латают, облицовку зданий подновляют, достраивают гостиницы. Впрочем, местные жители по поводу грядущего события испытывают смешанные чувства: если ремонтные работы особых нареканий не вызывают, то, например, борьба с черным рынком валюты, усиленная в преддверии саммита, вызывает раздражение. Как пояснил корреспонденту «Ленты.ру» житель города, если раньше на базаре можно было обменять стодолларовую купюру почти в три раза выгоднее, чем в банке, то сейчас подпольный курс практически приблизился к официальному.

Вряд ли кому-то из съехавшихся в Ташкент министров довелось узнать о подобных проблемах коренного населения — график работы у них был очень плотный. Уже в 9.15 утра Сергей Лавров встретился с главой китайского дипведомства Ваном И. «Дорогой друг, — начал Лавров, — мы очень рады произвести сверку часов по внешнеполитической линии, согласованной нашими лидерами».

Российский министр подчеркнул, что между странами укрепляется и политический, и экономический диалог, а координация двух государств по внешнеполитическим вопросам становится все более весомым фактором в мировой политике. «Мы исходим из того, что наша единая скоординированная линия на строгое соблюдение международного права, прежде всего Устава ООН, играет ключевую роль в общих усилиях международного сообщества по укреплению стабильности и безопасности в мире. Очень рад вас видеть, господин министр, дорогой друг, убежден, что эта встреча будет полезной», — резюмировал он.

В ответ Ван И, улыбнувшись, отметил важность отношений с Россией и выразил уверенность в пользе «сверки часов». Разговор продолжился за закрытыми дверями.

Вскоре открылись переговоры в расширенном составе — и продлились около двух часов. После их завершения генеральный секретарь ШОС Рашид Алимов и глава МИД Узбекистана Абдулазиз Камилов рассказали об итогах заседания.

Традиционный враг

По традиции участники переговоров обсудили перспективы борьбы с проявлениями «трех зол». «Главы делегаций подтвердили, что в соответствии с положениями Хартии и другими документами ШОС, выработка и реализация мероприятий по совместному противодействию терроризму, сепаратизму и экстремизму будет оставаться приоритетной в рамках организации», — сообщил Камилов. Он пояснил, что конкретно речь идет о борьбе с производством и переработкой наркотиков, трансграничной организованной преступностью, торговлей людьми, оборотом оружия (в том числе массового поражения) и преступлениями в сфере информационных технологий. Глава МИД Узбекистана также отметил, что страны-члены ШОС продолжат подготовку Конвенции по борьбе с экстремизмом.

Хотя эти слова могут показаться абсолютно протокольными, в реальности определенные успехи в вопросах координации ради обеспечения безопасности имеются. Другое дело, что, как пояснил «Ленте.ру» замдиректора ИСАА МГУ Андрей Карнеев, «в силу специфики ШОС силовые органы — полицейские, антинаркотические, пограничные — ведут сотрудничество только в повседневном режиме и осуществляют будничный обмен информацией». «Если же говорить о результатах, то можно сказать, что странами успешно вырабатываются меры по укреплению доверия, обеспечения совместной безопасности, борьбе с трансграничной преступностью. Есть потенциал и в области контртеррористической деятельности», — добавил эксперт.

По его словам, ШОС с самого начала не создавалась как «ответ НАТО», и потому масштабных войсковых или силовых операций под ее эгидой ждать не стоит. «Это не жесткая структура, это скорее площадка для консолидации сил на широком евроазиатском пространстве», — подытожил Карнеев.

В любой непонятной ситуации — расширяйся

Еще одной важной темой обсуждения стало планируемое расширение организации, призванное придать ШОС новый импульс развития и более четко отграничить ее от других региональных структур.

Еще в 2015 году в Уфе было принято решение о процедуре приема в ШОС новых членов: Индии и Пакистана. На заседании глав МИД стран-участниц был разработан пакет обязательств, которые «новобранцы» обязаны принять, — чтобы стать членом ШОС, государство должно ратифицировать все документы, утвержденные организацией с момента ее основания.

Это должно положить начало расширению — министры внесли на рассмотрение совета глав государств ШОС вопрос о подписании в ходе предстоящего ташкентского саммита меморандумов об этих обязательствах, принятие которых позволит Индии и Пакистану претендовать на полноценное членство в организации.

Более того, специальный представитель президента России по делам ШОС Бахтиер Хакимов сообщил журналистам, что Москва поднимает вопрос о включении в организацию Ирана. «Правильно оформленную заявку Тегеран подал в 2008 году. Поэтому есть общее понимание, что Иран — реальный кандидат на присоединение к ШОС в качестве официального, полноправного члена. Учитывая, что санкции снимаются, препятствий мы не видим», — заявил Хакимов.

В интервью «Ленте.ру» перспективы развития организации «вширь» обрисовал научный директор международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор Лукьянов. «Одномоментного прорыва здесь ожидать не стоит, потому что это очень большой и сложный вопрос, который прорывными методами вообще не решается», — отметил он. По его словам, организация пока пребывает «в спящем режиме», и в условиях новой реальности, а также на фоне принятия в ее ряды Индии и Пакистана необходимо очень активно работать, чтобы из этого режима выйти.

Россия заинтересована в расширении организации, поскольку в настоящее время ведет с КНР борьбу за лидерство в ШОС. Учитывая несоизмеримость экономических потенциалов конкурентов, Москва хотела бы уравновесить мощь Пекина в организации за счет других стран-тяжеловесов (Индия, учитывая ее сложные отношения с Китаем, особенно важна). В свою очередь китайцы обдумывают, как не допустить такого развития событий. «В последнее время китайские эксперты все чаще высказывают идею о создании института государств-постоянных членов ШОС, чтобы гарантировать особые права основателей. То есть получится что-то вроде постоянных членов Совбеза ООН, наделенных правом вето: те страны, которые только готовятся вступить, получат меньше прав. Ситуация складывается странная — шесть государств будут обладать полным объемом прав, а два — урезанным, возникнет своего рода формат "6+2"», — рассказал «Ленте.ру» старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО(У) МИД России Игорь Денисов.

Еще одна проблема, связанная с расширением ШОС, — усложнение процедуры согласования позиций. Дело в том, что решения в организации принимаются консенсусом. а чем больше стран-участниц, тем сложнее его добиться. Однако, по мнению Карнеева, рисовать мрачными красками перспективы ШОС не стоит. «Несмотря на забюрократизированность, декларативность многих решений, малое число многосторонних договоров, на ШОС сохраняется спрос, в каком-то смысле это незаменимая организация. Но от завышенных ожиданий нужно избавиться. Смотреть на нее нужно со здоровым скепсисом, потому что все международные организации с большим количеством участников работают не быстро. Следует понимать, что любой вопрос требует глубокой проработки и значительного обсуждения», — считает эксперт.

На пути к сопряжению

Еще одним вариантом «оживления» ШОС видится использование организации как интеграционной платформы — в частности для сопряжения запущенного Китаем Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Пользу развития этих проектов для Москвы еще в прошлом году отмечал президент России Владимир Путин. «Есть полная уверенность в том, что реализация этой совместной работы полностью отвечает нашим взаимным интересам. Надеюсь тоже и на вашу помощь, на вашу поддержку в ходе подготовки и этих мероприятий», — обращался он к министрам иностранных дел стран ШОС. 22 мая на встрече с киргизским министром иностранных дел Эрланом Абдылдаевым схожую мысль высказал глава китайского дипведомства, призвав к ускорению сопряжения.

«В свое время ШОС создавалась с большой помпой. Но в последние годы — как раз до объявления о сопряжении между ЭПШП и Евразийским союзом — смысл и назначение организации стали размываться и утрачиваться. Сейчас ей необходимо сформулировать новую цель. Таковой может быть координация всех важных процессов в регионе», — уверен Лукьянов.

По итогам министерской встречи заявлений насчет сопряжения не прозвучало, однако эта тема обсуждалась Сергеем Лавровым и Ваном И. Российский министр охарактеризовал ее как «направление перспективного взаимодействия» двух стран — по-видимому, вывода этого вопроса на общий уровень можно ожидать во время июньского саммита на уровне глав государств.

Новый импульс

По итогам встречи было объявлено, что деятельность ШОС успешно продолжается. «ШОС, опираясь на принципы взаимного доверия, взаимной выгоды, равенства, взаимных консультаций, уважения к многообразию культур и стремления к совместному развитию, за 15 лет с момента создания утвердилась в качестве одного из влиятельных участников современной системы международных отношений», — отметил Камилов после подписания итоговых документов. Алимов в свою очередь сообщил, что стороны активно работают над планом действия по реализации Стратегии развития до 2025 года — своего рода «дорожной карты» будущего ШОС.

Окончательная ценность этого оптимизма прояснится в июне, когда в узбекскую столицу съедутся главы государств-участниц организации. Но уже сейчас можно сказать, что в новых условиях перед ШОС поставлены и новые цели, достижение которых может окончательно пробудить некогда «заснувшую» организацию.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло