Новости партнеров

Хлеб-соль вам, дружиннички

Потратив 70 миллиардов, Минобороны оставило без жилья 10 тысяч офицеров

10 тысяч отставников и действующих офицеров российских вооруженных сил, участников боевых действий, контртеррористических операций, подъема «Курска» и многих других непростых событий в жизни страны, лучшие из лучших, переведенные приказом министра служить в Москву, уже четвертый год после оговоренного срока остаются бездомными. Вместе с семьями это более 40 тысяч человек. Дома, в которых они должны были жить, стоят недостроенными, постепенно разрушаясь от дождей и морозов. Возмущение военных растет. Очередной митинг протеста назначен на 29 октября.

Освоенные миллиарды

Они называют себя «Бездомный полк», хотя по численности их уже почти дивизия. И это только офицеры. В соответствии с законом, контрактами, договорами и порядком очереди, обеспечить жильем действующих, уволенных в запас и находящихся в распоряжении офицеров министерство обороны должно было еще в 2013 году. Под эту задачу в 2011-м заложили 60 домов в четырех микрорайонах Москвы по следующим адресам: улица Левобережная, Хорошевское шоссе, улица Синявинская и улица Большая Очаковская.

Деньги, 70 миллиардов рублей (на то время — 1,75 миллиарда евро), военное ведомство, возглавляемое тогда Анатолием Сердюковым, перевело подрядчику СУ-155. Однако на момент сдачи в 2013 году микрорайоны оказались недостроенными, не подключены к коммуникациям, с неоформленной документацией, а средств на доведение офицерского жилья до ума у 155-го Строительного управления не нашлось. Минобороны тогда же подало иск к СУ-155 на сумму 357,8 миллиона рублей, однако между Сердюковым и владельцем СУ-155 Михаилом Балакиным действовал посредник — Евгения Васильева, что помогло уладить конфликт в досудебном порядке. Срок сдачи объектов был перенесен на конец 2014 года. К назначенному сроку СУ-155 обязательств по контракту не выполнило, более того, с объектов самоустранилось. Ну а весной 2016 года и вовсе стало официальным банкротом. После декабря 2014-го стройка практически стояла, в то время как ее генподрядчик АО «Оборонстрой» регулярно обещал офицерам закончить ее в течение очередного полугодия своими силами.

Вы скажете: «Ну и что? Чем эта история отличается от историй десятков или сотен тысяч обманутых дольщиков?» На самом деле отличается в корне. Во-первых, обеспечивать служивых квартирами должно не СУ-155, а министерство обороны, точнее, даже страна, которой они служили всю жизнь, там, где приказали, и так, как приказали. Во-вторых, в отличие от обманутых дольщиков, офицеры не шли на сознательный риск, не пытались сэкономить, вкладывая средства в недостроенную недвижимость. В-третьих, само военное ведомство поступило в 2011 году более чем странно, осуществив предоплату компании СУ-155 в размере 95 процентов полной стоимости 60 домов (те самые 70 миллиардов рублей) и оформив контракт таким образом, что в процессе стройки не имело права вмешиваться в хозяйственную деятельность застройщика, то есть контролировать строительство.

В итоге сегодня, чтобы достроить, подключить к коммуникациям и оформить жилье в «офицерских» микрорайонах, требуется еще не менее 7 миллиардов рублей, которых у министерства обороны нет.

Из жизни призраков

По закону, офицера нельзя уволить в запас, не обеспечив жильем. Исключения бывают, но чаще всего собственное жилье военным предоставляется именно в момент окончания военной службы. Например, полковник — заместитель командира части, увольняется, становясь полковником запаса, и переезжает вместе с семьей из служебной квартиры в собственную. Оформив прописку, он становится обычным гражданином, может устроиться на гражданскую работу, отдать детей в сад, школу или вуз, пользоваться детской и взрослой поликлиникой, получать гарантированные государством услуги и льготы.

В «Бездомном полку» около половины офицеров уже достигли возраста увольнения в запас. Но уволить их нельзя, потому что квартир им не предоставили. Этих офицеров переводят в так называемое распоряжение (распоряжение командира части). Они либо продолжают жить в служебном доме, либо получают компенсацию за наем жилья. Их выводят за штат, но не увольняют. С ними не заключают контрактов, но им платят небольшую зарплату и надбавку за звание. Они боятся уволиться, так как в этом случае квартира, за которую они служили Родине всю жизнь, может никогда им уже не достаться. Но, оставаясь в распоряжении, они не могут устроиться на гражданскую работу и не имеют прописки со всеми вытекающими. То есть они есть, но их вроде как нет.

По некоторым сведениям, министерство обороны тратит на обеспечение «распоряженцев» по всей стране порядка 25 миллиардов рублей в год. Возможно, эта цифра неточна, но нехитрый подсчет показывает, что только обеспечение «распоряженцев» московского «Бездомного полка» никак не может обходиться менее чем в 2,5-3 миллиарда рублей в год, учитывая зарплаты, компенсацию за наем жилья и предоставление квартир в воинских частях, в которые могли бы заселиться штатные командиры. Так, может быть, выделение семи недостающих миллиардов стало бы для Минобороны в перспективе вполне выгодным вложением? Впрочем, в данной ситуации вопросы задавать гораздо легче, чем находить ответы.

Нет прописки — нет работы

— В 1980 году я поступил в Высшее военно-морское училище радиоэлектроники имени А.С. Попова, — рассказывает капитан 1 ранга ВМФ Николай. — С 1985-го прослужил стране 36 лет календарных лет, из них 20 — на флоте на Кольском полуострове в Североморске. Там в спецчастях прошел путь от командира взвода до заместителя командира полка по вооружению. Приказом министра обороны переведен в 2004 году на вышестоящую должность в Москву, в ГК ВМФ. В 2011 году должен был получить квартиру на Левобережной и уйти в запас. За отсутствием квартиры меня перевели в распоряжение и поселили в служебное жилье в 48 километрах от Москвы, в Горках-25. Эта служебная квартира находится в полутора километрах от цивилизации, в лесу. Каждое утро я провожаю 10-летнюю дочку в школу, потому что боюсь отпустить ее одну через лес. А жена бывает за день по 15 километров туда сюда с детьми и по хозяйству набегает. Ближайший детский врач в Дмитрове, устроить ребенка в детский сад и школу без гражданской прописки — серьезная проблема. Но самое худшее — не это. Вот уже пять лет я сижу трутнем на шее государства, получаю оклад за выслугу лет, оклад по должности и по званию, но я хочу и могу работать. У меня огромный опыт и знания в ряде специальных сфер. Меня даже в администрацию президента приглашали. Я мог бы сделать карьеру на гражданке. Но без гражданских документов я не могу устроиться на работу, а тем временем жизнь проходит мимо. И я, и многие мои товарищи по «Бездомному полку» почти в отчаянии. Деньги, которые министерство обороны перечислило в СУ-155, пропали. Других денег, чтобы достроить наши квартиры, нет. Высшие военные чиновники всячески замалчивают проблему. Поэтому мы выходим на митинги, мы надеемся, что нас услышит президент. Мы считаем, что теперь только он сможет нам помочь.

Президент-батюшка у нас хороший, советники — воры

К слову, упования «Бездомного полка» на президента имеют свои основания. И не только потому, что для военных он прямое олицетворение страны, за которую они в любую минуту готовы отдать жизнь. Но еще по той причине, что президент знает об их проблемах. Указом президента РФ № 604 от 7 мая 2012 года перед правительством была поставлена задача до 2013 года обеспечить военных очередников жильем в полном объеме. 12 декабря 2013 года президент поставил ту же задачу перед Федеральным собранием. Наконец, 16 июля 2015 года дал поручение министерству обороны решить проблему до конца года. Увы, воз и ныне там. Так может, это изворотливые чиновники делают вид, что выполняют указы вышестоящей власти, а на самом деле ничего не делают?

Вот, например, в августе 2014 года чиновники министерства обороны предварительно распределили квартиры в еще не построенных домах. И сразу же отчитались: указ президента № 604 от 7 мая 2012 года об обеспечении военнослужащих жильем полностью выполнен. Притом что распределение это ровным счетом ничего не значило. Жилье не было передано в собственность или в многолетнюю аренду пользователям. По сути, акция стала всего лишь декларацией о намерениях — квартиру в любой момент могли и могут забрать и перераспределить.

Тень броненосца

Тем не менее распределение квартир получило куда больший резонанс, чем рассчитывали в Главном управлении обустройства войск. Полковники и подполковники приехали в свои недостроенные дома и обнаружили там текущие крыши, кривые треснувшие панели, огромные щели между плитами, лопнувшие трубы систем отопления, воду на балконах и в квартирах, и даже видимый глазом крен одного из зданий (улица Синявская, владение 11, корпус 2). В одном месте строители даже умудрились поставить панель вверх ногами, и ее окно теперь на полметра сбоку от стояка. Построено все криво и кое-как, но, что еще хуже, даже то, что построено, активно разрушается от воды и морозов.

Один из четырех районов — Молжаниново, в «Бездомном полку» уже прозвали «гетто для офицеров». Ладно, что дома построены на пустыре, в санитарной зоне действующего Черкизовского северного кладбища. Ладно, что стоят они на территории промзоны Подрезково, где жилое строительство не разрешено санитарно-эпидемиологическими нормами. Даже тот факт, что одна башня наклонилась — не самое страшное. Внимание! Весь район был построен без разрешительных документов в зоне проектирующейся третьей взлетно-посадочной полосы аэропорта Шереметьево. И нет никакой гарантии, что руководство аэропорта не потребует со временем все здания снести и служивые не окажутся на улице. Тем более что на все запросы «Бездомного полка» в Шереметьево отвечают молчанием, видимо, взяв время на оценку возможностей и их последствий.

С другой стороны, борьба за свои права доведенных до отчаяния защитников Родины дает определенный результат. Из 60 домов на 16 тысяч квартир примерно треть в этом году все же заселили. Под постоянным давлением офицеров министерство обороны нашло способ достроить жилье на Большой Очаковской и несколько домов в других районах. Однако два дома, заселенных на Левобережной, подключены к коммуникациям лишь по временной схеме, и что там будет зимой — неизвестно.

Но 10 тысяч семей по-прежнему остаются без собственного жилья.

Кривые швы, кривые жизни

— Вы представляете, что многие уже умерли, не дождавшись своего угла, — рассказывает лидер инициативной группы «Бездомный полк» подполковник в отставке Евгений Морин, пока мы с ним осматриваем самый крупный из недостроенных объектов (23 дома на 5856 квартир), расположенный на Ленинградке, между МКАД и ТЭЦ, по адресу улица Левобережная, владение 4. — Сколько семей распалось из-за невыносимых условий проживания, сколько детей не родилось? Тысячи! И все это за что? За то, что мы отдали всю жизнь служению Родине? За безоговорочный патриотизм? За то, что мы все, как сегодня, так и через 10 лет, когда будем в запасе, по первому зову снова встанем в строй? За то, что мы не спрашивали, где служить, а служили там, куда нас посылала страна? Я, к примеру, родом из Краснодара, а служил по распределению под Красноярском. И знаете что обидно?! Мы столько писем написали за последние два года. Мы писали во все возможные инстанции, начиная с АО «Оборонстрой» и заканчивая администрацией президента. Просили, аргументировали, ссылались на параграфы, но везде молчание, везде тишина. Пока мы не вышли на улицу, пока не начали привлекать общественность к своей проблеме, ничего не сдвинулось с мертвой точки. Ничего не дается нам без боя.

Ничего вашего здесь нет

Тем временем при попытке пройти внутрь недостроенного района нас с подполковником останавливает охрана объекта:

— Что вы здесь делаете? Внутрь нельзя.
— Нельзя посмотреть на свои недостроенные квартиры? — удивляюсь я.
— Какие же они ваши, — ухмыльнулся начальник охраны. — Я сам военный, поэтому знаю, что ничего вашего здесь нет. А что квартиры распределены, это так, пустой звук, как дали, так и забрали.

Нам все же удалось пробраться на объект с другой стороны района, с улицы Дыбенко. Сразу бросилось в глаза, что качество строительства микрорайона для офицеров несопоставимо с качеством на аналогичных коммерческих объектах. Разбитые стекла, кривые стены, пустые щели между панелями, кое-как прилепленная и местами уже отвалившаяся облицовочная плитка, выведенные из окон верхних этажей ливневые стоки. Со слов Морина, охрана на стройке появилась несколько месяцев назад, а до этого дома стояли открытыми и потихоньку разграблялись: квартиры лишались сантехники, межкомнатных дверей, батарей и бог знает чего еще. Ущерб, нанесенный мародерами никто, не оценивал.

При взгляде снаружи создается ощущение, что недострою на Левобережной не два года, а лет восемь-десять. Однако сам недострой здесь довольно условный: коробки домов возведены полностью, чердаки и крыши текут, но они существуют. Рамы в окна вставлены, хотя стекла местами и разбиты, двери в подъездах открываются и закрываются. Во дворе даже лежит гора чернозема для организации газонов. Но нужно усилие, чтобы этот район закончить и изменить жизнь почти шести тысяч семей, которые четвертый год остаются без крова и прописки.

— Основная проблема даже не в том, что дома недостроенные, а в том, что коммуникации не подведены и, главное, не оформлены разрешительные документы, — объясняет Морин. — СУ-155 передало Минобороны объект вообще без какой бы там ни было разрешительной документации. А самих строительных работ здесь максимум на три месяца.

А что в итоге?

Охранники стройки таки увидели меня с фотокамерой и выдворили наружу. Пока мы шли, Евгений перешел на более личную тему.

— Понимаете, «Бездомный полк» — это в основном мужчины за 40, многим более 50 лет, с выслугой не менее 20, а у многих и более 30 календарных лет. Наша служба пришлась на трудный период, когда многие офицеры попросту из армии увольнялись — уходили сразу после вуза. Это сейчас, после 2012 года, в вооруженных силах хорошие зарплаты, а до этого не каждый подполковник получал и по 20 тысяч рублей в месяц. Как правило, чтобы выжить, нам приходилось где-то подрабатывать. Конечно, служили мы из чувства преданности Родине, а единственная безусловная материальная ценность ждала нас только в конце службы — это квартира, которой министерство обороны должно обеспечить военнослужащего при увольнении в запас. А что в итоге? Недостроенные и разграбленные квартиры с трещинами в стенах, за которые еще нам приходится годами воевать. Это и есть благодарность за два десятилетия службы в районах боевых действий, на северах, в зонах конфликтов… Простите, но «Бездомный полк» — это не только мы, это издевательство над всей российской армией.

Очередной санкционированный митинг «Бездомного полка» пройдет 29 октября с 12:00 до 14:00 на площади Краснопресненская Застава у памятника Героям революции 1905 года рядом со станцией метро «Улица 1905 года».