Новости партнеров

Всем черным по серьгам

Главные выводы из списка номинантов на «Оскар-2017»

Кадр: фильм «Лунный свет»

Исторический триумф «Ла-Ла Ленда» и предсказуемый провал Кончаловского, расплата по долгам перед чернокожими талантами и традиционное подношение Мэрил Стрип, гарантированные призы для «Зверополиса» и «Тони Эрдманн» — Американская киноакадемия назвала номинантов на «Оскар-2017». «Лента.ру» отвечает на главные вопросы по его итогам.

Сколько «Оскаров» в итоге получит «Ла-Ла Ленд»?

«Ла-Ла Ленд» Дэмьена Шазелла официально вошел в историю — по 14 номинаций на «Оскар» ранее удавалось получить только такой классике, как «Все о Еве» и «Титаник». Значит ли это, что он так же хорош, что и проверенные временем шедевры Манкевича и Кэмерона? Конечно, нет — но в эрогенные зоны Американской киноакадемии мюзикл о любви джазмена (Райан Гослинг) и актрисы (Эмма Стоун) попадает метко, и причины такой любви к «Ла-Ла Ленду» уже неоднократно озвучены. Да, мало что американские киношники (а голосуют на «Оскарах» именно заслужившие приглашение в Академию представители всех возможных кинопрофессий) ценят так же высоко, как фильмы, воспевающие саму магию голливудского кино — а Шазелл вдобавок расшаркивается не только перед мюзиклами с Джином Келли или Фредом Астером, но и, например, перед европейскими образцами жанра вроде «Шербурских зонтиков» Жака Деми. Достаточно сказано и о том, что в эпоху победившей тревоги и постправды особенную ценность приобретают именно такие — красочные, сентиментальные, музыкальные — образцы культурного эскапизма.

Впрочем, если бы «Ла-Ла Ленд» ограничивался только ностальгией по золотому прошлому Голливуда и экранной романтикой, представить такой успех было бы все же трудно — иначе на «Оскарах» каждый год чествовали бы исключительно старомодные, анахроничные постановки. Подлинная причина всеобщих восторгов от этого фильма заключается в том, что в его сердце лежат вполне современные переживания и дилеммы: боязнь неуспеха, невозможность реального, а не воображаемого компромисса между чувством и амбициями, тоска по незнакомым и превратно понятым как простые временам (настоящего джаза в случае героя Гослинга и подлинных чувств в случае героини Стоун). Так что если 14 номинаций «Ла-Ла Ленда» обернутся весомым числом статуэток, то потому, что Шазелл попал в нерв своего времени, а не красиво воспел чужое. Сколько «Оскаров» фильм получит на деле? Почти наверняка нас ждут победы Стоун («Лучшая актриса»), самого Шазелла в номинации «Лучший оригинальный сценарий», композитора Джастина Хервитца («Лучшая музыка к фильму»), одного из двух музыкальных номеров, попавших в номинацию «Лучшая песня к фильму», а также награды в других связанных со звуком категориях — «Лучший монтаж звука» и «Лучшая звукорежиссура». Оставить «Ла-Ла Ленд» без статуэтки в главных номинациях — «Лучший фильм» и «Лучший режиссер» — могут разве что независимые удачи «Манчестер у моря» и «Лунный свет», которые при этом, в отличие от ленты Шазелла, не могут похвастать сотней миллионов долларов в бокс-офисе.

В каких номинациях есть явные фавориты?

Почти никто не сомневается в успехе уже отмеченной «Золотым глобусом» и актерским призом Венецианского фестиваля Эммы Стоун — хотя перформансы Натали Портман в «Джеки» Пабло Ларраина и Изабель Юппер в триллере Пола Верховена «Она», если по гамбургскому счету, получились куда многограннее. Но если над «Ла-Ла Лендом» плачут миллионы зрителей по обе стороны океана, то «Джеки», по большому счету, представляет собой экспериментальный фильм в шкуре байопика, а «Она» может немало смутить академиков своей дерзостью на грани провокационности (Верховен в интервью рассказывал, как от роли Юппер последовательно отказались все ведущие американские актрисы). А в любой непонятной ситуации Академия предпочитает жанры и форматы более универсальные.

Обеспечена победа и неброскому, сдержанному, но эмоционально сокрушительному выходу Кейси Аффлека в «Манчестере у моря» — фильм Кеннета Лонергана о горе утраты, жизненной растерянности и пронизывающей американскую провинцию экзистенциальной тоске без младшего брата Бена был бы просто невозможен. Что до конкурентов Аффлека, то подобной незаменимостью может похвастать лишь Дензел Вашингтон, сыгравший главную роль в своей же драме «Ограды» — но у Вашингтона «Оскар» уже есть. Скорее всего, не заметит конкурентов и преодолевший типичные беды мейнстримной анимации мультнуар «Зверополис» — хотя среди его соперников есть и пронзительная, но куда менее известная «Красная черепаха» Михаэля Дюдока де Вита. Другой фаворит-тяжеловес — «Тони Эрдманн» немки Марен Аде, почти трехчасовая комедия бытия, которая уж очень заметно превосходит и по раскрученности, и по глубине других номинантов в категории «Лучший фильм на иностранном языке».

Обидятся ли негры?

Многомесячная шумиха на тему слепоты Американской киноакадемии к достижениям чернокожих режиссеров и актеров в прошлом году затмила даже самих победителей с номинантами — за исключением, может быть, наконец закрытого вопроса о том, когда «Оскара» дождется Ди Каприо. В этом году без этой кутерьмы, к счастью, должно обойтись — почти все заметные работы афроамериканского кино за год так или иначе своих номинаций дождались. Единственное исключение — прогремевшее в прошлом январе на фестивале «Сандэнс», но затем потопленное скандалом с давними обвинениями режиссера в изнасиловании «Рождение нации» Нэйта Паркера, мощнейшая деконструкция героико-исторического жанра, которую, есть такое подозрение, попросту мало кто по-настоящему понял.

Что до остальных чернокожих талантов, то академики явно стремились исправиться за прошлые просчеты. Конечно, Дензел Вашингтон в силу сверхчеловеческой харизмы свои номинации получал, еще когда остальные афроамериканцы-киношники довольствовались премиями этнически ориентированного телеканала BET. Куда неожиданнее присутствие в номинации «Лучший фильм» сразу трех фильмов, главная тема которых — особенности жизни чернокожего человека в Америке недавней и современной. Это те же «Ограды» Вашингтона, рассказывающие о чернокожих сотрудницах космической программы НАСА «Скрытые фигуры» Теодора Мелфи, а главное, справедливо удостоившийся аж восьми номинаций «Лунный свет» Барри Дженкинса, кино о детстве, отрочестве и взрослении афроамериканца-гея из Майами, которое при всей мнимой конъюнктурности темы оказалось лишенным политкорректного расшаркивания. Это подлинный, эмоционально безжалостный и правдивый эпос о тяжести человеческой жизни как таковой — и если ему вдруг удастся обставить популистскую фантазию «Ла-Ла Ленда», эта победа будет абсолютно заслуженной. Если нет — небольшой компенсацией станет хотя бы победа величественного Махершала Али (он играл лоббиста Реми Дентона в сериале «Карточный домик») в номинации «Лучший актер в роли второго плана».

Какие номинации оказались самыми неожиданными?

Пожалуй, наибольшее — из числа приятных — удивление вызвало признание достижений антивоенной мясорубки Мела Гибсона «По соображениям совести», у которой оказалось шесть номинаций, включая главные. Опасения здесь вызывало, конечно, не качество ленты (оно, особенно в том, что касается ловкости игры на чувствах зрителя, бесспорно) — а репутация самого Гибсона, почти десять лет пребывавшего в голливудском изгнании из-за неосторожных заявлений и пьяных дебошей. Судя по «оскаровскому» выбору, свое прощение ветеран Голливуда заслужил. Другой приятный сюрприз — в номинации «Лучший документальный фильм» Академия не стала стремиться к мнимому разнообразию тем и отметила три главные нон-фикшен ленты года, не обращая внимания на то, что так или иначе все они рассказывают о бремени черного человека. Это и поэтическое посвящение Джеймсу Болдуину «Я не твой негр» Рауля Пека, и яростно обрушивающаяся на американский ФСИН «13-я» Авы Дю Вернэй, и многочасовой портрет одного опустившегося селебрити «О. Джей: Сделано в Америке» Эзры Эдельмана. Также можно записывать в число сюрпризов номинации Изабель Юппер («Она») и Рут Негга («Лавинг») — в категории, где были также бравурные и более заметные перформансы Аннет Бенинг («Женщины ХХ века») и Эми Адамс («Прибытие»), Академия предпочла роли более сдержанные и тонкие. Не ждали такого успеха (четыре номинации, включая «Лучший фильм») и от неовестерна «Любой ценой» Дэвида Маккензи, возможно, лучше всех в 2016-м разделавшегося с темой доведенной до отчаяния провинциальной Америки — той самой, на которой так ловко сыграл Дональд Трамп.

Не все неожиданности, впрочем, вызывают такое же удовлетворение. При всем стремлении к обновлению — и признанию заслуг кинематографистов чернокожих, независимых, иностранных — «Оскары» не обходятся без прежних грешков. Например, Академия все так же обожает слащавые сентиментальные мелодрамы с экзотическим душком (хорошо бы еще и по реальным событиям) — в доказательство шесть номинаций картины «Лев» Гарта Дэвиса. Бесконечна и любовь «Оскара» к некоторым из своих священных коров — Мэрил Стрип («Флоренс Фостер Дженкинс») получила номинацию, даже сыграв одну из самых незначительных в карьере ролей. То же касается и Николь Кидман с тем же «Львом». Не заметила Академия и проблем в «Прибытии» Дени Вильнева, получившем восемь номинаций, — хотя фильм о лингвистическом контакте землян с более развитой инопланетной цивилизацией только заявляет умные темы, быстро сбиваясь на смехотворную интригу с нервным китайским генералом и патетические размышления о слезинке родителя.

Кого несправедливо обошли вниманием?

Конечно, без номинации остался фигурировавший в шорт-листе категории «Лучший фильм на иностранном языке» Андрей Кончаловский с «Раем» — но это, учитывая врожденные пороки картины, привирающей в частностях Холокоста и преувеличивающей упадок европейской цивилизационной идеи, пожалуй, справедливо. Куда менее очевиден игнор таких успешных неанглоязычных лент года, как та же «Она» Верховена, «Сьераневада» Кристи Пуйю и «Неруда» Пабло Ларраина — но все они, в отличие от «Рая», были отцеплены еще на стадии составления шорт-листа, оставив «Тони Эрдманна» без серьезных конкурентов. В документальной категории вполне заслуживал как минимум номинации «Винер» Джоша Кригмана и Элиз Стейнберг — уморительный и очень показательный сеанс саморазоблачения не только одного конкретного политика, но и всей американской политической системы.

Несколько странным кажется почти полный пролет мимо оскаровских радаров фильмов двух живых классиков — Клинта Иствуда («Чудо на Гудзоне») и Мартина Скорсезе («Молчание»), тем более что и тот, и другой сняли свои самые драматургически насыщенные, глубокие фильмы последних лет. Ну и наконец, несмотря на значительную зрительскую любовь, солидные сборы и мощные кампании в поддержку их выдвижения, остались без главных номинаций такие блокбастеры, как «Изгой-один» и «Дэдпул». При этом, когда несколько лет назад Академия расширила число возможных претендентов на победу в категории «Лучший фильм» с пяти до десяти, предполагалось, что цель такого решения — повысить шансы на включение в нее (и рейтинги церемонии) именно зрительских фаворитов. По крайней мере, последовал этот шаг за гулом возмущения из-за оставшегося без номинации «Темного рыцаря» Кристофера Нолана. Что ж, в этом году предпочтительнее блокбастеров Академии показались вполне традиционные для нее духоподъемные, так называемые «престижные» драмы и мелодрамы.

Культура00:0211 сентября

«И я такой: ну твою ж мать!»

Главный детективщик Франции о животном страхе и Стивене Кинге
15:1924 сентября