Бывший СССР
Линия раскола
15 лет назад началась «оранжевая революция». Она стала первым шагом к войне в Донбассе

Ровно 15 лет назад в Киеве граждане Украины впервые вышли на майдан, чтобы выразить свое недовольство властью. В результате многодневных митингов под оранжевыми флагами победитель президентских выборов Виктор Янукович был вынужден уступить пост своему сопернику Виктору Ющенко. Тогда Украине удалось остановиться в шаге от гражданской войны. Однако Майдан 2004 года так расколол общество, что десять лет спустя, когда события повторились, остановить кровопролитие уже не удалось. О том, как «оранжевая революция» стала первым шагом к Евромайдану и войне в Донбассе, — в материале «Ленты.ру».

Дошли до точки

Началом революционных событий под оранжевыми флагами (цвета предвыборной кампании Виктора Ющенко) принято считать 22 ноября 2004 года. До оглашения официальных результатов второго тура президентских выборов оставались еще сутки, а на майдане Незалежности в Киеве уже появились палатки и трибуны.

Украинское общество к тому времени уже давно потеряло доверие к власти. Расцвет коррупции и обнищание населения люди все чаще объясняли политикой тогдашнего главы государства Леонида Кучмы и его преемника, премьера Виктора Януковича. С командой второго президента граждане связывали и ряд особо резонансных событий: репрессии против крупного бизнеса и убийство оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе в 2000 году. В числе осужденных по этому делу оказался генерал МВД, а в деле всплыли аудиозаписи разговоров, якобы записанных в кабинете Кучмы. На них голоса, похожие на голоса президента Украины и его приближенных, обсуждали, как следует поступить с автором громких расследований.

Особенно сильно невзлюбили Януковича на западе Украины, где Ющенко выглядел спасителем национальных интересов от «пророссийского» кандидата из донецкого Енакиево. Причем открытая поддержка Януковича представителями Украинской православной церкви Московского патриархата сплотила против УПЦ МП прихожан других церквей, прежде всего — Украинской православной церкви тогда еще Киевского патриархата и Украинской греко-католической церкви.

Спусковым крючком к началу активных протестов послужили первые официальные данные ЦИК 22 ноября: с преимуществом менее чем в три процента Янукович опередил лидера украинской оппозиции. Премьер даже успел получить поздравление с «убедительной победой» от российского президента Владимира Путина. Но почти сразу на победителя, при поддержке иностранных наблюдателей, обрушились с обвинениями в нарушениях и подтасовках сторонники Ющенко.

Им вторили журналисты, которые прочно укоренили в общественном сознании уверенность в фальсификациях и угрозе прихода к власти «донецкой команды». Это позволило коалиции «Сила народа», в которую вошли политическое объединение «Наша Украина» и Блок Юлии Тимошенко, быстро мобилизовать значительное число сторонников. «Оранжевая» Украина потребовала обновления и переориентации внешнеполитического курса с Востока на Запад. Именно молодые люди, студенты из движения «Пора!», которые вышли на улицу ощутить вкус свободы, стали тараном движения за изменение власти. Впоследствии, спустя почти десять лет, история повторится.

На следующий день после объявления итогов выборов, 23 ноября, на центральные улицы Киева вышло около 100 тысяч сторонников Ющенко. Протестующие ожидали созыва сессии Верховной Рады Украины для обсуждения фальсификаций, но из-за отсутствия коммунистов и сторонников Януковича кворума так и не набралось. Это не помешало Ющенко самовольно провозгласить себя президентом и принести присягу. Украинский Рубикон был перейден.

Вслед за Киевом вспыхнули западные регионы. О поддержке Ющенко заявили во Львове, Ивано-Франковске и Луцке, а Волынская область, как и ряд западных городов, и вовсе признали его безоговорочную победу. В противовес им на востоке Украины начали защищать своего кандидата. Верховный Совет Республики Крым и горсовет Донецка призвали сохранить мир и стабильность.

Спустя два дня после начала протестов ЦИК Украины официально объявил Януковича президентом, однако он отказался признавать результаты выборов, пока их «правдивость и легитимность» не будет доказана. «Небольшая кучка радикалов», как назвал Янукович протестующих, за несколько дней смогла заблокировать важнейшие здания в правительственном квартале и наглядно показать всю серьезность намерений «Комитета национального спасения». Украина оказалась на грани гражданской войны. Но привели ее к этому усилия более крупных игроков.

Московско-вашингтонская операция

Незадолго до «третьего тура» президентских выборов 2004 года в СМИ появилась информация о 65 миллионах долларов США, которые были выделены Вашингтоном через неправительственные структуры на «проекты, связанные с выборами». Спустя 15 лет не возникает сомнений, что деньги были потрачены не зря: Майдан 2004 года, ставший первой и одной из наиболее успешных цветных революций, легитимизировал в общественном сознании украинцев новый курс, ведущий прочь от России.

Во время же самой «оранжевой революции» политика Запада оказалась вполне утилитарной. Ряд высокопоставленных лиц сразу после выдвижения требований Ющенко заявили о безусловной поддержке оппозиционного кандидата. Председатель комитета по внешней политике Европарламента пригрозил Украине санкциями, а США и вовсе отказались признавать результаты выборов. На протяжении ноября-декабря в Киев неоднократно прибывали иностранные посредники — лидеры Польши и Литвы Александр Квасьневский и Валдас Адамкус, представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана и генеральный секретарь ОБСЕ Ян Кубиш.

Долгое время они пытались подтолкнуть Раду принять изменения в Конституцию, которые превратили бы Украину в парламентско-президентскую республику и привели бы к отставке Януковича с поста премьер-министра. С участием президентов Польши и Литвы стороны даже подписали соглашение об урегулировании кризиса, но и после этого оппозиция не перестала блокировать правительственные здания, настаивая на проведении повторных выборов. Уже после переговоров Кучмы с Путиным в аэропорту Внуково-2 украинский лидер откажется от поддержки идеи перевыборов, которую предложил Запад. Но ненадолго.

К началу декабря официальная власть в Киеве уже не могла сдерживать бунтующую оппозицию разговорами о замирении. Против силового же разгона демонстрантов еще 27 ноября выступили депутаты Рады, одновременно признав выборы недействительными и прекратив полномочия членов ЦИК. На сторону Ющенко в считаные дни перешли многие политики и даже целые государственные органы. Янукович лишился поддержки главы своего предвыборного штаба — надежного, как казалось, «члена семьи» — председателя Нацбанка Сергея Тигипко, покинувшего и пост главного банкира страны.

Блокирование органов власти началось после обращения теряющего власть Януковича к оппозиции с намерением подготовить и принять демократические изменения конституции, а также отдать Ющенко пост премьера. Отвергнув эти предложения, поддерживаемая Западом «оранжевая сила» перешла к открытым призывам к свержению власти. Так начался последний этап Майдана, исход которого во многом зависел от политического и финансового содействия Евросоюза и США.

Тем не менее события 2004 года не следует всецело рассматривать как борьбу Запада и России за лояльность украинской элиты. Борьба шла прежде всего за распределение экономических ресурсов. Неспроста слово «донецкие» прочно вошло в политический лексикон украинцев именно после выступлений на Майдане-2004, прозванном «революцией миллионеров против миллиардеров». Внутренняя борьба между олигархическими кланами отчасти велась для защиты интересов ряда украинских промышленников в борьбе с российскими компаниями на западных рынках.

Курс на Европу поддержали многие олигархи, в том числе зять президента Кучмы Виктор Пинчук, который неоднократно посещал Тбилиси для встреч с Михаилом Саакашвили. Экс-президент Грузии потом даже признался, что не просто участвовал, но и лично организовывал «оранжевую революцию». Помимо поддержки Запада и олигархов, команда Ющенко спонсировалась и представителями грузинской политической элиты, по словам экс-генпрокурора Грузии Ираклия Окруашвили, выделявших миллионы на революцию в Киеве.

Доподлинно известно также, что протестующим помогал беглый российский олигарх Борис Березовский. Он признавался, что перечислил революционерам 45 миллионов долларов, и назвал этот взнос «самым эффективным вложением средств». Расследование Forbes позже показало, что бизнесмен потратил на поддержку Ющенко в общей сложности около 70 миллионов долларов — деньги выделялись через подконтрольный российскому предпринимателю Алексу Гольдфарбу «Фонд гражданских свобод» и штабу Ющенко напрямую. Для Березовского Украина стала полем битвы с Кремлем, посредством которой беглый олигарх стремился «украинизировать» российскую политику.

Януковича открыто поддержал лично Путин в октябре 2004 года. Ходили слухи, что кандидат с востока Украины стал преемником Кучмы после того, как предложил ему крупную сумму денег. Но определяющим фактором явно стала победа команды Ющенко на выборах в Раду, после которой элиты промышленного юго-востока начали готовить своего кандидата на пост президента — в противовес прозападному парламенту. Как отмечали тогда многие СМИ, его фигура была оптимальной: «стиль руководства [Януковича] может понравиться как тем, кто ностальгирует по советскому прошлому, так и сторонникам крепкой государственности».

Опросы киевских социологов еще в 2002 году показывали, что среди граждан Украины наиболее популярным политиком был молодой российский президент. Однако мечте о собственном сильном лидере не суждено было сбыться. Во-первых, Янукович для украинского общества оказался не в меру инфантильным либеральным политиком. Во-вторых, выиграв второй тур президентских выборов, московские политтехнологи проиграли Западу борьбу за пределами электорального поля, которая сформировала антироссийскую политическую силу, получившую контроль над страной. Кремль уступил Киеву, не сумев эффективно сработать на украинских ожиданиях изменений в стране. В некоторой степени это повторилось и в 2014 году, когда «пророссийский» Янукович, оставленный даже собственными сторонниками, вновь отдал власть.

«Разом нас багато»

Брошенный Янукович и активное участие молодежи в уличных протестах — далеко не единственные и отнюдь не ключевые сходства «оранжевой революции» и Евромайдана. Юго-восток Украины впервые попытался получить независимость от Киева еще 15 лет назад.

В конце ноября 2004 года Луганский облсовет выдвинул проект создания автономного образования — Юго-Восточной Украинской Автономной Республики со столицей в Харькове. Инициативе сопутствовало обращение к российскому президенту с просьбой о помощи в проведении федерализации Украины.

В поддержку переустройства государства начали один за другим высказываться лидеры юго-восточных регионов. Именно тогда глава Харьковской области Евгений Кушнарев сформулировал идею, впоследствии определившую логику развития конфликта в Донбассе: «Мы понимаем, что восток имеет серьезнейшие отличия от Галичины (запада Украины), мы не навязываем Галичине наш образ жизни, но мы никогда не позволим Галичине учить нас, как нужно жить». Кушнарев предложил всем городам провести референдумы по вопросам доверия власти и создания нового украинского государства в форме федеративной республики.

После таких заявлений польский президент Александр Квасневский, ставший участником переговоров по урегулированию конфликта, с опаской указал на реальный риск распада страны на две части. Даже Янукович на съезде местных властей в Северодонецке признал, что Украина оказалась «в шаге от пропасти». Донецкий областной совет начал готовиться к проведению 5 декабря 2004 года референдума по вопросу предоставления региону статуса республики в составе будущей федеративной Украины. Но украинская Служба безопасности тогда вовремя начала кампанию против любых проявлений сепаратизма, а вскоре и сам Янукович пошел на компромисс с Майданом, из-за чего инициативы Донецка так и остались нереализованными. Однако преодолеть тот раскол украинскому обществу так и не удалось, а десятилетие спустя очередная революция только углубила его, приведя к потере Крыма и кровопролитию в Донбассе.

Кроме того, в 2004 году сложилась нарочито карнавальная манера протестовать на улицах, которая в 2014 году достигла апогея, превратившись в горящие шины и нападения на силовиков. В дни «оранжевой революции» на протестной сцене, помимо политиков, выступали музыканты и актеры, призывавшие граждан вести до конца борьбу за право быть не обманутыми. Под песню «Разом нас багато, нас не подолати» группы «Гринджолы», ставшую гимном Майдана, у палаточного лагеря в центре Киева в те декабрьские дни собиралось до полумиллиона человек.

Люди под синими флагами партии Януковича такими показателями похвастать явно не могли, да и палаточные городки в поддержку премьера появились лишь в некоторых юго-восточных областях — Донецкой, Луганской и Харьковской. А единственный проправительственный митинг у железнодорожного вокзала в Киеве прошел не без скандала: оппозиция обвинила Януковича в том, что он согнал на него тысячи горняков из Донбасса. Активность «синего» электората на протяжении «оранжевой революции» была невелика, да и Кучма не успел заручиться согласием элит на то, чтобы сделать Януковича своим преемником. В будущем такая пассивность закончится для Украины госпереворотом. Но в 2004 году все обошлось.

Финишная прямая

8 декабря 2004 года Рада принимает конституционные поправки, согласно которым Украина с 1 сентября 2005 года должна превратиться в парламентскую республику с урезанными полномочиями президента. Окружение Януковича обвиняло Кучму в двойной игре, но президент проигнорировал их недовольство: поправки позволяли не допустить полноценной гражданской войны в стране. Помимо этого, оппозиция добилась изменения схемы формирования участковых избиркомов и сокращения количества открепительных удостоверений, с которыми связывались подтасовки на выборах. Путь к перевыборам был открыт.

Уже вечером того же дня Ющенко официально «закрывает» революцию, а его сторонники приступают к разблокированию зданий в центре украинской столицы. Протестующие оставили под контролем лишь президентскую администрацию и майдан Незалежности, где активисты палаточного городка дежурили вплоть до провозглашения своего лидера новым президентом.

В том, что это произойдет, уже мало кто сомневался. К тому же в декабрьской предвыборной гонке вновь всплыла тема отравления Ющенко. Его сторонники заявляли, что 5 сентября кандидата в президенты отравили диоксином, к чему явно причастны российские спецслужбы. Кандидату в президенты стало плохо сразу после ужина с главой СБУ Игорем Смешко и его заместителем Владимиром Сацюком. Лицо Ющенко было обезображено, и показательное обследование в Австрии накануне перевыборов создало ему образ политической жертвы.

Много позже, в июле 2019 года, главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос заявит, что ведомство так и не нашло следов отравления третьего президента Украины. Но осенью и зимой 2004 года Ющенко сделал «российский яд» фактором эскалации конфликта, сумев существенно поднять свою популярность. 4 декабря 2004 года ЦИК Украины назначил повторное голосование, но по сути капитуляция власти перед недовольной улицей уже свершилась.

По данным ЦИК, 26 декабря 2004 года за Ющенко проголосовали 52 процента избирателей, тогда как за Януковича отдали голоса лишь 44,2 процента. Последний отказался признать свой провал, обвинив США во вмешательстве в украинские дела, но, в отличие от соперника, вести людей на улицы не решился. Накануне переголосования Янукович попытался было найти поддержку на востоке страны, обещая федерализацию и статус второго государственного русскому языку. Но сдержанная позиция Москвы и отсутствие ощутимой поддержки со стороны Кучмы заставили Януковича воздержаться от противостояния.

Оранжевые дети Майдана

Несомненно, главным событием «оранжевой революции» стал даже не приход к власти антироссийски настроенной команды, а внутреннее разделение Украины на две части. Ведь и Янукович после 2008 года мало чем отличался от «националиста» Ющенко в своих президентских решениях. Не нерешительность Януковича, о которой так любят вспоминать СМИ, а именно политика половинчатого национализма сыграла с ним злую шутку дважды. Оставшись без поддержки юго-восточной части Украины, которая разочаровалась в его «пророссийскости», Янукович обрек себя на политическую смерть и изгнание.

Именно в 2004 году появилась и начала крепнуть та политическая элита Украины, которая спустя десять лет провозгласила отход от России с перспективой интеграции в ЕС и НАТО. При правлении Ющенко начали появляться «профессиональные украинцы» и прослойка «грантоедов». Получив спустя годы свободное пространство для деятельности, они смогли открыто продвигать интересы США и ЕС. Экспорт образования позволил привлечь на Запад тысячи молодых украинцев, поверивших в идею единственного пути для своей страны. Отголосок той работы наглядно демонстрирует сегодняшний состав кабинета министров под руководством Алексея Гончарука — 11 из 18 членов правительства так или иначе связаны с западными образовательными программами.

Но самое главное — 15 лет назад и старые, и молодые украинские политики повели себя безответственно, так и не осознав важности и опасности внутреннего дуализма страны. А местное телевидение, впоследствии открыто перешедшее к антироссийской пропаганде, сделало все, чтобы рано или поздно столкнуть два этих лагеря друг с другом. То, что мы наблюдаем сейчас на Украине — от преследования пророссийских активистов до введения запрета использовать русский язык в публичной сфере, — является частью негласной программы, защитники которой стояли на Майдане в 2004 году. Как точно определил в 2007 году «оранжевую революцию» украинский журналист Андрей Мокроусов, она была «своего рода машинкой по переработке этнических русских, этнических евреев и этнических украинцев в украинцев политических».

В этой логике Евромайдан 2014 года — лишь продолжение работы по конструированию украинской нации. С пришествием во власть Ющенко связана активизация украинизации, в том числе пропаганда и изменение образовательной политики, посредством которых культивировалась идея России как эксплуататора украинского народа. Поколение «оранжевых детей Майдана», воспитанное при Ющенко, стало впоследствии авангардом так называемой «революции достоинства» 2013-2014 годов, навсегда изменившей Украину. Они еще только готовятся стать частью политической элиты Украины. Однако и сейчас ясно, что на киевских улицах в ноябре 2004 года начало идейно формироваться общество, для которого Россия стала экзистенциальным противником, а Майдан — эффективным способом решения политических проблем, олицетворяющим украинский вольнолюбивый дух.

Так или иначе, очередная смена власти путем уличного стояния на «оранжевой» площади не привела украинцев к ожидаемому повышению благосостояния и построению демократического режима по европейскому образцу. «Колесо Майдана» завершило круг в 2014 году, но уже с большим ожесточением и кровью на городских улицах. Раз за разом украинцы выходят на массовые акции протеста, требуя кардинальных изменений, после чего неминуемо разочаровываются в «новых» лицах, снова и снова прибегая к радикальным методам решения политических вопросов.

Сегодня на Украине остаются все те же неизлечимые проблемы, что и 15 лет назад: отсутствие государственной традиции, мечты киевских властей о «легких деньгах», борьба олигархических кланов и кумовская вертикаль власти, которую не смогла перезапустить даже новая команда Зеленского, уже неоднократно отметившаяся в громких скандалах. Оставаясь заложником майданной формы протеста, Украина, несмотря на попытки разрешить внутренние конфликты, так и остается местом борьбы кланов и внешнеполитических игроков, призывающих граждан выходить на улицы.