Риски малого бизнеса

...или Дело о воронежских булочниках

В Воронеже на этой неделе суд приговорил семью предпринимателей Полухиных из четырех человек (отец, мать, тетя и дочь) к восьми с половиной годам колонии по делу о булочках с маком. Дело вышло громкое, так что о нем наверняка все уже читали или видели репортаж по телевидению. Вкратце: четырех владельцев/сотрудников семейного ООО «Очаг» (общество владело кафе и закусочной) обвинили в хранении и продаже пищевого мака, содержащего следы опия. Однако следы опия содержит любой пищевой мак (например, тот, что продается в пакетированном виде в сети универмагов «Седьмой континент», — видела его там не далее как вчера в упаковках по полкило), так как стопроцентная его очистка, хотя таковой требует действующий ГОСТ Р 52533–2006 «Мак пищевой. Технические условия», невозможна. С этим согласны все эксперты, и об этом тоже много писали.

По идее, надо или менять ГОСТ, или запрещать оборот кондитерского мака в России в принципе. Мы строим свою национальную идентичность на презрении к хамону и пармезану, внесли бы в список запретных продуктов маковые рулетики — тоже пережили бы. Есть, кстати, и третий вариант — действовать по букве закона, согласно которой ГОСТы с 2003 года не являются нормативным актом, подлежащим обязательному исполнению. Стоит заодно заметить, что весь пищевой мак в Россию импортируется из-за рубежа, проходит проверку на таможне и только после этого поступает оптовикам. То есть Полухины — практически последние в цепочке «распространителей» кондитерского мака.

Пытаясь объяснить преследование Полухиных, следствие разработало версию, по которой следы опия в найденном у них маке появились от того, что женщины семейства в гараже опрыскивали семена мака опием и высушивали его феном. Неясно при этом, где они брали опий и почему действовали по такой сложной схеме, а не продавали вещество наркоманам напрямую.

Далее, видимо, наркозависимые должны были каким-то образом из купленных маковых булочек этот опий извлекать обратно, чтобы употребить. Однако химики утверждают, что извлечь необходимый наркоману опий таким образом можно только в специальной лаборатории, и конечный продукт выйдет дороже золота. Никаких сведений о лабораториях с дорогостоящим оборудованием, принадлежащих воронежским наркоманам, в деле нет. Мало того — за полтора года до приговора, осенью 2013-го, Полухины заявили ходатайство о представлении обвинением в суд вещественных доказательств в виде маковой соломки и опия, выделенных из четырех тонн кондитерского мака, на что прокурор Смагин заявил, что выделить указанные наркосодержащие вещества невозможно, так что в качестве вещественного доказательства в деле фигурирует все тот же кондитерский мак.

По моему мнению, печальная история Полухиных демонстрирует один из важнейших рисков российского предпринимательства — риск недружественного взаимодействия с силовыми структурами.

Еще в 2012 году на встрече с тогдашним президентом страны Дмитрием Медведевым глава ММВБ-РТС Рубен Аганбегян говорил о давлении на бизнес со стороны правоохранительных органов и судебной системы и о том, что каждый шестой предприниматель в стране подвергался уголовному преследованию, и лишь 4 процента граждан России хотят начать свой бизнес (при том что в среднем по развитым странам этот показатель достигает 25 процентов). В малом и среднем бизнесе в России занято только около четверти населения (для сравнения: в Японии этот показатель равняется 77 процентам, в Австралии — 69, в Чехии — 51, в США — 42). Президент Владимир Путин на заседании Госсовета 7 апреля в этом году тоже отметил, что «российский малый и средний бизнес развиваются по-прежнему медленно».

Возможно, структурам, ответственным за развитие малого бизнеса в стране, стоит присмотреться к делу Полухиных в поисках ответа на вопрос, почему так происходит.

Хотя по данным Генпрокуратуры, за 2014 год в России было зафиксировано только 107 797 экономических преступлений, на практике, как видно из дела воронежской семьи, предпринимателям часто оформляют дела по другим статьям, а значит — данные о «каждом шестом предпринимателе» могут быть верны. Напомню, что в марте председатель комиссии экспертного совета Уполномоченного по правам человека в РФ, сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей тюрем и полиции, председатель правления фонда «Социальное партнерство» Валерий Борщев на пресс-конференции в Москве назвал условия содержания заключенных в тюрьмах «пыточными».

Тюремные сроки, которые грозят бизнесменам, так велики, а условия содержания так суровы, что риски предпринимательства в глазах многих людей перевешивают все возможные выгоды от организации своего дела.

Россия00:0928 июля

«Шлепнуть по попе было в порядке вещей»

Россиянок домогаются, оскорбляют и лишают работы. Но закон их не защитит