Немецкие власти испугались наплыва бедных болгар и румын

Хайнц Бушковски (Heinz Buschkowsky), бургомистр берлинского района Нойкельн, где традиционно проживает много иммигрантов, выразил обеспокоенность наплывом в город бедных румын и болгар, которые, по его словам, уже образовали отдельные "островки" в его районе, сообщает Welt.

Бушковски подчеркнул, что его коллеги в других крупных немецких городах столкнулись с точно такими же сложностями. Однако политики федерального и земельного уровня, как отметил бургомистр Нойкельна, до сих пор не признают, что приток мигрантов из восточной и южной Европы порождает проблему их интеграции в немецкое общество.

"Речь идет о гражданах ЕС, и мы должны подумать, как интегрировать их, если они захотят остаться у нас", - заявил Хайнц Бушковски, отметив, что для успешного решения этого вопроса необходимо выделить городам дополнительные средства.

К примеру, дети цыган как граждане ЕС имеет право на школьное образование. Только в берлинский Нойкельн за последние месяцы из Болгарии и Румынии приехали несколько сотен детей. Следовательно необходимо привлечь дополнительное число преподавателей, в том числе тех, кто знает румынский и болгарский языки, и одновременно усилить программу обучения немецкой грамоте.

При этом Бушковски заявил, что прекрасно понимает мотивацию мигрантов: "После расширения ЕС гражданами Евросоюза стали множество людей, живущих в тяжелых условиях, как в Болгарии и Румынии. То, что они снимаются с мест, чтобы обеспечить себе лучшую долю - естественно, каждый из нас сделал бы то же самое".

В берлинском Герлицер Парке, расположенном в районе Кройцберг рядом с Нойкельном, несколько недель назад, как отмечает Welt, расположились несколько цыганских семей из Румынии. Муниципальные и районные власти ищут выход из сложившегося положения.

В Дуйсбурге число прибывших румын и болгар достигло 4000 человек. В июле общественная организация Zukunftsstadtteil e.V. обратилась к властям Дуйсбурга с открытым письмом, призвав обратить внимание на ситуацию в районе Хохфельд (Hochfeld). В письме отмечалось, что царящие там "бесправие и запущенность" терпеть больше нельзя.