Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

"Категорически возражаю!"

Президент против того, чтобы права и свободы россиян защищались на западные гранты

Во время встречи с российскими правозащитниками Владимир Путин заявил об острой необходимости лишить их денег из-за рубежа. При этом президент слегка запутался в терминах, что может иметь самые печальные последствия. Чтобы угодить Путину, депутаты могут перестраховаться и запретить все общественное в нашей стране, что финансируется из-за рубежа - даже те организации, которые явно не являются разносчиками "оранжевой заразы", например экологов.

Одним правозащитником больше

В среду, 20 июля, Владимир Путин встретился с российскими правозащитниками из президентского Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. О чувствах, которые президент питает к людям, защищающим российскую демократию на западные гранты, известно давно. И все-таки сначала ничто не предвещало скандала. Владимир Путин появился в Екатерининском зале Кремля с букетом из девяти красных роз и направился прямиком к председателю московской Хельсинкской группы Людмиле Алексеевой. Для нее это был особый день - день рождения.

Было бы наивно полагать, что наш президент, который даже после лондонских терактов не постеснялся напомнить британцам и всему миру о двойных стандартах Запада, не попытается воспользоваться случаем. "Хочу поздравить c днем рождения нашу коллегу", - сказал президент, и все поняли: в стране появился еще один правозащитник.

То, что наш президент - человек не без чувства юмора, известно давно. Однако чтобы начать беседу с правозащитниками так, как начал ее Путин, нужно быть человеком с очень большим чувством юмора. "Думаю, вы со мной согласитесь, что для нас одинаково важно развитие как социально-экономических, так и демократических свобод и прав граждан в России", - заявил российский президент людям, которые не первый год настойчиво говорят о том, что демократии у нас становится все меньше и меньше.

Дальше президент поделился своим видением того, как следует защищать свободы россиян. Особое внимание глава государства уделил общественным организациям, которые следят за соблюдением в России гражданских прав. Президент признал большое значение правозащитников и даже пообещал господдержку: "Мы готовы - я лично готов это сделать - посмотреть на те гранты, которые наши организации подобного рода получают, в том числе за границей, - это на самом деле слезы и копейки, мы готовы это все сделать".

На какое-то время собравшимся в Екатерининском зале могло показаться, что они попали в сказку: Путин, наконец, понял, зачем нужны правозащитники, и даже готов оплачивать их работу. Иллюзии рассеялись уже после выступления президента Института национального проекта "Общественный договор" Александра Аузана. То, что он говорил, едва ли могло понравиться главе государства. Из доклада следовало, что Путин кругом не прав. "С нами не желают разговаривать", "я, как и многие мои коллеги, не согласен", "маленькие некоммерческие организации не в состоянии пройти бюрократические барьеры", - жаловался Аузан. Свое выступление он завершил вопросом: "Может быть, власти все-таки удастся сделать несколько последовательных шагов?"

Путин несколько раз сухо перебивал Аузана, давая понять, что не в восторге от доклада. Однако правозащитник, казалось, не понимал намеков. Окончательно терпение гаранта закончилось, когда речь зашла об источниках доходов общественных организаций. "Категорически возражаю против финансирования из-за рубежа политической деятельности! - выпалил президент, при этом, как утверждает "Коммерсант", его голос гремел словно из-под самого свода Екатерининского зала. - Ни одно государство этого не допускает! И мы не допустим!" Аузан еще что-то пытался говорить, но Путин его уже не слышал. "Жуков Александр Дмитриевич (вице-премьер правительства РФ.- Ред.) мне совершенно конкретные вещи докладывал, - продолжал бушевать Путин. - Просто деньги выделяют из-за рубежа на конкретную политическую деятельность в России, на конкретную совершенно, причем по достаточно острым направлениям. Вы же правильно сказали, кто платит - тот и музыку заказывает. Давайте мы внутренние политические проблемы в России самостоятельно будем решать, мы не первобытное общество, мы для этого и здесь собрались".

Итак, точки над "i" были расставлены. Финансирование партий и политических организаций из-за рубежа должно быть прекращено, причем в самом ближайшем времени.

Рассадники оранжевой заразы

Президент не уточнил, кто дает деньги на "острые направления", впрочем, это понятно и без слов. Путин имел в виду западные фонды с их образовательными и правозащитными программами, которые российские власти считают рассадниками "оранжевых революций", заявила в интервью "Ведомостям" Марина Литвинович - советник лидера Объединенного гражданского фронта Гарри Каспарова. Кроме международных фондов, финансирующих гуманитарные и правозащитные программы, в России активно работают государственные программы по поддержке демократии Евросоюза (более 1 миллиона долларов) и США (45,43 миллионов долларов в 2005 году).

Несмотря на заверения российских властей о том, что гражданским свободам в России ничего не угрожает, миссионеры явно не намерены сворачивать свою деятельность в нашей стране. Так, американский Сенат 21 июля проголосовал за выделение на поддержку демократии в нашей стране в следующем году 85 миллионов долларов, что на 37 миллионов больше, чем просил Джордж Буш. По данным газеты "Известия", часть из этих денег (5 миллионов долларов) будет потрачена на развитие политических партий, еще пять миллионов уйдут "на содействие Чечне, Ингушетии и другим точкам Северного Кавказа".

Два других крупных спонсора отечественной политики - политэмигранты Борис Березовский и Леонид Невзлин.

Правозащитники хотят работать как BBC News

В принципе, правозащитники не возражают против того, чтобы их финансировало государство. К тому же, это весьма распространенная практика за рубежом. Скажем, в странах Восточной Европы государство на 20-40 процентов формирует доходы некоммерческих организаций. Финансирование некоммерческих организаций из бюджета широко распространено и в развитых странах. На деньги налогоплательщиков живет, скажем, британское общественное телевидение BBC, однако это не мешает ему проводить независимую информационную политику. В России государство обеспечивает нужды общественных организаций лишь на 1,2 процента - как в Зимбабве и Пакистане.

Однако правозащитники опасаются, что с введением государственной монополии на помощь некоммерческим организациями последние окажутся зависимыми от властей и перестанут выполнять свои функции. Нельзя, чтобы госдотации распределялись между общественными организациями на основании тендеров, уверен Аузан. По его словам, "маленькие некоммерческие организации не в состоянии пройти бюрократические барьеры при осуществлении тендера государственных средств". Гранты должны распределять специально созданные бюджетные фонды. При этом, как уверен правозащитник, их следует вывести из-под контроля государства. "Из того, что эти фонды государственные, совершенно не следует, что ими должна управлять власть. Возможны определенные механизмы саморегулирования, возможно формирование управляющих общественных советов, разделение полномочий - все эти схемы есть, они существуют, мы их можем применить", - продолжает Аузан.

Выступая в среду в Екатериниском зале Кремля, президент дал понять, что готов прислушиваться к мнению общества. "В общем, мы готовы это сделать в совете с вами при выработке механизма взаимодействия в этой сфере. Давайте подумаем над формами решения этой проблемы", - сказал Путин. Надо сказать, у российских властей большой опыт консультаций с общественностью, правда в большинстве случаев они проходят по схеме "А Васька слушает, да ест". Так же, по всей видимости, будет и в этот раз.

Теперь главная интрига заключается в том, удастся ли российским депутатам придать запрету на иностранное финансирование российских партий и общественных организаций видимость демократического закона. Если не удастся, то у экспертов появится дополнительная причина сравнивать российскую политическую систему со среднеазиатскими режимами. Кстати, неделю назад в Казахстане вступил в силу похожий закон. Он вводит административную ответственность иностранных граждан за деятельность, которая способствует избранию на выборах кандидатов и политических партий, а также за финансирование политических партий. За первое правонарушение предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от 200 до 500 долларов и выдворение из страны. Финансирование партий обойдется дороже: физическому лицу придется заплатить штраф в три тысячи долларов, юридическому - штраф в 15 тысяч долларов. Провинившаяся партия подлежит ликвидации, а ее лидеру грозит арест на срок до 15 суток.

Для сравнения, в государствах с развитой демократией поступают несколько иначе. В 1984-1985 годах в Великобритании наступила последняя великая битва классовой войны - забастовку начали шахтеры всей страны. Их поддержали советские профсоюзы, которые посылали британским пролетариям существенную денежную помощь. Несмотря на то, что энергетика Великобритании оказалась на грани коллапса, тогдашний премьер страны Маргарет Тэтчер не стала вводить санкций против шахтеров. Проблема была решена другим способом. В декабре 1984 года в правительственной резиденции Чеккерс под Лондоном состоялась встреча Тэтчер и Горбачева (детали этой встречи были описаны в апрельском номере журнала "Власть"). "Ваши профсоюзы помогают деньгами нашим угольщикам, которые бастуют уже шестой месяц, - заявила "железная леди". - Забастовка продолжается и наносит огромный ущерб экономике Англии. Пока я смотрю на все это спокойно. Hо прошу, чтобы ваши профсоюзы прекратили оказание денежной помощи, иначе мы применим санкции". Говорят, Горбачев растерялся и ответил, что он к профсоюзам не имеет отношения. Считается, что именно с этой встречи началось потепление отношений между двумя странами. Тогда же генсек дебютировал со своим новым мышлением.

Либерально настроенные политики даже не сомневаются, что с появлением запрета на финансирование российских правозащитников из-за рубежа наша страна пойдет по пути азиатских "царьков". По словам независимого депутата Госдумы Владимира Рыжкова (цитирует "Время новостей"), высказывание президента может в конечном итоге обернуться "изгнанием из страны международных общественных организации, которые могут, например, вскрыть факты фальсификации на выборах".

Как бы то ни было, теперь дело за парламентариями. Поставленная перед ними задача осложняется еще и тем, что президент не очень точно определил организации, чье финансирование он хотел бы ограничить. Во время встречи с правозащитниками Путин использовал разные термины: "общественные организации", "правозащитные организации", а под конец потребовал запретить иностранное финансирование "конкретной политической деятельности". Чтобы угодить президенту, депутаты могут перестраховаться и запретить все общественное в нашей стране, что финансируется из-за рубежа.