Новости партнеров

"Интернетное" правосудие

Дело Терентьева как свидетельство прогресса российской милиции

Иски, касающиеся тех или иных публикаций в интернете, стали появляться в последние года полтора-два как грибы после дождя. То статья про Путина покажется правоохранительным органам оскорбительной для президента РФ, то респектабельное интернет-издание потребует в судебном порядке аннулировать регистрацию домена своих гораздо менее успешных коллег, и тому подобное. У отечественных прокуроров и милиционеров появился опыт при работе с подобными делами. В итоге количество перешло в качество, и очередная возможность убедиться в этом представилась нам буквально на днях, когда стало известно о возбуждении уголовного дела против блоггера Саввы Терентьева по факту публикации им комментария в одном из интернет-дневников.

Предыстория конфликта между Терентьевым и прокуратурой Сыктывкара такова: в редакции местной оппозиционной газеты "Искра" было проведено изъятие жестких дисков компьютеров, о чем в своем ЖЖ написал журналист Борис Суранов. Терентьев прокомментировал эту запись рядом нелестных высказываний о милиционерах, признался в своей к ним личной неприязни, а напоследок предложил устраивать сожжения уличенных в превышении должностных полномочий милиционеров на одной из сыктывкарских площадей. Операция в редакции "Искры", а также запись Суранова и комментарий Терентьева датируются серединой февраля 2007 года.

Месяц спустя прокуратура Сыктывкара обратила внимание на комментарий Терентьева, после чего, по словам блоггера, милиционеры изъяли жесткий диск его компьютера. Терентьев также писал в своем блоге, что с него взяли подписку о невыезде. Ну а в августе стало доподлинно известно, что прокуратура возбудила уголовное дело против блоггера по обвинению в совершении "действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по принадлежности к социальной группе, совершенных публично". На всякий случай, внесем ясность: под подвергшейся унижению социальной группой подразумевались милиционеры.

В общем, мы стали свидетелями очередного "интернет-дела", сродни знакомым всем дел "Алкснис против Шевякова" или, из недавних, "Мединский против Лебедева", когда один блоггер подает иск против другого из-за нелестных высказываний о пострадавшей стороне в Сети. Примечательны здесь формулировки, которыми прокуратура Сыктывкара описала факт нарушения Терентьевым закона.

О владении ЭВМ, модемом и навыках работы на нем

Вообще смеяться над всевозможными протоколами и постановлениями давно уже не получается. Про перлы из подобных бумаг уже давно ходят анекдоты, вроде "найдено наличие отсутствия ключей" или "у трупа были красивые голубые глаза с поволокой, левого не хватало". Однако на протоколы осмотров места преступления, если речь идет об "интернетном" деле, или о постановления о возбуждении уголовных дел по фактам публикаций в Сети, смотреть равнодушно не получается до сих пор. Их можно и нужно растаскивать на цитаты, превращать их в анекдоты и увековечивать на сайте bash.org.ru. За примером далеко ходить не будем и обратимся сразу к копии постановления о возбуждении уголовного дела против Терентьева, по данным прокуратуры Сыктывкара, владельца "ЭВМ, модема и навыков работы на нем". Далее в тексте будут приводиться выдержки из постановления о возбуждении уголовного дела против Терентьева.

Чего только стоит квалификация комментария в журнале знакомого как "публичное воздействие на людей с целью побуждения их к совершению насильственных действий в отношении лиц - сотрудников милиции, зарождению у людей решимости и стремления совершить противоправные действия в отношении указанных лиц". Вот так вот можно растянуть на 230 знаков фразу "оставить комментарий". Однако прокуратура на этом не остановилась и решила еще слегка сгустить краски и добавить драматизма, превратив дневник журналиста Суранова в ресурс с неограниченным количеством посетителей, а самого Терентьева - в профессионального ненавистника милиции и нарушителя закона:

"Терентьев С.С., реализуя свой преступный умысел на возбуждение ненависти и вражды к социальной группе - сотрудникам милиции, сознавая общественную опасность и преступный характер своих действий, желая их совершить, с целью возбуждения ненависти и вражды к социальной группе - сотрудникам милиции, путем публичного призыва граждан к борьбе с лицами указанной социальной группы (для тех, кто уже запутался, напомним - сотрудниками милиции, - прим. Ленты.ру) и создания конфликтов с данной социальной группой лиц, умышленно осознавая противоправный характер своих действий, публично, зная, что текстовое сообщение будет доступно не ограниченному числу пользователей сети "интернет", оставил текстовое сообщение под заголовком "Киберполицию юзают на выборах", (тут приводится ссылка на запись Суранова и полный текст комментария Терентьева), в содержании которого имеется прямой призыв к возбуждению ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека, либо группы лиц по принадлежности к социальной группе...".

Угадайте, какой.

Если вы осилили этот фрагмент до конца, а также не забыли об изъятии жесткого диска компьютера Терентьева, у вас должно сложиться впечатление о компетентности группы лиц (сотрудников милиции), занимавшихся делом Терентьева. И не страшно, что прокуратуре не удалось без ошибок написать хотя бы одну ссылку, и не беда, что милиционеры назвали дневник журналиста местной газеты с количеством постоянных читателей в 220 душ, доступным "не ограниченному" количеству человек ресурсом. Проблема тут в другом. Почему бы милиции не взяться за не менее вопиющие случаи оскорбления пресловутой социальной группы или возбуждения ненависти к ней, которые можно найти не то что в комментариях, а в сотнях записей обычным поисковым запросом. Например, таким. На всякий случай, добавим, что мы ни в коей мере не разделяем выдвинутого в этом поисковом запросе тезиса. Этим примером мы попросту хотели сказать, что история с Терентьевым больше всего напоминает показательный процесс, выгодный местным властям.

Прогресс налицо

Напрасно было бы считать, что за минувшие годы методы работы милиции в сфере дел, касающихся интернета, совсем не изменились. Если раньше такого понятия как "интернет" в УК вообще не было, то сейчас и термин появился, и сотрудники милиции стали гораздо более осведомленными об устройстве компьютеров.

Многие, наверняка, помнят историю с интернет-изданием "Грани.Ру", сотрудников которого привлекли в качестве свидетелей по делу о похищении чеченских прокуроров в 2003 году. Несмотря на статус свидетелей, "Грани" пережили несколько неприятных визитов сотрудников московской прокуратуры, в ходе одного из которых был опечатан сервер издания. Он стоял в стойке и продолжал работать. Опечатанный. Смысл действий людей из прокуратуры спустя четыре года узнать так и не удалось.

Правоохранительные органы не обошли в свое время вниманием и "Ленту.Ру" - это произошло в ходе судебного разбирательства по иску УВД Ханты-Мансийского автономного округа о защите деловой репутации. Поводом для конфликта стала заметка на "Ленте", которая, по мнению истцов, не соответствовала действительности. Если кому интересно, судья вынес решение в пользу "Ленты.Ру". Но сейчас главное не это, а то, как следователи делали свою работу.

В качестве места происшествия ими было выбрано здание ханты-мансийского УВД. Следователи осуществляли осмотр "компьютера Intel Pentium III", монитора, клавиатуры, мыши, активных колонок и принтера. "Системный блок представляет собой параллелепипед, корпус окрашен красителем серого цвета", - гласит протокол осмотра. Далее описываются расположенные внутри этого серого параллелепипеда устройства, а затем начинается рассказ о процессе осмотра. Орфография с пунктуацией оригинала сохранены.

"Нажатием кнопки "Включение", расположенной в средней части передней панели, производится включение компьютера. Загружается ОС Windows 98. Для входа в сеть Интернет стрелка курсора выведена на панель управления, на кнопку "Internet Explorer", нажатием левой кнопки "мыши" на ярлык "Internet Explorer", расположенном на рабочем столе выведено "окно" для входа в сеть, где в командную строку введено наименование сайта http://Lenta.ru", - продолжают осмотр следователи. Далее тысячи на две-три знаков следует описание поиска нужной новости на "Ленте", процесса ее распечатки, перехода по ссылке на первоисточник, распечатки этой заметки, а затем и выключения компьютера "согласно правилам пользования компьютером". Причем расписано все очень детально: казалось, что читаешь не протокол, а пособие "Компьютер для чайников". И, кстати, приятно, что в УВД Ханты-Мансийского АО в качестве домашней страницы установлена "Лента"...

Согласитесь, в сравнении с этим, постановление по делу Терентьева выглядит как явный прогресс. Вместо опечатки серверов - изъятие дисков. Вместо описаний системного блока как параллелепипеда с кнопкой "Включение" - указание ссылок, пускай и с опечатками. Это свидетельствует о резком росте навыков работы с ЭВМ среди лиц, принадлежащих к социальной группе сотрудников милиции. Однако все же лучше эти знания применять не для того, чтобы "мочить" обидчиков, а, например, для преследования настоящих экстремистов и сторонников фашистских организаций, которых в Рунете можно найти одним поисковым запросом...

Никита Абдомин

Интернет и СМИ00:0515 октября

Порвали два баяна

Россияне пьют водку и матерятся на камеру. Иностранцы готовы за это платить