Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Волки и овцы

Группа Laibach рассказывает об империях, языках и псевдонимах

У словенской группы Laibach, видимо, роман с Россией. Коллектив неоднократно давал здесь концерты. На пластинке Volk, последней студийной работе Laibach, содержащей новые версии национальных гимнов различных государств, между Великобританией и Францией нашлось место и для главной российской песни. 22 и 23 сентября 2007 года группа вновь выступила в Москве. Оба концерта были основаны прежде всего на материале с диска Volk. Между концертами у музыкантов нашлось время, чтобы рассказать Ленте Ру об империях, языках и псевдонимах.

Лента: Хотелось бы узнать, как вы отбирали материал для альбома Volk? Там есть вполне очевидные кандидаты - например, гимны Словении и Германии. Но как там оказались гимны Японии и Ватикана?

Laibach: Стоит отметить, что гимн - это идеальная поп-песня, с той точки зрения, что ее знает все население страны. Более того, гимн является своего рода визитной карточкой нации. Большинство гимнов, собранных на пластинке, были написаны в семнадцатом, восемнадцатом и девятнадцатом веках, в эпоху империализма. Империи использовали эти песни в качестве своих звуковых символов при захвате новых территорий, как бы говорили: "Вот мы идем". Мы решили собрать на диске гимны самых крупных империй. Япония - крупное империалистическое государство. Ватикан - огромнейшая империя.

Л.: Но Ватикан же совсем крошечный!

L.: Это Ватикан-то крошечный? Да, с точки зрения территории он невелик, но ведь его церкви, такие своего рода посольства, расположены по всему миру. Ватикан под религиозным прикрытием проводит вполне империалистическую политику. Его история обладает всеми атрибутами, присущими крупным империям: кровь, захват территорий и тому подобное. Более того, гимны сами по себе изначально были религиозными песнями.

Л.: Многие треки на альбоме Volk содержат части, исполненные на языках нации-автора гимна. Вы сами разговариваете на словенском, немецком и английском. Но то, о чем поется в гимнах, было вам понятно?

L.: Конечно, мы понимаем, о чем идет речь. Если говорить о русском, например, но мы вполне в состоянии его понимать. Не то чтобы свободно говорим, но неторопливую речь разбираем.

Л.: А как насчет японского гимна?

L.: Мы прочли перевод. Более того, один из участников группы, клавишник, свободно говорит по-японски. У него супруга из Японии. Каждый язык - это тоже своего рода музыка. Его роль в песнях не менее важна, чем роль любого другого инструмента.

Л.: А есть какие-то гимны, переделка которых кажется вам наиболее удачной? Можете выбрать любимые треки на этом альбоме?

L.: Ну, это не нам решать. Мы приложили максимум усилий, чтобы каждая из песен удалась. Эти треки - они, знаете, как наши дети. Как может родитель сказать, что любит какого-либо ребенка сильнее другого?

Л.: А как насчет последней песни на альбоме, NSK? Она довольно сильно выделяется на общем фоне.

L.: Да, мы написали этот трек довольно давно, кажется, году в 1986. Так получилось, что эта песня тоже стала гимном, символом нашего государства NSK, и мы сочли, что ей самое место на этом альбоме. NSK - огромное империалистическое государство, значительно больше Ватикана. (Смеется.)

Л.: И как много граждан включает NSK?

L.: Каждый человек - гражданин NSK, только люди об этом пока не догадываются. Если серьезно, то зарегистрировалось где-то около 5000 человек.

Л.: Каковы формальности? Что нужно сделать, чтобы стать гражданином NSK?

L.: Достаточно заполнить специальную форму, вы ее можете получить у человека, которые продает наши диски. Форму можно и из сети скачать, а потом отправить нам электронной почтой.

Л.: Расскажите, пожалуйста, о дуэте Silence. Что это за проект, и почему вы решили работать над альбомом Volk именно с ними?

L.: Мы вообще сотрудничали с большим числом различных музыкантов. Silence - мы сами попросили их помочь нам при работе над пластинкой, так как нам понравилось их творчество. Нам показалось, что то, что они делают, идеально укладывается в нашу концепцию.

Л.: А что именно они делают?

L.: Электронную музыку, которую сложно описать каким-либо одним термином. Их музыка очень театральная, изящная. Что-то среднее между творчеством Depeche Mode и Принца и театральными постановками. Можно вспомнить и классических композиторов, Шопена, например. Они, кстати, приехали с нами в Москву, принимают участие в концертах.

Л.: Volk - это по-немецки "народ"…

L.: А по-русски - "волк". И в словенском тоже очень похоже.

Л.: Так что же вы все же подразумевали - волков или людей?

L.: Ну, это вы сами можете выбрать. Знаете, бытует вообще такая точка зрения, что поп-музыка - для овец…

Л.: Именно об этом и хотелось спросить: на обложке альбома изображены овцы. Вы сравниваете современных слушателей со стадом?

L.: У слушателей есть выбор. Они сами могут решать, кем им быть. Они могут стать овцами, а могут и волками.

Л.: Вы выступаете под псевдонимами, но иногда используете и настоящие имена…

L.: Вообще-то нет, мы не пользуемся настоящими именами. Это слушатели, поклонники, знаете, они раскапывают где-то информацию… Так с самого начала пошло: мы взяли себе четыре псевдонима, и именно они стали официальными именами участников группы.

Л.: Почему же вы предпочитаете пользоваться псевдонимами?

L.: Такова наша философия. Наша музыка - это не продукт работы индивидуумов, это коллективное творчество. Кроме того, в создании альбомов обычно принимают участие и другие музыканты. Часто мы заимствуем музыкальные идеи. Мы не помешаны на подписях, не испытываем необходимость в том, чтобы везде указывать свое авторство. В конечном счете, надписи Laibach на обложке альбома вполне достаточно.