Картинная паника

Явление призрака "культурного киднеппинга" музеям

На этой неделе стало известно о том, что британская Королевская академия искусств договорилась с четырьмя главными российскими музеями - Русским, Эрмитажем, Пушкинским и Третьяковкой - об организации в Лондоне совместной выставки живописи русских и французских художников 1870-х - 1920-х годов. Британские комментаторы новости сразу отметили, что прославленным полотнам Пикассо, Гогена, Сезанна из российских собраний может грозить арест по искам третьих сторон или превращение картин в имущественные залоги по долгам РФ, как это едва не произошло в 2005 году в Швейцарии с произведениями из ГМИИ. Тогда в лондонской газете The Times подобную тактику назвали "культурным киднеппингом". И вот его призрак замаячил вновь.

Первые сообщения о готовящейся выставке в Королевской академии содержали сведения о том, что британское правительство гарантирует всем экспонатам статус неприкосновенности от посягательств и что соответствующий документ, точнее письмо, уже существует. Но 24 октября в газете The Guardian появилась статья юриста Марселя Берлинса, регулярно комментирующего для этого издания законодательные казусы. Берлинс довольно подробно изложил суть рисков, с которыми российские собрания могут столкнуться, выставляя свои картины в Великобритании.

Третьи стороны

Иски от так называемых третьих сторон грозят Эрмитажу и Пушкинскому музею. Главным представителем этой категории истцов является один человек - гражданин Франции Андре-Марк Делок-Фурко, внук коллекционера Сергея Щукина, чье собрание живописи импрессионистов и постимпрессионистов было национализировано Советами в 1918-1920 годах. Тактика Делока-Фурко менялась несколько раз: он добивался или возвращения ему дедовской коллекции, или ее объединения в бывшем московском особняке пращура, который должен был бы стать бесплатным государственным музеем. Самые громкие эпизоды борьбы Делока-Фурко с российскими музеями произошли в 2001 и 2003 годах, когда наследник Щукина требовал ареста эрмитажной выставки в Риме и экспозиции ГМИИ в Лос-Анджелесе. И, хотя все усилия Делок-Фурко оказались тщетны, Марсель Берлинс не исключает новой атаки - на сей раз в Лондоне.

Залог

Арест 54 картин французских художников из собрания ГМИИ в 2005 году в Швейцарии по иску компании Noga является образцом "культурного киднеппинга" другого рода. В этом случае живопись как таковая не имеет значения, важно, что она является собственностью Российской Федерации. Владелец Noga Нессим Гаон в 1991 году подписал договор о кредитовании РФ для закупки потребительских товаров и продовольствия. Соглашение было составлено так, что Россия оказалась в нем обычной договорной стороной, которая в случае неисполнения обязательств отвечает по долгам перед кредитором свои имуществом. Подобный казус - редкость в международной юридической практике, и он испортил много крови как российским чиновникам, так и российским музейщикам, в первую очередь Ирине Антоновой, директору ГМИИ. Тогда, в 2005 году, швейцарское правительство, не считаясь с решением суда кантона Вале, арестовавшего картины по иску Noga, гарантировало их возвращение в Россию. Теоретически, подобное может произойти еще раз, отмечает в статье в The Guardian Марсель Берлинс.

Сумеречная зона

На руку российским музеям может сыграть ожидаемое в ноябре 2007 года принятие палатой лордов закона о защите произведений искусства, ввезенных на территорию Великобритании. Если закон (кстати, не имеющий обратной силы) будет принят и вступит в силу до открытия выставки, то экспонатам выставки "Из России: французские и русские шедевры из Москвы и Санкт-Петербурга, 1870-1925" ничего не угрожает. В противном случае, то есть если закон будет отложен, экспозиция окажется в рискованном положении. Вполне возможен такой случай, что некая компания, имеющая материальные претензии в РФ, подаст в Великобритании иск против нашей страны и потребует гарантировать свои претензии, и тогда судья может разрешить арест картин, несмотря на письменные обещания правительства (прекрасная иллюстрация независимости судебной и исполнительной ветвей власти, не правда ли?).

На практике вариант с попыткой сделать произведения искусства заложниками хозяйственных споров маловероятна, это признает и сам Марсель Берлинс. Но полностью исключить такой сценарий невозможно. Тем не менее, за последние полтора года немало экспонатов из российских музеев побывали в Лондоне и благополучно вернулись домой, в том числе немалое количество предметов декоративно-прикладного искусства и картин из Государственного Эрмитажа. Насколько известно, на них никто не покушался.

До начала практической подготовки к лондонской выставке осталось немного времени, а "на испуг" уже взяли всех заинтересованных лиц. Получилась добротная ранняя информационная поддержка проекта, и без того обреченного стать "блокбастером".

Юлия Штутина

Культура00:0224 июня

«Они спорили, есть ли у женщины душа»

Слабый пол как украшение интерьера и другие тайны дизайна