Новости партнеров

Антикризисный прокурор

Прокуратура проверяет СМИ на предмет разжигания финансовой паники

Генеральная прокуратура России дала указание прокурорам на местах "противодействовать фактам информационных атак на банки". Об этом сообщает "Коммерсант". По сведениям издания, проверки СМИ на предмет разжигания паники в связи с финансовым кризисом держит на личном контроле генпрокурор Юрий Чайка.

Прокуроров беспокоит ситуация, при которой при помощи СМИ в условиях общей нервозности конкуренты могут расправляться, например, с непонравившимися банками, распространяя информацию об их предстоящем банкротстве. Вкладчики бросаются снимать со счетов деньги, в результате чего банк действительно становится банкротом. Как пишет "Коммерсант", шеф-редактора информационного агентства URA.ru уже вызвали в прокуратуру к следователю по подобному поводу.

Такая проблема, вероятно, действительно существует. Например, известны случаи рассылки вкладчикам SMS с информацией о скором крахе их банка. СМИ об этом пишут, в результате чего доверие к банку действительно падает. Однако многое в инициативе прокуратуры вызывает непонимание. Стоит ли наваливаться на СМИ в стране, где буквальный силовой захват предприятий без всякой рассылки панических SMS и заказухи в прессе остается обыденным явлением? Может, надо сначала разобраться с обычным рейдерством, прежде чем еще туже затянуть хомут на и без того сговорчивых журналистах?

Инициативу прокуратуры интересно рассмотреть и с формальной стороны. Имеют ли прокуроры вообще право вмешиваться в работу СМИ, если речь не идет о пропаганде экстремизма и тому подобных вещах? Распространение недостоверной информации и слухов и без того уже давно запрещено законом о СМИ (статья 51). Предприятие, посчитавшее себя опороченным, может обратиться в суд и добиться опровержения недостоверной информации и материальной компенсации. Конечно, в условиях финансового кризиса этот путь малоэффективен, поскольку к моменту вынесения приговора от банка может ничего уже не остаться. Так что "силы быстрого реагирования" в лице прокурорских бригад действительно могут кому-то представляться решением проблемы, хотя антикризисные менеджеры в прокурорских погонах являлись до этого бизнесменам, вероятно, лишь в кошмарных снах.

Однако не все так просто. Той же 51 статьей запрещено сокрытие общественно значимых сведений. Ситуация близка к безвыходной. Ведь информация о том, что банк вот-вот обанкротится, может быть сочтена общественно важной, но если она будет распространена, люди кинутся снимать деньги со счетов и банк обанкротится наверняка. Не упрощает дело и то, что в 49 статье закона о СМИ говорится не только об обязанности журналиста проверять информацию, которую он получает, но и сохранять, если он считает нужным, конфиденциальность ее источника.

Конечно, закон о прокуратуре позволяет прокурору предостерегать граждан о недопустимости нарушения закона и следить за его исполнением. Но если речь не идет о пропаганде терроризма и нет уголовного дела, должен ли журналист рассказывать прокурору, откуда ему стало известно об исчерпании резервов какого-нибудь банка? Судя по всему, не должен. Пусть даже это просто слух, если его подать в виде предположения с необходимыми оговорками, придраться будет сложно.

А что делать, если паническую информацию будет распространять представитель власти - его тоже нельзя цитировать? Когда премьер Владимир Путин несколькими словами обрушивал акции "Мечела", нагнетая страсти вокруг здоровья его руководителя, это надо было вырезать из эфира? Получается, кому-то все-таки можно обесценивать акции и сеять панику среди кредиторов... Или это можно было делать, но только до кризиса?

Естественно, рассуждения, которые ссылаются на закон о СМИ, давно уже стали пустословием, поскольку закон этот, по мнению многих, не работает. Одни его нормы, касающиеся свободы СМИ, негласно признаны утратившими силу, другие - временно недействующими, третьи - необязательными к исполнению. Таким же пустословием кто-то может счесть и ссылки на закон о прокуратуре.

Прокурорская инициатива уже вызвала протесты. Общественная палата, призванная защищать права и свободы граждан, конечно, не могла одобрить намерения Юрия Чайки. Однако, учитывая расстановку сил и свой скромный статус, она не могла его и осудить. Поэтому председатель комиссии по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов Анатолий Кучерена, как сообщает "Интерфакс", выступил с весьма экстравагантным мнением, назвав заявление генпрокурора "преждевременным". Что тут имелось в виду, не понятно. То ли надо сначала дождаться завершения финансового кризиса и уже потом браться за журналистов, то ли надо было уже начинать потихоньку, а заявление сделать как-нибудь потом.

Но в законе о СМИ все же есть статья, весьма точно отражающая условия, в которые авторы прокурорской новации хотели бы поставить СМИ. "Порядок сбора информации журналистами на территории проведения контртеррористической операции определяется руководителем контртеррористической операции", - говорит нам предпоследний абзац статьи 4. Тогда все сходится: информацию о предстоящем банкротстве одних предприятий нельзя ни собирать, ни распространять, а про другие - можно распространять, даже не проверяя источники. Если признать спасение российской финансовой системы контртеррористической операцией и назначить ее руководителем генерального прокурора, то легальная сторона процесса будет полностью соблюдена.

Россия21:0115 августа

Игры победителей

В Москве прошла мини-олимпиада для детей, преодолевших тяжелые заболевания