Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Недоверие к своим

Татарский оппозиционер Ирек Муртазин просит судить его за пределами Татарстана

Новый поворот произошел в деле Ирека Муртазина, бывшего пресс-секретаря президента Татарстана, известного журналиста и блогера, обвиненного в клевете на своего бывшего начальника Минтимера Шаймиева. Обвиняемый написал письмо Дмитрию Медведеву, в котором просит судить его, Муртазина, за пределами Татарстана, поскольку он опасается предвзятости местных судов.

Начать следует, пожалуй, с того, что бывший пресс-секретарь татарского президента давно известен своим критическим отношением к бывшему начальнику. Уволившись из президентской администрации, Ирек Муртазин даже написал книгу "Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана". В ней автор изложил свои соображения о президенте и рассказал о причинах, по которым в нем разочаровался.

Книга вышла в 2007 году, однако власти взялись за нее после эпизода, произошедшего значительно позднее. 12 сентября 2008 года Муртазин написал в своем блоге о том, что Шаймиев, находившийся в то время на отдыхе на турецком курорте Кемер, умер. Как блогер пояснил уже в комментариях, эту информацию он получил он некоего человека, отдыхающего там же: "звонил товарищ, отдыхающий в Кемере, там творится что-то невообразимое... В Казани тоже есть внешние признаки того, что произошло что-то очень серьезное (отмена очень важных совещаний, срочное возвращение из командировок, заказ срочных чартеров в Турцию)".

Из блога Муртазина информация разошлась по интернету, а потом попала и в СМИ. Вскоре пресс-служба Шаймиева выступила с официальным опровержением, в котором говорилось, что президент жив и с ним все в порядке.

Этому опровержению, однако, мало кто поверил. Одни (в том числе и Муртазин) полагали, что смерть Шаймиева будут скрывать до последнего, потому что после нее в республике вспыхнет борьба за власть, и окружение президента хочет к ней подготовиться. Другие полагали, что у Шаймиева, которому 71 год, случился микроинфаркт и он в плохом состоянии.

Масла в огонь подливало то обстоятельство, что, несмотря на все заверения пресс-службы, сам татарский президент на публике не показывался, и в СМИ не появлялись его свежие фотографии или видеозаписи с его участием. Такое подвешенное состояние продолжалось до 29 сентября, когда Шаймиев пришел на проходивший в Казани футбольный матч (при том что поначалу сообщалось, что его отпуск продлится до 22 числа).

19 сентября, еще до возвращения президента из Турции, по факту распространения слухов о его смерти было возбуждено уголовное дело, главным и пока единственным фигурантом которого стал Муртазин. Сначала в прокуратуре, куда журналиста вызвали на допрос, говорили, что он проходит в качестве свидетеля (что не помешало провести у него дома обыск и изъять его компьютер и записную книжку). Однако 10 декабря Муртазину было предъявлено официальное обвинение по части 2 статьи 129 (клевета) и статье 137 (нарушение неприкосновенности частной жизни).

К материалам дела приобщили не только сообщение о смерти Шаймиева, но и упомянутую выше книгу Муртазина. Следователи полагают, что и в ней содержатся ложные сведения о президенте Татарстана.

Сам Муртазин своей вины не признает и выражает уверенность, что будет оправдан, если ему обеспечат беспристрастное судебное разбирательство. "У меня есть серьезные основания считать, что возбуждение в отношении меня уголовного дела – это логическое завершение той беспрецедентной компании по травле меня и моих товарищей, которая была форсирована в течение последних нескольких месяцев", - пишет журналист в письме Дмитрию Медведеву. Копии обращения были отосланы Генпрокурору РФ Юрию Чайке, а также прокурору Татарстана и руководителю Следственного управления СКП по республике.

Объясняя причины, по которым его преследует республиканская власть, Муртазин рассказывает в письме о своей деятельности, которая вызывает недовольство высокопоставленных чиновников. "Уже несколько лет я и мои товарищи пытаемся противостоять волюнтаризму и правовому нигилизму казанской городской и республиканской властей. Мы провели десятки пикетов, митингов...", - пишет бывший пресс-секретарь Шаймиева, указывая, что он вместе с соратниками борется против коррупции, игорного бизнеса, уничтожения исторического облика Казани и так далее.

Понятно, что сообщение о смерти Шаймиева, которое разместил в своем блоге Муртазин, не соответствовало действительности – президент ведь оказался жив. Но, согласно российскому Уголовному кодексу, клеветой считается распространение именно "заведомо ложных сведений", к тому же "порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию".

То есть, по идее, сторона обвинения должна доказать, что журналист лгал специально, а не просто по легкомысленности пересказал непроверенную информацию. И более того, что сообщение о смерти порочит честь или подрывает репутацию.

Справедливости ради нужно добавить, что, сообщая о якобы имевшей место смерти Шаймиева, Муртазин не выражал по этому поводу радости или удовлетворения. Напротив, он писал, что "честно говоря – не верится. Точнее, не хочется верить".

Кроме того, журналист выразил уверенность, что его уголовное преследование было начато по инициативе президентского окружения. "Я хорошо знаю Шаймиева и считаю, что сам бы он не стал до этого опускаться", - цитирует Муртазина газета "Коммерсант".

Как бы то ни было, в перспективе нас ждут интересные новости: как президент Медведев отреагирует на письмо татарского оппозиционера (если отреагирует), и какое решение вынесет в отношении Муртазина татарский (или не татарский) суд.

Россия00:0112 октября

«Тем, кто послабее, приходится туго»

От этих россиян отказываются при рождении и держат взаперти. Но есть те, кто хочет помочь