Новости партнеров

Большие перемены

Лента.Ру подводит итоги президентской гонки в США

В уходящем году внутриполитическая жизнь Соединенных Штатов шла под знаком выборов президента. Сперва кандидаты вели внутрипартийную борьбу за выдвижение в Белый дом, а затем два фаворита встретились на основных выборах. У республиканцев победителем стал сенатор Джон Маккейн, который в 2000 году с разгромным счетом проиграл борьбу за выдвижение Джорджу Бушу-младшему, а у демократов победу в напряженной борьбе с Хиллари Клинтон одержал сенатор Барак Обама. Обама, проводивший кампанию под лозунгом перемен, взял верх над Маккейном и 20 января официально станет первым чернокожим президентом США.

Президентским выборам в США предшествует продолжительный период внутрипартийной гонки кандидатов: фактически, она началась еще в 2007 году, но лишь в минувшем январе стартовали президентские кокусы и праймериз – две формы первичных выборов, которые проводятся на уровне штатов. По итогам праймериз и кокусов определяется состав делегатов на партийных съездах партий, где формально утверждаются кандидатуры президента и вице-президента. Помимо республиканцев и демократов, в выборах принимали участие представители менее влиятельных сил – так называемых "третьих партий". Иногда третьим кандидатам удается повлиять на общий исход борьбы, но на этот раз их достижения оказались минимальными.

Возвращение Маккейна

Во второй половине 2007 года бывшему мэру Нью-Йорка Рудольфу Джулиани удалось временно превратиться в единоличного лидера республиканской гонки, а сенатор от Аризоны Джон Маккейн, прежде бывший его главным конкурентом, заметно сдал позиции. С началом же кокусов и праймериз расстановка сил разительным образом переменилась. Маккейн сумел обрести второе дыхание и уверенно вышел на первое место, а вот у Джулиани дела не заладились. Вероятно, сказалась определенная легкомысленность "мэра Америки": он недостаточно интенсивно вел кампанию и слишком сильно полагался на свои заслуги после терактов 11 сентября 2001 года. Неубедительно выступив на ранних этапах первичных выборов, Джулиани надеялся взять реванш в так называемый "супервторник" 5 февраля, но потом махнул рукой и 30 января выбыл из борьбы.

Маккейн, напротив, неуклонно двигался вперед. Главным его конкурентом стал бывший мэр Массачусетса Митт Ромни, который в случае победы мог бы стать первым в истории США президентом-мормоном. Сильной стороной Ромни-кандидата по справедливости считали его предпринимательские таланты: обеспечив себе обильное финансирование и умело организовав кампанию, он прочно занял второе место. Третьим в списке кандидатов-республиканцев оказался Майк Хаккаби, экс-губернатор Арканзаса, которому удалось ярко засветиться еще в конце 2007 года. Хаккаби, в прошлом – влиятельный священнослужитель-баптист, сумел расположить себе консерваторов, которые с большой долей подозрительности относились к Маккейну: тот был чересчур либерален в социальных вопросах.

Несмотря на усилия двух конкурентов, Маккейн к "супервторнику" вырвался вперед, а в сам этот знаменательный день, когда кокусы и праймериз республиканцев проходили в двадцати одном штате, окончательно закрепить за собой статус единоличного фаворита. Впрочем, формально гонка продолжалась: лишь в начале марта Маккейн обеспечил себе достаточное для выдвижения в президенты число голосов делегатов итогового партийного съезда. У республиканцев внутрипартийное противостояние было завершено, а в демократическом лагере продолжали отчаянно соперничать Хиллари Клинтон и Барак Обама. Ситуация для Маккейна получилась неоднозначная. С одной стороны, и это было немалым преимуществом, он мог теперь всецело посвятить себя подготовке к основным выборам. С другой – Маккейн лишился большой доли внимания прессы, которая переключилась на демократов, и впоследствии восполнить эту потерю кандидат-республиканец так и не смог.

Затяжная война демократов

В демократическом лагере перед началом праймериз и кокусов фаворитом считалась бывшая первая леди, сенатор от штата Нью-Йорк Хиллари Клинтон. Ближайшим соперником ее выступил чернокожий сенатор от Иллинойса Барак Обама. Было непонятно, удастся ли Обаме, относительно молодому политику, составить серьезную конкуренцию опиравшейся на демократический истеблишмент Клинтон. С началом первичных выборов стало понятно: Обама способен на многое. Он не только дал Клинтон достойный бой, но и сумел к февралю обеспечить себе перевес по числу делегатов на национальный съезд. В ходе затяжного противостояния – демократическая гонка продлилась до июня – Хиллари изо всех сил пыталась преодолеть этот разрыв, но так и не смогла.

Третий по значимости демократический кандидат, бывший сенатор от Северной Каролины Джон Эдвардс, снялся с гонки еще в конце января, и внутрипартийное противостояние превратилось в поединок. Поединок выдался на редкость жестоким и "негативным": львиную долю усилий участники кампании тратили не на рекламу своих кандидатов, а на критику конкурента и поливание его грязью. Особенно сильно доставалось Обаме. Его полное имя – Барак Хусейн Обама, и на информационном поле всплывали не только параллели с Саддамом Хусейном, но и забавная опечатка - вместо "Обама" писали "Осама". Обама вообще оказался очень удобной мишенью для разного рода упреков в недостаточной "американскости": его отец был гражданином Кении, а сам Барак одно время воспитывался в Индонезии, где жил его отчим. Всплески ксенофобии наблюдались даже среди американских негров, наиболее рьяные из которых не желали признавать его своим, то есть "афроамериканцем": отец Обамы американцем никогда и не был, а среди белых предков Барака по материнской линии имеются рабовладельцы.

Что касается выступлений Клинтон, то в них главный акцент делался на неопытность Обамы: федеральным сенатором он стал лишь в 2005 году, а до этого подвизался лишь в политике Иллинойса. Обама же, сделавший центральным пунктом своей программы критику иракской политики Джорджа Буша, напоминал, что Хиллари перед вторжением 2003 года вместе с другими демократами проголосовала за свержение Саддама. Ирак стал сильнейшим пунктом политической программы чернокожего сенатора, потому что он изначально, еще в свою бытность законодателем штата, выступал как ярый противник войны. На свой лад старались уязвить Клинтон и рядовые сторонники Обамы - они, в частности, использовали обидное прозвище "Биллари", намекая на зависимость нью-йоркского сенатора от влияния мужа – экс-президента Билла Клинтона. В целом, несмотря на обоюдные выпады и уколы, кампания Обамы с ее заклинаниями про перемены и мечты носила более объединяющий характер, чем у Клинтон. Нападки же Хиллари, а также ее супруга, на Обаму слишком многим казались необоснованными и излишне грубыми, и это, вероятно, испортило шансы бывшей первой леди на успех.

Ветеран против реформатора

После фактического завершения внутрипартийных гонок центральной интригой стал выбор кандидатов в вице-президенты, вместе с которыми главные фавориты баллотируются на национальных партийных съездах. Обама из всех возможных напарников выбрал Джо Байдена, сенатора от штата Делавэр. Байден сам пытался стать кандидатом в президенты, но отказался от борьбы еще в самом начале января. Выбор вполне объясним. С одной стороны, Байден гораздо менее яркая публичная фигура, что идеально подходило сверхпопулярному любимцу прессы Обаме. С другой стороны, многоопытный (особенно в вопросах внешней политики) Байден мог компенсировать молодость и относительную неискушенность чернокожего сенатора.

По тому же принципу, видимо, выбирали напарника и в штабе Маккейна. Пожилой – в случае победы Маккейн стал бы самым старым избранным президентом США - и многим казавшийся скучным ветеран Вьетнама должен был оживить свою кампанию молодой кровью. Несмотря на очевидность этого, выбор Маккейна оказался неожиданным. Кандидатом в вице-президенты от Республиканской партии стала губернатор Аляски Сара Пэйлин, популярная у себя в штате, но не имевшая большого веса в национальной политике. Возможно, участие Пэйлин, кроме всего прочего, должно было привлечь на сторону республиканцев американок, которые при другом сценарии могли бы из женской солидарности поддержать Клинтон.

Так или иначе, Пэйлин взялась за дело энергично и сурово: неизменно мелькая в новостях, губернатор Аляски вовсю клеймила демократов, а себя пыталась представить человеком из народа и рядовой "хоккейной мамашей". Получилось, в конечном итоге, не слишком убедительно, особенно когда пресса взялась на все лады обсуждать немалые траты республиканского штаба на гардероб Пэйлин. Плюс к тому, картину портил скандал из политической жизни Аляски: Пэйлин подозревали в увольнении одного из служащих по личным мотивам. Конечно, Пэйлин – любительница охоты и противница абортов – смогла заметно подстегнуть энтузиазм республиканцев, но в целом расстановку сил в пользу Маккейна не переломила. Скорее, наоборот. Подтверждение тому – снижение рейтингов губернатора у нее дома на Аляске: если прежде Пэйлин выступала как сторонница межпартийного компромисса, то теперь ее выпады в адрес Обамы сделали "хоккейную мамашу" врагом демократов.

А Обама тем временем двигался вперед и захватывал все новые рубежи. Его превосходство по степени освещения кампании в СМИ укрепилось - не только из-за личных ораторских достоинств, но и благодаря колоссальному финансовому перевесу. На финальном осеннем этапе гонки Маккейн решил воспользоваться финансовыми дотациями из федерального бюджета и пожертвования от спонсоров принимать больше не мог, и его касса оказалась ограничена суммой в 84 миллиона долларов. Обама же от государственного финансирования отказался и всецело положился на спонсоров и не прогадал: только с середины октября до второй половины ноября он потратил более 130 миллионов. В общей же сложности за все время своей кампании Обама собрал рекордную сумму – около 750 миллионов, это больше, чем израсходовали в ходе кампании-2004 все кандидаты вместе взятые. Ко дню выборов 4 ноября Обама обеспечил себе прочное лидерство в рейтингах.

Республиканское фиаско

По результатам общенациональных опросов перед выборами, преимущество демократа составляло в среднем от 5 до 10 процентов голосов, и голосование избирателей относительную точность опросов подтвердило. 4 ноября Обама набрал 69,4 миллиона голосов, а Маккейн – 59,9 миллиона. Кроме того, кампания Обамы перекроила политическую карту страны. Достаточно сказать, что некоторые штаты (Невада, Колорадо, Нью-Мексико, Вирджиния и Айова), в 2004 году отдавшие предпочтение Бушу, на этот раз выбрали демократа с перевесом более 5 процентов голосов. Формально президентские выборы в США являются двухступенчатыми: граждане в ноябре выбирают членов коллегии выборщиков от своего штата, а уже выборщики в декабре избирают президента и вице-президента. В конечном итоге, Обама и Байден заручились 365 голосами выборщиков, а Маккейн с Пэйлин – лишь 173.

Маккейну оставалось лишь признать поражение и поздравить соперника с победой. Обама в виде ответной любезности назвал республиканца достойным противником и символически выразил надежду на дальнейшее сотрудничество. Кроме президентской схватки, партия Маккейна 4 ноября проиграла выборы в Конгресс. В Палате представителей республиканцы потеряли 21 место, а в Сенате – то ли 7, то ли 8 (в одном штате, Миннесоте, итоги выборов до сих пор окончательно не определены). Такой исход неудивителен, если учесть успехи Обамы в мобилизации демократического электората. В общей сложности в выборах приняли участие около 131 миллиона американцев, что является абсолютным рекордом. Процент явки избирателей также был очень высок – по разным подсчетам, от 61 до 63 процентов. Это самый высокий показатель как минимум с 1968 года.

Американская кампания ознаменовалась невиданным прежде явлением – "обамоманией". Первый чернокожий кандидат от ведущей партии, затем – первый избранный чернокожий президент, его обещания вернуть Америке надежду, принести перемены в политику: все это придало происходящему атмосферу революционности. Образ Обамы превратился в икону популярной культуры, которую помещали на одежду, стены, автомобили, песчаные пляжи и куда угодно еще. Разумеется, главным образом обамомания обуяла Соединенные Штаты, но в значительной мере она перекинулась и за рубеж, где поклонники Обамы жаждали видеть в нем не только национального, но и общемирового реформатора. Когда исход голосования 4 ноября стал известен, грянул настоящий взрыв ликования – и в США, и далеко за их пределами. Особым чувством гордости наполнились сердца кенийцев – жителей исторической родины избранного президента, которые вышли праздновать, скандируя: "Мы идем в Белый дом!".

Большие ожидания

Обаме придется как следует постараться, чтобы оправдать надежды последователей. Два главных поля его будущей деятельности – экономика и военная политика. В уходящем году кризис сильно ударил и по представителям бизнеса, и по рядовым гражданам США. Ожидается, что Обама пустит в ход новый план спасения национальной экономики, который обойдется стране в сумму до 1,2 триллиона долларов. Подробности плана пока не известны, но уже выяснилось, кто будет отвечать за экономическое направление в работе новой администрации: министром финансов станет Тимоти Гайтнер, который руководит Федеральным резервным банком Нью-Йорка, а министром торговли - губернатор Нью-Мексико Билл Ричардсон.

Что касается войны, то, по плану Обамы, войска США должны в 16-месячный срок уйти из Ирака. Интересно, что руководить этим процессом предстоит человеку, проводившему военную политику Буша, – Роберту Гейтсу, за которым избранный президент оставил пост главы Пентагона. С Ирака, где ситуация худо-бедно наладилась, "прицел" контртеррористических усилий США должен быть перемещен на Афганистан и соседние с ним беспокойные районы Пакистана, где окопались боевики "Талибана" и "Аль-Каеды". Возможно, Обаме даже удастся наконец сделать то, чего не смог Буш, - изловить пресловутого "террориста номер один" Осаму бин Ладена. Помимо Гейтса, во внешнеполитическую команду Обамы войдут отставной генерал морской пехоты Джеймс Джонс, который станет советником президента по национальной безопасности, и все та же Хиллари Клинтон – она возглавит Государственный департамент.

Хотя в ходе демократических праймериз Хиллари с Бараком вели борьбу не на жизнь а на смерть, после своего поражения сенатор от Нью-Йорка вместе с мужем взялась добросовестно агитировать за бывшего врага, так что антагонизм между Клинтонами и Обамой сошел на нет. Более того, бывшим соратникам Билла Клинтона доверили руководство переходным процессом и важные посты в новой администрации. К примеру, аппарат президента возглавит конгрессмен Рам Эмануэл, который трудился в Белом доме при Клинтоне и снискал славу непримиримого врага республиканцев. Конечно, обильное присутствие людей Клинтона в команде Обамы многим его сторонникам пришлось не по душе, но вера в обещанные перемены оказываются сильнее этого недовольства – по крайней мере, пока.

Мир00:0421 сентября

Мощный приход

Песни, пляски и угар: что вытворяют в американских церквях чернокожие
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли