Время скульптур

На арт-рынке наметились признаки восстановления

Арт-рынок прошел очередную проверку кризисом: два крупнейших аукционных дома провели осенние торги импрессионистами и модернистами. Если результаты аукциона Crhistie's смело можно назвать провальными, то торги Sotheby's впервые за последние три года превзошли даже ожидания организаторов. Благодаря работам Джакометти, Пикассо, ван Донгена и Дерена Sotheby's выручил 182 миллиона долларов - почти в три раза больше конкурента.

Как в любые трудные времена, внимание покупателей привлекали прежде всего работы, инвестиционная ценность которых очевидна. В основном это были классические произведения импрессионистов - Писсаро, Дега, Синьяка и Ренуара, а также относительно дешевые работы художников второго и третьего эшелонов - например, Тамары де Лемпицка и Кеса ван Донгена. Не остался без внимания и "надежный" Кандинский - оба аукционных дома продали три его работы на двоих.

Открывал осенние торги Christie's, выставивший на продажу 41 лот. Главным предметом аукциона была заявлена картина Пабло Пикассо "Голова женщины" - написанный в 1943 году портрет Доры Маар. Картина была оценена в 7 - 10 миллионов долларов, однако участники аукциона не пожелали платить за нее больше 6,4 миллиона, и лот так и не был продан, несмотря на то, что организаторы попытались подогреть интерес покупателей, специально отведя Пикассо место в середине вечера.

На фоне этой неудачи топ-лотом торгов стала одна из первых картин позднего периода Эдгара Дега "Танцовщицы", проданная за 10,7 миллиона долларов - почти на два миллиона дороже верхней границы оценки. Картину приобрел покупатель из Азии, участвовавший в торгах по телефону. Своего Дега продали и на Sotheby's: "Прогулка на лошадях" ушла за 4,67 миллиона долларов.

Всего Christie's удалось продать лишь две трети лотов, большинство из которых ушли по цене, едва превышающей нижнюю границу оценки. Среди таких картин был и пейзаж Клода Моне "Ветей в солнечном свете", проданный за 5,67 миллиона долларов - не последнюю роль в его успехе сыграл тот факт, что картину выставил на аукцион один из крупнейших торговцев импрессионистами французский дилер Поль Дюран-Рюэль. Хотя, как показал пример "Железнодорожного моста у Понтуаза" Писсаро, происхождение не всегда имело значение. Выставленную праправнуком Писсаро работу художника продать не удалось: на нее претендовал лишь один покупатель, предложивший 3,2 миллиона долларов при минимальной оценке в 3,5 миллиона.

Блеклые торги Christie's эксперты объяснили не слишком выдающимся качеством представленных работ: по словам нью-йоркского галериста Пола Грея, владельцы картин неохотно выставляют на аукцион стоящие картины в ожидании лучших времен. Однако за шедевры покупатели готовы платить даже в кризис; это показали, например, "Обнаженная на равнине Росаса" Сальвадора Дали, проданная за 4 миллиона долларов, и "Старый порт в Каннах" Поля Синьяка, цена которого составила 3,77 миллиона.

Высказанное Греем мнение с успехом опроверг Sotheby's, который 4 ноября провел едва ли не самый успешный аукцион за последние три года. Из 66 представленных лотов дому удалось продать 56, выручив 181,8 миллиона долларов и оставив конкурента далеко позади. Особой популярностью среди покупателей пользовался нидерландский последователь Матисса Кес ван Донген - его "Молодой араб" принес организаторам 13,8 миллиона долларов, установив ценовой рекорд на произведения этого художника, а "Обнаженная в черной шляпе" ушла за 3,55 миллиона, почти в два раза превысив верхнюю границу эстимейта. Успешно продавался и другой фовист - Андре Дерен, его "Лодки в порту Колиура" также установили рекорд и были проданы за 14,08 миллиона долларов при оценке всего в 8 миллионов.

Беспроигрышные Писсаро и Ренуар также были с успехом проданы - лучшим экземпляром покупатели сочли "Мост Буальдье и Орлеанский вокзал в Руане" Писсаро, проданный за 7,02 миллиона долларов при оценке в 3 миллиона. Хорошо показали себя и "надежные" работы Василия Кандинского, самой дорогой из которых стало "Резкое и мягкое", проданное на Sotheby's за 10,6 миллиона долларов.

Несмотря на разность результатов, главными предметами и на тех, и на других торгах стали скульптуры. Наибольший интерес покупателей Christie's вызвал один из бронзовых "Поцелуев" Огюста Родена, оцененный в 1-2 миллиона долларов. После активного торга скульптуру, вдохновленную историей Паоло и Франчески, от имени анонимного коллекционера купил нью-йоркский дилер Кристофер Эйкин, заплативший 6,3 миллиона долларов.

Топ-лотом торгов Sotheby's стал "Падающий человек" Альберто Джакометти, скульптуры которого пользовались стабильной популярностью до кризисных времен. Выставленная на торги владельцем издательского дома Conde Nast и коллекционером Самуэлем Ирвайном Ньюхаусом скульптура является одной из шести подобных, выполненных Джакометти в начале 1950-х годов. От всех остальных она отличается тем, что художник раскрасил ее. Это придало лоту особую ценность, в денежном выражении составившую 19,3 миллиона долларов - именно столько заплатил за нее некий коллекционер из Восточной Европы.

Если учесть, что еще летом "Кота" того же Джакометти, оцененного в 16-22 миллиона долларов, на Sotheby's продать не смогли, можно говорить о хотя бы частичном восстановлении рынка, особенно принимая во внимание итоговый результат торгов. Как бы то ни было, до уровня цен 2004-2006 годов, когда топ-лоты продавались по цене 40-50 миллионов долларов, искусству все еще далеко. Пока налицо и все признаки "кризисных" аукционов: предпочтение отдается работам средней и низкой ценовых категорий и проверенной классике.

По мнению некоторых экспертов, на рынок возвращается уверенность. Кое-кто даже полагает, что богатые коллекционеры (в основном из Азии и Европы), благодаря которым цены на искусство достигли небывалых высот, успешно прошли проверку кризисом и снова начали покупать. С достоверностью можно утверждать только одно: осенние торги существенно превзошли результат майских аукционов: тогда Christie's и Sotheby's на двоих продали импрессионистов и модернистов на 164 миллиона долларов, сейчас - на 247,5 миллиона.

Культура00:0616 июня

Папа может

Кино недели: от «Суперсемейки 2» до «Дела Собчака»