Кит финансов

Трейдер прославился на весь мир операциями на 100 миллиардов долларов

Здание JP Morgan. Фото (c)AFP

Главной интригой прошлой недели для мировых финансовых рынков стали сообщения о трейдере, который открыл на рынке деривативов позицию на 100 миллиардов долларов. Хотя законность его действий сомнениям не подвергается, это заставило специалистов вновь обратить внимание на этичность банковских операций с собственными средствами, а также опасность производных ценных бумаг, которые стали одной из причин глобального финансового кризиса.

Астрономические суммы, упомянутые в истории с Бруно Мишелем Иксилем, заставляют вспомнить трейдера Societe Generale Жерома Кервьеля, который нанес своему банку ущерб на 5 миллиардов евро. Разница, однако в том, что все действия Иксиля производятся с согласия и под полным контролем банка JP Morgan, где тот работает. Более того, этот банк в принципе является "королем" рынка кредитных дефолтных свопов (CDS), контролируя до одной пятой всего объема торговли этими инструментами.

Who is Mr. Iksil

Судя по информации, которой располагает The Wall Street Journal, Бруно Иксиль - один из многих трейдеров, работающих на глобальную банковскую империю JP Morgan. Иксиль является французом, живущим в Париже, но проводит рабочую неделю в Лондоне, где осуществляет сделки вместе со своим скромным аппаратом из двух помощников.

Знакомые с французским трейдером источники уточняют, что он не какой-то там "ковбой" и не из тех людей, что гоняют на "Феррари" и носят "Ролекс". Скорее он представляет собой пример хорошего семьянина. В офисе Иксиль появляется в черных джинсах и крайне редко носит галстук.

И вот этот заурядный, обычный с виду человек в одночасье становится мировой знаменитостью, взяв на себя колоссальные риски по управлению активами в десятки миллиардов долларов. И все это - с согласия банка: говорят, что сам глава JP Morgan Джейми Даймон лично отслеживает работу трейдеров на рынках деривативов и анализирует их результаты. Деятельность Иксиля ему, очевидно, нравится, и недаром - в последнее время трейдер приносил своему подразделению примерно 100 миллионов долларов чистой прибыли в год, более полпроцента от прибыли всего банка.

Не меньше впечатлял размах Иксиля и его контрагентов. За масштаб деятельности трейдеры производными инструментами прозвали его "лондонским китом" и даже "Волдемортом" (в честь главного отрицательного героя эпопеи про Гарри Поттера). Крупные сделки он проворачивал уже давно, но по-настоящему показал себя в последние три месяца. Именно в этот период объем торговли в индексе кредитных дефолтных свопов на корпоративные долги с длинным названием Markit CDX North America Investment Grade Series 9 подскочил на две трети. Размер открытой Иксилем позиции достиг 100 миллиардов долларов, а вслед за ним потянулись и многие менеджеры хедж-фондов, также играющих на этом рынке.

Формально ничего незаконного Иксиль не делает. Его деятельность расценивается банком как защита от рисков, а также вложение свободных средств в перспективные бумаги. Однако если копнуть поглубже, возникают вопросы. Во-первых, многие сомневаются в этичности практики трейдинга на собственные средства банков - и такой вид операций будет в США запрещен уже в июне. Во-вторых, рынок кредитных дефолтных свопов, где бал правят крупные могущественные банки, считается непрозрачным и чрезвычайно опасным для всей финансовой системы. Между тем, осуществляемые Иксилем сделки - лишь крошечная часть айсберга.

Опасный рынок

Кредитные дефолтные свопы, вообще говоря, были изобретены самим банком JP Morgan в 1990-х годах. Этот вид деривативов, представляющих собой страховку от банкротства тех или иных фирм или государств, впервые был использован группой финансистов во главе с британкой Блайт Мастерс в 1994 году. Тогда CDS были выпущены против возможного банкротства нефтяной компании Exxon, испытывавшей трудности в связи с катастрофой танкера Exxon Valdez и получившей от JP Morgan гигантскую по тем временам кредитную линию на 5 миллиардов долларов. Таким образом, банк снимал с себя большую часть рисков на случай банкротства Exxon.

Постепенно в игру стали втягиваться другие участники рынка. В конечном итоге деривативы стали выпускать фирмы, вообще не имевшие отношения к какой-либо из сторон в той или иной кредитной сделке. Объем рынка раздулся во много раз и к концу 2000-х годов достиг десятков триллионов долларов. Практически из ничего на глобальном рынке появился пугающий своими колоссальными размерами финансовый навес. Что с ним делать и как избежать его превращения в разрушительную стихию, до сих пор не знает никто.

"Бомба" CDS в целом не рванула во время кризиса 2008-2009 годов - отличились другие производные бумаги. Но осадок, как говорится, остался. Достаточно вспомнить, с какими нечеловеческими усилиями европейские функционеры пытаются придать ситуации с реструктуризацией долга Греции приличный вид, поскольку если назвать ее дефолтом (чем она, по мнению многих инвесторов, и является), то это запустит механизм выплат по CDS. Речь идет о десятках миллиардов евро, способных отправить в нокаут многие европейские банки.

На этом рынке Иксиль - исключительно крупный игрок. Лишь шесть ведущих банков США превосходят его по размеру открытых позиций. Он в одиночку обставляет такие финансовые институты, как Wells Fargo и Taunus. И все же по сравнению с лидирующей шестеркой его активность выглядит скромной. Весь JP Morgan (за вычетом Иксиля) управляет CDS на 5,7 триллиона долларов, ненамного отстает и Morgan Stanley - 4,9 триллиона. По объему эти суммы многократно превосходят и прибыль, и рыночную капитализацию любого банка. Таковы масштабы деятельности "финансовых акул" на этом молодом, пока еще плохо изученном рынке.

Риск на народные деньги

Но основную долю недовольства данной ситуацией порождает не сам факт торговли рискованными бумагами - это, в конце концов, капитализм, здесь риск является нормой. Проблема в том, что трейдинговые операции осуществляются за счет собственных средств банка, а не только привлеченных от клиентов. Однако что есть "собственные средства" банковского холдинга, как не деньги с депозитов, перелитые в инвестиционное подразделение? А депозиты, меж тем, страхуются государством. Таким образом, риски банка переносятся на плечи налогоплательщиков.

До 90-х годов это было запрещено законом Гласса-Стиголла, принятым сразу после Великой депрессии. Во время президентства Билла Клинтона этот закон был отменен, в результате чего любой коммерческий банк получил право создать инвестиционное подразделение. Лишь после краха рынков в конце 2000-х общественность потребовала восстановить нормы закона.

На это администрация США и Конгресс не пошли, однако договорились о компромиссном варианте, который продвигал бывший глава ФРС Пол Волкер. Согласно "правилу Волкера", банкам запрещено вести трейдерскую деятельность, используя собственные средства, но другие инвестиционные операции с ними по-прежнему будут дозволены.

Закон, включающий в себя правило Волкера, вступает в силу 21 июля. Однако банкиры во главе с Джейми Даймоном уже недовольны. Они требуют, чтобы данная норма не распространялась на операции за рубежом, чтобы американские банки не оказались в проигрышной ситуации в сравнении с иностранцами. Если закон будет оформлен именно так (нынешняя формулировка является неоднозначной), то история с Иксилем по запретной статье проходить не будет.

Достаточно сложно предугадать, как здесь поступят американские регуляторы. С одной стороны, общественное возмущение деятельностью банков растет. Ситуация с Иксилем лишь добавила масла в огонь, равно как и скандал с уволившимся из Goldman Sachs топ-менеджером Грегом Смитом. Но с другой стороны, никто не хочет лишиться поддержки банкиров накануне выборов президента, поскольку Уолл-Стрит в США остается сильнейшей группой лоббистов.

Обсудить
Экономика17:2114 декабря
Валентин Тимаков

«Дальний Восток — дорога к рынку АТР»

Валентин Тимаков — о дефиците рабочих в ДФО и пользе «Дальневосточного гектара»
Экономика17:2813 декабря

Входит и не выходит

Сложно ли попасть в крупную сеть и что бывает с теми, кто встал на ее полку
Поигрались и хватит
Америка признала биткоин, но надежнее он от этого не стал
Валентин Тимаков«Дальний Восток — дорога к рынку АТР»
Валентин Тимаков — о дефиците рабочих в ДФО и пользе «Дальневосточного гектара»
Грустный праздник
Еда, алкоголь и подарки: сколько стоит отметить Новый год
«Весь город наш!»
Грозная банда «Хади Такташ» стала настоящим кошмаром Казани 90-х
Воровской передел
Лидер криминальной России рискует сесть надолго. За его трон развернулась война
Деловая колбаса
Улюкаев готовился к долгой и счастливой жизни, а получил восемь лет строгача
Запахло жареным
Секс с русским святым, геи в балете, педофилы в Голливуде: главные скандалы года
Есть почитать че?
Библиотека как мир, гуки и геи в беде, сразу два Линча: топовый артхаус на 2A17
Вера и Владимир Набоковы«Не знаю, что с тобой сделаю при встрече»
Что писал Набоков своей жене во время разлуки
«Евреи забили гвоздь в голову русскому человеку»
Шпионы КГБ обвиняли советских рокеров в победе мирового сионизма
Poloвинка
Поездка на передней части будущего седана VW Polo для России
Чудо-Judo
Вспоминаем молодежный трансформер Nissan Judo, о котором все забыли
8 лимузинов, появление на свет которых сложно оправдать
Большие, длинные и чрезвычайно бесполезные
Погружение в кирпич
Мы посидели в новом «Гелике» и не узнали его. А потом вылезли – и узнали
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей