Не судите как кавказца

Прокурор попросил отпустить Расула Мирзаева: репортаж "Ленты.ру"

В четверг, 15 ноября, судья Замоскворецкого суда Москвы зачитал результаты пятой по счету экспертизы в деле спортсмена Расула Мирзаева. На этот раз характер травм студента Ивана Агафонова анализировала комиссия Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава. Пятое исследование должно было поставить точку в судебном разбирательстве по делу Мирзаева и ответить на главный вопрос: умер ли 18 августа 2011 года Агафонов от удара Мирзаева - или нет. В итоге специалисты не обнаружили связи между ударом спортсмена и смертью студента.

Приговор Мирзаеву собирались вынести еще в августе 2012-го, тогда прокурор просил для него два года ограничения свободы. Но после прений судья Андрей Федин оглашать решение не стал, а назначил по делу новую - пятую по счету - экспертизу. Минюст заявил, что провести ее не сможет. В итоге эта миссия легла на Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава.

Комиссия центра судебно-медицинской экспертизы, в которую вошли медики ведущих институтов страны, подтвердили, что удар спортсмена и смерть Агафонова между собой не связаны. 15 августа 2011 года Мирзаев ударил студента в правую скулу около входа в столичный клуб "Гараж". Результатом этого удара стал только ушиб мягких тканей и синяк. Закрытую черепно-мозговую травму (перелом чешуи затылочной кости, из-за которой, согласно заключению специалистов, наступило кровоизлияние в мозг; из-за него студент умер 18 августа) Агафонов заработал, упав на асфальт с высоты своего роста. Студент ударился левой затылочной частью головы.

По мнению экспертов, удар Мирзаева в скулу мог придать ускорение телу юноши, но методик, которые могли бы посчитать силу и энергию удара, не существует. Хотя в ходе прошлого исследования в Военно-медицинской академии Министерства обороны эксперты даже смогли рассчитать силу удара Мирзаева в ньютонах. И, в отличие от других своих коллег, пришли к выводу, что удар был "несильный". Определить, использовал ли чемпион мира по смешанным единоборствам свои специальные спортивные навыки (в момент, когда спортсмен ударил Агафонова по скуле), медики не смогли.

Адвокат Мирзаева остался пятой экспертизой доволен, а вот защитников потерпевших она не удовлетворила. По их мнению, у специалистов следовало также уточнить, потерял ли Агафонов память после удара Мирзаева. Кроме того, надо было попросить их оценить спортивные данные Мирзаева - и выяснить, как именно он бил студента - кулаком или ладонью. Прокурор встал в этом вопросе на сторону подсудимого: то, как Мирзаев бил, установили на судебном заседании; оценивать спортивные навыки эксперты Минздрава не могут. Судья Федин отклонил ходатайства защитников семьи Агафоновых Оксаны Михалкиной и Матвея Цзена и перешел к прениям.

Новый прокурор Андрей Сергеев признал, что фактически повторил на прениях выступление своей коллеги Юлии Зотовой (она прежде представляла обвинение по делу Мирзаева). "18 августа Мирзаев добровольно пришел в органы следствия, написал явку с повинной, - певуче зачитывал прокурор. - Ударил Агафонова на почве неприязненных чувств. Ушел с места происшествия только когда убедился, что Агафонов жив. Оказывал медицинскую помощь". В этот момент раздался крик Александра Агафонова - отца погибшего студента: "Да он убежал, как подлый трус, какую помощь он оказывал!" По делу, продолжил как ни в чем не бывало прокурор, проведено пять экспертиз. "Что достаточно немало", - подметил гособвинитель. Медики выяснили, что удар чемпиона мира к травме в левой затылочной области привести не мог. "Сила была небольшая, для такого удара специальных навыков не нужно", - заявил гособвинитель.

Прокурор Сергеев подробно объяснил, почему считает, что у Мирзаева не было прямого умысла убить или покалечить Агафонова. Тогда бы, заявил обвинитель, спортсмен ударил студента более сильной правой рукой - и не вернулся бы потом, чтобы попытаться помочь ему. "Он мог бы убить его, если бы хотел", - пришел к выводу прокурор за время допросов тренеров Мирзаева и его друзей. - Все сомнения по закону трактуются в сторону подсудимого. В действиях есть преступная небрежность, Мирзаев не предвидел последствия, а должен был". Сергеев попросил переквалифицировать обвинение Мирзаеву на 109 статью УК РФ - причинение смерти по неосторожности (при этом обвиняется он по статье 111 - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть). И с учетом смягчающих обстоятельств - явки с повинной, малолетнего ребенка, совершения преступления в первый раз - назначить ему наказание в виде двух лет ограничения свободы.


Расула Мирзаева ведут в зал суда. Фото РИА Новости, Андрей Стенин

Согласно УПК, Мирзаев в этом случае не сможет посещать развлекательные учреждения, участвовать в массовых мероприятиях; ему придется три раза в месяц проходить регистрацию. Однако это наказание спортсмен уже отбыл, поскольку провел год и три месяца в СИЗО (год в изоляторе считается за два года ограничения свободы).

Адвокаты потерпевших в своей речи пытались донести до суда, что дело Мирзаева - прецедентное. "Если бы не было удара, то не было бы и падения. Но я боюсь, что пример Мирзаева породит такие же преступления, как на территории Москвы, так и России. Любой будет понимать, что ответственности за такое не будет. Ну посидит годишко в СИЗО, а потом выйдет на свободу", - говорила адвокат Оксана Михалкина. Позади нее плакала мать умершего Агафонова Татьяна. Защитница заявила, что будет вместе с другими адвокатами (и, видимо, родственниками) добиваться изменения законодательства, "чтобы такие случаи не повторялись, а русских парней не убивали на улицах города".

Адвокат Матвей Цзен назвал 26-летнего чемпиона Мирзаева "ролевой моделью поведения для подростков" и не усомнился в том, что общественную опасность от своих действий он, безусловно, осознавал. "Я, конечно, понимаю, что суд связан с прокуратурой", - сказал Цзен, чем явно вызвал недовольство судьи, и добавил, что будет обжаловать еще не вынесенный приговор.

Отец Агафонова потребовал, чтобы провели новое следствие. Басом прокричал, что не были допрошены все свидетели - и он это не приемлет. "Какую помощь он оказывал? Зачем пудрить всем мозги? Кому вера будет после этого?" - глотая воздух, запинаясь, кричал Александр Агафонов. "Кто может простить смерть ребенка? Как жить, как жить после этого дальше?" - вопрошала мать погибшего Татьяна. Она завершила свою речь тихим вопросом: "За что?" Расул Мирзаев, все это время смотревший прямо в глаза прокурору, судье, адвокатам, опустил голову.

Защита семьи Агафоновых напомнила суду, что 15 августа 2011 года около клуба "Гараж" 19-летний студент Иван катал игрушечную машинку на пульте управления. Он захотел познакомиться с девушкой, стоящей у дверей клуба, направил машинку к ней - и спросил: "Хочешь покатаю?" Студент, по мнению адвокатов, не был виноват, что девушка оказалось подругой Расула Мирзаева, который практически сразу ударил студента по лицу.

Адвокат спортсмена Алексей Гребенской "из-за потока бранных слов и грязи", полившихся на его подзащитного, тоже решил вспомнить события того вечера. По его словам, студент Агафонов вел себя иначе. К девушке Алле 19-летний посетитель клуба "приставал в оскорбительной форме". А когда подошедший к ней Мирзаев спросил, что происходит, Агафонов ответил ему, что он "снимает телку". "В отношении девушки, - уточнил Гребенской. - А потом добавил, что может "снять" и Мирзаева. Все это время Агафонов находился в состоянии алкогольного опьянения". Адвокат напомнил суду и другой факт: студент сам занимался единоборствами. Причем, как ранее выяснял суд, в клубе "Леон" - там же тренировался и Мирзаев. Гребенской даже демонстрировал участникам процесса групповое фото из клуба. На нем в верхнем левом углу сидит Агафонов, в правом нижнем - Мирзаев. Гребенской невзначай напомнил, что студент 15 августа 2011 года находился под подпиской о невыезде: он подозревался в разбойном нападении на клуб. Родители Агафонова, несмотря на доказанные в суде факты, со скамьи крикнули: "Это все ложь!"

- Я понимаю, что сына не вернуть. Но никому никогда не желал зла, ничего плохого не делал, - начал свое выступление на прениях Расул Мирзаев. Говорил он с акцентом.

- Ничего не делал он! Молись своему Аллаху, урод! В глаза мне смотри! - сразу перебил его Александр Агафонов.

- Вам не объяснить, что я чувствую! - спортсмен, наконец, поднял взгляд.

Он рассказал, что об ударе в клубе жалеет уже год и три месяца - все время, что сидит в СИЗО. "Я бил несильно, он дернулся в направлении ко мне - я ударил, - рассказывал Мирзаев. - Я стал помогать, когда увидел, что с ним. Он сказал, что все нормально, и я уехал, просил друзей мне позвонить, сказать, что с ним все хорошо".

Прокурор жестко заявил, что не доказано ни то, что Мирзаев оказывал медицинскую помощь, ни то, что Агафонов проявлял агрессию.

"Полностью признаю вину по 109-й", - сказал Мирзаев тихо - и вновь опустив голову.

Спортсмену ответил адвокат Цзен. По его мнению, Мирзаев не думал об ударе, когда наносил его профессионально, снизу. "Спортсмен-велосипедист же не думает, как крутит педали? Он крутит их так, как его учили! Мирзаев обычно бьет так, что человек падает", - привел еще раз главный довод защиты адвокат. По мнению адвоката Михалкиной, суд предвзят и вместо спортсмена судит семью Агафоновых.

"Если бы я рефлекторно бил, я бы ударил правой, - сказал Мирзаев и добавил более громко и уверенно. - Не надо судить меня как кавказца - как россиянина судите! Я за Россию выступал, а не за Кавказ!" От последнего слова Мирзаев отказался.

Приговор чемпиону мира по смешанным единоборствам судья Андрей Федин огласит 27 ноября 2012 года.

Россия00:0816 июля

Брожение умов

Почему россияне верят в смертельные дрожжи Гитлера и боятся хлеба