Новости партнеров

Законность Ньютона

Процесс по делу Расула Мирзаева затягивается. Репортаж "Ленты.ру"

Процесс по делу борца Расула Мирзаева, обвиняемого в гибели студента Ивана Агафонова, затягивается. Суд постановил провести уже пятую по счету экспертизу, на этот раз - комплексную, с привлечением специалистов из разных сфер. Это делается, чтобы, наконец, установить: предумышленным было убийство, либо же студент просто неудачно упал после удара Мирзаева. Предыдущие четыре экспертизы показали, что самбист действовал непредумышленно, и это означало, что его действия попадают под "легкую" статью УК. Но ни одна из этих экспертиз не вызывает доверия у разгневанных родителей Агафонова.

Судебное следствие по делу Расула Мирзаева 16 августа возобновилось. Бросалось в глаза отсутствие гособвинителя Юлии Зотовой. Это она фактически спровоцировала продолжение процесса, попросив переквалифицировать случившееся с Иваном Агафоновым со статьи 111 УК РФ (умышленное причинение вреда здоровью) на статью 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Это вызвало настоящую ярость у родителей погибшего студента и недоумение их адвокатов, уверенных, что гособвинитель в этом процессе - на их стороне. Прокурора Зотову заменил ее коллега Андрей Смирнов.

В суд на допрос был вызван один из трех специалистов, подготовивших предыдущую (и четвертую из имеющихся в деле) экспертизу, - Сергей Леонов. Он доктор медицинских наук, с 1994 года занимается судебной медициной, работает начальником отдела медико-криминалистической экспертизы при Министерстве обороны России. В экспертизе, которую готовил, в том числе, Леонов, сказано, что удар, нанесенный Мирзаевым Агафонову, не мог стать причиной его смерти. Удар был не таким уж сильным - 159,9 ньютонов. При этом сила удара головой об асфальт после падения Агафонова составила 90 ньютонов (для сравнения: удар профессионального боксера может превышать 500 ньютонов).

Перед адвокатами семьи Агафоновых стояла задача доказать некомпетентность эксперта, и они приступили к ее исполнению - не без помощи судьи Андрея Федина. Судья сразу спросил эксперта, есть ли у него физическое и математическое образование: ряд тезисов в экспертизе требовали специальных знаний (а значит, и высшего образования) в этих областях, у эксперта же было только медицинское. Эксперт Леонов сказал, что примененные в экспертизе формулы по уровню сложности относятся к шестому-восьмому классам школы, и у него они затруднений не вызвали. Более того, он повышал свою квалификацию в политехническом институте, опубликовал свыше ста научных работ и пять монографий.

Но адвокатов это не остановило. "Вам знаком второй закон Ньютона?" - спросил Леонова защитник семьи Агафоновых Матвей Цзен. Судья снял вопрос как не относящийся к делу, но после этого началось. Эксперта спрашивали, есть ли у него специальные знания в области единоборств. Разбирается ли он в ударных травмах, если докторскую диссертацию он защищал по рубленым травмам. В суде вспоминали правило рычага и законы Архимеда. Корреспондент "Ленты.ру" впервые со времен средней школы услышал формулу: "Сила = масса, умноженная на ускорение".

На процессе по делу Мирзаева клетку подсудимого, как и в деле Pussy Riot, теперь охраняет собака - довольно спокойная. Но, услышав про правило рычага, собака заскулила. В это время рядом с корреспондентом "Ленты.ру" скучала девочка лет 12-ти. Она была в черной футболке с имперским флагом и надписью "Все на Русский марш 4 ноября 2011 года".

Адвокаты потерпевших Матвей Цзен и Оксана Михалкина продолжили наступление. Эксперта продолжали фактически обвинять в том, что он некорректно указал рост Мирзаева и Агафонова и, как следствие, ошибся с местом, в котором у студента находился центр тяжести при ударе. Леонова корили за то, что экспертиза построена на результатах следственного эксперимента, а не на видеозаписи из ночного клуба, где произошел инцидент. Эксперт в ответ говорил, что запись ужасающего качества, и по ней сложно что-то определить. Адвокат Расула Мирзаева Алексей Гребенской просил снять примерно каждый третий вопрос, задаваемый эксперту. Но судья Федин не только этого не делал, он еще и помогал адвокатам потерпевших с формулировками. Родители - Александр и Татьяна Агафоновы - с каждой новой репликой эксперта все больше выходили из себя. С их места доносились слова "чушь" и "бредятина".

Сергей Леонов вышел из зала, и судья сам - хотя это вообще-то прерогатива адвокатов - поставил вопрос о проведении новой, теперь уже комплексной экспертизы. То есть проводить ее будут не только медики - они считаются специалистами только в "одной области знания", но еще и физики с математиками, а также эксперт по биомеханике. Гособвинитель Смирнов ходатайство поддержал. Адвокаты потерпевших не только поддержали, но и намекнули: не так уж и компетентен был вызванный на допрос эксперт. Когда очередь высказываться дошла до Александра Агафонова, судья Федин предупредил его заранее: "Недопустимо оскорблять эксперта!"

Защитник Мирзаева Гребенской сказал, что дополнительная экспертиза - это "очередной фарс" на этом процессе. "Это нецелесообразно, эксперт дал исчерпывающие ответы на все вопросы. Проведенные ранее экспертизы друг друга дополняют и не противоречат, - говорил он. - Назначение новой - недопустимое затягивание процесса!" Он подытожил: "Назначение новой экспертизы объясняется нежеланием судьи выносить приговор".

Слово получил сам Мирзаев. "Да четыре экспертизы уже показали, что не виновен я. Да я пощечину ему дал - и все", - буквально взмолился самбист, который еще два дня назад был уверен, что на этой неделе выйдет на свободу. "Да ты посмотри сюда, ты, невиновный!" - взвился отец Агафонова. Судья удалился на принятие решения об экспертизе, в зале тут же начался скандал.

- Да будьте вы людьми. Дети и с качелей иногда падают, что же вы так, - сказала женщина из группы поддержки Мирзаева.
- Бога побойтесь, - отвечали ей родители Агафонова.
- Воспитывать своих детей надо нормально, - бросил Агафоновым один из ходящих в суд борцов.
- Это вы своих воспитывайте так, чтоб они не убивали тут никого! - кричала ему Татьяна Агафонова. - Да если б мой сын кого-то из ваших так ударил, нас бы всех уже в живых не было. Что, не так, что ли?!

Ее разгневанный голос было слышно даже с улицы. Александр Агафонов рассуждал о "продажности" эксперта Леонова. Сам Леонов давал интервью многочисленным телевизионщикам. "В целом, я считаю, что доказал свою правоту", - говорил он. Его буквально оттолкнула женщина с черно-бело-желтой ленточкой на руке. Она отрекомендовалась Елизаветой Емельяновой-Сенчиной, писательницей и другом семьи Агафоновых. Экспертизу она назвала "просто бредом", который был скачан из интернета. Вопрос, есть ли у нее медицинское образование, Емельянова-Сенчина гордо проигнорировала.

Перерыв продлился около часа, затем из совещательной комнаты вышел судья Федин и постановил назначить новую экспертизу. Что бы она ни показала, процесс затянется. Мирзаев прислонил голову к прутьям решетки и закрыл глаза. Комплексную экспертизу будет проводить Российский Федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ. Почти до восьми вечера стороны готовили вопросы экспертам, периодически ругаясь из-за того, что вопросы уже задавались в ходе предыдущих экспертиз. Потерпевшие тем временем припоминали Мирзаеву, что он пришел в ночной клуб с девушкой, будучи женатым человеком; тот не реагировал.

Поздно вечером, в начале десятого, судья объявил, что всего экспертам предстоит ответить на 10 вопросов (всего обе стороны подготовили 21 вопрос). Процесс возобновится 17 сентября.