Канал, культура

Что нужно знать о 55-й биеннале в Венеции

Скульптура Марка Куинна «Беременная Элисон Лаппер»
Фото: Gabriel Bouys / AFP

Первого июня официально открывается 55-я Венецианская биеннале — один из главных смотров современного искусства, сколь престижный, столь и увлекательный. Традиционно новая биеннале пытается превзойти предудыщую, ставит рекорды по количеству участников или сумме затраченных на мероприятие средств; кураторы же состязаются в концептуальности и умении придумать что-нибудь совершенно особое. «Лента.ру» решила собрать «самые-самые» факты о начинающейся биеннале в Венеции, которая в этом году продлится до 24 ноября.

1. Самый молодой куратор

Итальянец Массимилиано Джони, один из директоров нью-йоркского «Нового музея», пожалуй, главная звезда нынешней Венецианской биеннале. Самый молодой куратор в ее истории был выбран как представитель «нового поколения», способный сделать не только репрезентативную подборку современных авторов, но и посмотреть на искусство в историческом ракурсе, найти связь настоящего с прошлым. Поскольку, по мнению Джони, искусство прошлого актуально как никогда, на Венецианской биеннале больше, чем когда-либо собрано произведений покойных художников.

Джони был главным редактором журнала о современном искусстве Flash Art, занимался арт-критикой, потом переключился на кураторство. В начале 2000-х побывал сокуратором Венецианской биеннале и «Манифесты», в 2008 выступил куратором биеннале в Кванджу. Имя Джони тесно связано с итальянским художником Маурицио Кателланом, вместе с которым они открыли уже несколько галерей. В прошлом Массимилиано в буквальном смысле побывал в шкуре Кателлана — был его двойником, давал от его имени интервью, читал лекции. Обман раскрылся достаточно быcтро, но оба явно повеселились.

2. Старое название

«Энциклопедический дворец». Именно так называется основной проект биеннале, курируемый Джони. И название, и идея отсылают к утопическому проекту художника-самоучки Марино Аурити (1891–1980), придумавшему построить музей под названием «Энциклопедический дворец», где были бы собраны все знания человечества — изобретения от древних времени до настоящего времени, от колеса до спутника. Такой музей должен был вырасти в Вашингтоне в виде 136-этажного небоскреба, но безумная идея осталась только идеей.

Теперь в «Энциклопедическом дворце» Джони пытается собрать самые разнообразные знания (что, как он признается, в современном информационным потоке сделать еще труднее) и понять, как изображения эти самые знания структурируют и формируют наше представление о мире. Проект Джони про реальные и воображаемые образы, про функции воображения. Обращаясь к несуществующему музею Аурити, куратор сознательно выбрал для основной экспозиции произведения не только профессиональных художников, но и самоучек, аутсайдеров, каковым кокетливо объявил и себя. Знаниями о мире и искусстве в его «Дворце» делятся 150 авторов из 38 стран; от России же в основном проекте участвуют Николай Бахарев, Виктор Алимпиев и Евгений Козлов.

3. Русская «Даная»

Официально национальные павильоны откроются 1 июня, но журналистов в них начали пускать раньше. Только 29 мая стало известно, что же придумал концепуталист Вадим Захаров: детали и подробности, касающиеся экспозиции российского павильона, держались в строжайшем секрете. Выяснилось, что Захаров работает с древнегреческим мифом о Данае — дочери царя Акрисия, оплодотворенной Зевсом, проникшим к ней в подземный медный терем в виде золотого дождя.

С одной стороны, Захаров наглядно иллюстрирует миф — на первый этаж выставки могут пройти только женщины, прихватив с собой специально заготовленные зонтики. Там на них прольется золотой дождь — блестящие монеты, сделанные по дизайну Захарова. Мужчины могут сверху, преклонив колени, наблюдать за «падением» монет и рождением мифа. Но уже на втором этаже под потолком можно увидеть сидящего на балке мужчину, поедающего арахис и сбрасывающего шелуху вниз. Шелуха, собственно, — те же деньги.

Универсальность мифов позволяет интерпретировать их совершенно по-разному, однако визуализированный золотой дождь здесь достаточно однозначно отсылает к мировому денежному рынку и к человеческим порокам — жадности, расточительности. И хотя захаровская экспозиция порождает много смыслов (в том числе напрашиваются разнообразные толкования гендерного вопроса), аналога героя божественного происхождения (сына Данаи Персея) здесь, кажется, не найти. Да и откуда ему взяться, если во главе не бог, а порок.

4. Первый куратор-иностранец

Скорее всего, молва о золотом дожде и возможности взять монетку на память разойдется, и русский павильон попадет в число самых популярных. Судя по заголовкам в иностранных СМИ дождю у русских действительно удалось привлечь внимание. Пожалуй, у нашего павильона и неплохие шансы на Золотого льва. По крайней мере, Удо Киттельман директор Национальной галереи Берлина, говорит, что работа выдающаяся, смыслы серьезные и вклад Захарова в биеннале огромен.

Киттельман стал первым иностранцем, которому доверили курировать российский павильон. И это также может сыграть нам на руку. Киттельмана предложил сам Захаров, который работает с немцем с 80-х годов. Приглашение иностранного куратора отражает интернациональный дух биеннале и «размывание» национальных павильонов, уже и не национальных вовсе. Сохранится ли тенденция с иностранными кураторами, говорить рано, зато уже известно, что на следующую биеннале Россию поедет представлять опять концептуалист.

5. Французский немец Ай Вэйвэй

Китайского художника Ая Вэйвэя, преследуемого в родной стране формально за неуплату налогов, а в действительности за инакомыслие, стало до неприличия много. Ай Вэйвэй — везде: и в театре играет, и альбом записывает, и видео выпускает. На биеннале самого известного китайского художника тоже немало: в Венеции показывают три его инсталляции, причем одна из них — «Взрыв» — демонстрируется в рамках немецкой экспозиции, размещенной, в свою очередь, в павильоне Франции.

На самом деле работы китайского диссидента, когда-то проживавшего в Америке, а теперь запертого в Китае, очень мощные. Особенно инсталляция S.A.C.R.E.D. — шесть железных ящиков, в которых он изобразил сцены из тюремной жизни: в 2011 году художник провел 81 день в тюрьме. Ай Вэйвэй показал себя и своих стражников, наблюдающих за арестантом в уборной и в камере. Два года назад Ай Вэйвэй вынужденно пропустил биеннале, на этой он объяснил, чем был занят. Ай Вэйвэй и сейчас не может покинуть Китай, зато в Венецию прилетела его мама.

6. Дебютант-Ватикан

На 55-й биеннале представлено 88 национальных павильонов, причем десять стран, в том числе Багамы, Ангола, Парагвай прибыли в Италию впервые. Кураторы национальных экспозиций обычно встречаются с куратором основного проекта и обсуждают свои концепции, однако укладываться в общую стратегию они не обязаны. Однако один из новичков — как представитель важного знания о миреустройстве — для Массимилиано Джони точно важен. Это Ватикан.

Экспозиция Ватикана, решившего настроить диалог с современным искусством еще при папе Бенедикте XVI, посвящена созданию мира и падению человечества. Выставка, отсылающая к главам Книги Бытия, формально делится на три важные части — Создание (Creation), Разрушение (De-Creation) и Возрождение (Re-Creation). Для Ватикана над проектом работали миланская арт-группа Studio Azzurro, фотограф агентства «Магнум» Йозеф Куделка и художник австралийского происхождения Лоуренс Кэрролл. Важно, что Ватикан не задавался целью показывать именно религиозное искусство, главное, что католическая церковь обозначила свою связь с современным художественным миром.

7. Деньги

Основной проект Венецианской биеннале — 2013 обошелся в четыре миллиона евро. Массимилиано Джони занимался организацией смотра на протяжении полутора лет, и, по его собственному признанию, много усилий пошло на поиск средств. Поскольку количество участников проекта обычно растет, автоматически повышаются затраты, связанные с перевозкой и страховкой. Кроме того, в этом году, по задумке Джони, на биеннале приехало много работ «старых» художников.

Известно, что, например, спонсоры потратили на экспозицию Ватикана до 750 тысяч евро. «Даная» получила примерно столько же от спонсоров и из бюджета. Российская экспозиция, которую министр культуры Владимир Мединский 29 мая почтил своим присутствием, в общей сложности оценивается в 50 миллионов рублей. В действительности, это не очень много для золотого дождя, хватит ли этой суммы для золотого льва, очень скоро станет ясно.