Где «карабахнет»?

Войну в Закавказье развяжут для сдерживания России

Фото: О. Литвин / РИА Новости

В последние недели на фоне событий на Украине незаслуженно незамеченным осталось очередное обострение в отношениях двух закавказских республик: Армении и Азербайджана в зоне замороженного конфликта в Нагорном Карабахе. К признакам обострения можно отнести несколько важных событий: военно-тактические учения сначала Армении, а затем и Азербайджана в прифронтовой зоне и последовавший сразу за ними визит миссии ОБСЕ по приглашению из Баку. По традиции, оба события сопровождаются жесткими заявлениями, но есть и другой показатель — происходит это на фоне роста числа инцидентов на линии фронта. «Лента.ру» разобралась, чего стоит ждать в случае развития конфликта.

Война и миф

Главное, в чем сходятся сторонники и противники эскалации конфликта в Нагорном Карабахе — война сейчас не нужна ни одной из сторон. Причины, как ни странно, лежат в плоскости экономики. Армения, в частности, уже готова присоединиться к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству — соответствующие переговоры находятся в финальной стадии, стороны согласовывают режим наибольшего благоприятствования в рамках образования. Азербайджан, в свою очередь, буквально в начале месяца изъявил желание принять участие в реализации ряда инфраструктурных проектов совместно с Российской Федерацией.

Очевидно, что война или конфликт, перешедший из замороженного состояния в горячую фазу, поставит крест на планах межгосударственного взаимодействия и бумерангом ударит по экономическим показателям. Но из песни слов не выкинешь. Только за минувший триместр стороны в буквальном смысле обменялись военно-тактическими учениями. Один раз в прифронтовой полосе их провела Армения и трижды, если судить по сообщениям информационных агентств, Азербайджан. Причем останавливаться на достигнутом стороны явно не намерены.

Официальный Баку анонсировал проведение еще двух крупных учебных войсковых операций: одна будет проведена совместно с Турцией, другая — накануне Дня вооруженных сил республики. В этом контексте крайне любопытно, что многие наблюдатели констатируют важную деталь: Азербайджан очень рискует, приближаясь к прифронтовой полосе, как будто провоцируя противника на ответные действия. С армянской стороны в ответ звучат жесткие заявления — в Ереване понимают, что сейчас азербайджанская армия считается хорошо оснащенной и благодаря экономическим показателям страны имеет в своем распоряжении больше ресурсов. Но даже в этих условиях армянская сторона устами оппозиции не оставляет пространства для дипломатии. К примеру, еще в начале июня в информационном поле обеих республик широко разошлось заявление бывшего президента РА Роберта Кочаряна, который «считает Нагорный Карабах неделимой частью Армении». К слову, Кочарян пользуется немалым влиянием в армянской политике и до сих пор имеет довольно серьезную электоральную поддержку.

Широкая повестка регионального конфликта

В этом контексте важно, что эксперты в целом поддержали наблюдения «Ленты.ру», предложив рассматривать «замороженный» постсоветский конфликт в рамках более широкой повестки международных отношений. «Армяно-азербайджанский конфликт является следствием развала СССР и формирования постсоветского пространства, в рамках которого он имел свою логику и грамматику. Это был двусторонний конфликт, который проходил фазы спада и обострения, чаще всего связанные с изменениями в регионе и мире», — сказал «Ленте.ру» армянский эксперт в области военной и национальной безопасности Рачья Арзуманян. По его мнению, «постсоветский период закончился и вместе с ним завершился и армяно-азербайджанский конфликт в той форме, в которой к нему успели привыкнуть как оба народа, так и мир». Арзуманян констатирует важные изменения в политических процессах планетарного масштаба: «В той геополитической реальности, которая формируется на наших глазах, когда о возможности или даже желательности «большой войны» говорится уже в открытую. Армяно-азербайджанский конфликт будет элементом более широкого противоборства, разворачивающегося в мире».

«Оценивая ситуацию, риски обострения того или иного конфликта, возникновения новых, необходимо принимать во внимание, как минимум, процессы на всем Кавказе. Более адекватным подходом были бы оценки в рамках Черноморско-Каспийского региона. Наиболее приемлемым следует признать оценки в рамках всего Большого Ближнего Востока. Время, когда можно было бы позволить себе уменьшить масштаб и рассматривать узкие проблемы закончилось», — констатирует Арзуманян. С ним солидарен специалист по Среднему Востоку Александр Князев, который в интервью «Ленте.ру» также предложил оценивать конфликтную зону в более широком понимании. «Есть признаки не только обострения конфликта между Арменией и Азербайджаном по Карабаху, мне кажется, — рассуждает Князев, — что стоит ожидать и попыток переноса напряженности с Кавказа на Каспийский регион; вполне можно допускать намерение создания "второго фронта" напряженности у границ России, с вовлечением Казахстана, а также параллельно уже идущего украинского кризиса».

Контрольная работа

Еще важнее — понимать, что запущенные процессы зачастую не управляемы. Во всяком случае, нет ни одного повода говорить о том, что Армения или Азербайджан могут удержать контроль над ситуацией. В прессу и социальные сети то и дело просачиваются данные о новых военных операциях на армяно-азербайджанской границе. Накануне армянская пресса растиражировала итоги операции, по результатам которой были взяты пограничные высоты, разделяющие территорию Армении и Нахичеванской Автономной Республики в составе Азербайджана. Таким образом, основания для нового витка конфликта уже есть.

«Рассуждая о надвигающейся горячей фазе конфликта вокруг Нагорного Карабаха, следует говорить как о качественных, так и о количественных признаках, — соглашается с такой постановкой вопроса азербайджанский политолог Ильгар Велизаде. — В качестве качественного признака необходимо иметь в виду характер военных приготовлений сторон, ужесточение политической риторики на фоне отсутствия реальных подвижек в переговорном процессе». Анализируя количественные факторы, специалист предлагает внимательнее приглядеться к «усиленной милитаризации сторон конфликта, росту числа инцидентов на линии фронта, в том числе росту числа убитых и раненых среди мирного и гражданского населения». «Сказанное не просто настораживает, но и позволяет делать неутешительные выводы о растущей эскалации напряженности, грозящей вылиться в новый горячий конфликт между сторонами», — констатирует эксперт.

Схожего мнения придерживается и ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Яна Амелина, которая отмечает «странную синхронность событий, поневоле втягивающих или способных втянуть Россию в силовое противостояние на Украине и на Кавказе одновременно». По словам Амелиной, совокупность многих фактов уже «бросается в глаза и не может не удивлять». «Похоже, внешние игроки кровно (в прямом смысле) заинтересованы в том, чтобы заставить Россию выйти на новый виток мирового противостояния, и для этого будут задействоваться все возможные силы и средства по всему периметру российских границ», — говорит эксперт.

Куда «карабахнет»?

Но «хотят ли русские войны»? Нетрудно ведь просчитать последствия, с которыми столкнется Россия в случае, если закавказская война начнется с новой силой. Пессимисты, к слову, уже рассуждают о создании «дуги нестабильности» в широком пространстве, включающем в себя Каспийский регион, Средний и Ближний Восток, с выходом через Турцию на страны Восточной Европы с одной стороны и через Казахстан на Среднюю Азию — с другой. «Если конфликт разгорится с новой силой, можно предполагать что в него будут вовлечены и региональные, и международные акторы», — подчеркивает в разговоре с «Лентой.ру» Ильгар Велизаде. Его тезисы, как будто в рамках единого исследования, поддерживает и Александр Князев, предполагающий переход «нестабильности из Афганистана» в Каспийский регион, «непосредственно к границам Казахстана». По его мнению, необходимо помнить о том, что главная цель развития конфликтов лежит в плоскости доктринальных установок XX века, где главной мыслью является сдерживание России. По его данным, все самые крупные события последнего времени есть «противодействие евразийской интеграции, форматам ТС и ЕАЭС». А это значит, что «следующие направления этого противодействия будут приходить не только с Закавказья, но и с юга России», — констатирует Князев.

Любопытно, что в этот контекст идеальным образом вписываются несколько конфликтных моделей, которые только получают развитие на пространстве, куда указывают специалисты. Речь идет о формулах развития конфликтов по линии сепаратизма в Казахстане и Узбекистане. Причем в обоих случаях за основу взят важный регион, который не только входит в Центральную Азию (в западной терминологии), но и является составной частью Каспийского региона.

«Время, когда можно было мыслить категориями экономики и соответствующих союзов, закончилось. — предполагает в этой связи Рачья Арзуманян. — Наступает время военно-политических союзов и альянсов. Адекватная оценка складывающегося контекста, масштаба кризиса, основной арены противоборства (в данном случае геополитической) представляется критически важным. В любом случае уже разворачивающиеся кризисы, как то украинский кризис, безусловно, окажут влияние на все евразийское пространство, и мы в самом начале достаточно длительных и болезненных процессов».

подписатьсяОбсудить
00:24 19 августа 2016

Прикусили язык

Почему украинские школьники саботируют изучение державной мовы
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон