Страсть к науке по наследству

Семейные научные кланы в России: династии или корпорации

Василий Жуков
Василий Жуков

Российскую науку наводнили фальшивые диссертации, а получение ученых степеней и почетных званий давно уже стало удобным трамплином для построения карьеры. Все это приводит к девальвации системы ценностей и извращает саму суть научных работ. Но на государственном уровне плагиат вскрывается только тогда, когда это кому-то выгодно. Семья бывшего ректора Российского государственного социального университета (РГСУ) Василия Жукова попала в одну из таких подковерных разборок.

Биты против науки

Бывший ректор РГСУ Василий Жуков, на которого было совершено нападение неделю назад, до сих пор находится под присмотром врачей: у него переломы рук и ног. Сначала уголовное дело было возбуждено по статье «Хулиганство». Но на днях, как стало известно корреспонденту «Ленты.ру», следователи переквалифицировали его на «Покушение на убийство».

По словам Галины Жуковой, под защитой омоновцев семья ощущает себя спокойнее, но угрозы как поступали, так и продолжают поступать. Лидия Федякина, старшая дочь бывшего ректора РГСУ, сообщила, что и уже после нападения на ее отца ей снова звонили и угрожали применением огнестрельного оружия. Как утверждают Жуковы, все разговоры записаны, и пленки уже переданы следствию.

Семейная династия

В семье Жуковых все занимаются наукой. Василий Жуков — академик РАН, заслуженный деятель науки РФ, возглавлял Российский государственный социальный университет восемь лет — с 2004 по 2012 год. А РГСУ входит в число 50 крупнейших университетов России. Супруга, Галина Жукова, занимала пост проректора по непрерывному образованию и развитию карьеры в РГСУ, декана факультета информационных технологий, завкафедрой математики и информатики. Свой пост ректора Василий Жуков передал в 2012 году дочери — 32-летней Лидии Федякиной.

Обе дочери Василия Жукова получили степени докторов наук. Причем Галина Жукова в 2007 году защитила кандидатскую диссертацию, а уже в 2011 году — докторскую, став самой молодой женщиной-доктором наук в России. В это время Галине было всего 26 лет. Наверное, стоит сказать, что средний возраст кандидатов наук — 36 лет. Средний же возраст, к примеру, докторов технических наук — 51 год. То, что Галина Жукова защитила докторскую работу в столь юном возрасте, да еще и всего через четыре года после кандидатской, стало, конечно же, серьезным прорывом в науке.

Василий Жуков был назначен ректором-организатором РГСУ в 1991 году. Сначала университет ютился в помещениях трех школ, и в нем обучалось всего 586 студентов. Борис Ельцин помог получить первые площади, затем университет обзавелся еще несколькими корпусами. Учредителем вуза стало Министерство труда и соцразвития РФ, во главе которого с 2000 по 2003 год стоял Александр Починок. При Починке университет впервые получил бюджетные средства на капремонт помещений. К 2003 году РГСУ стал флагманом отечественного социального образования.

Василий Жуков считает, что его и его семью обвинили в создании «семейной кормушки» беспочвенно. По словам академика, дочь Лидия помогала ему уже со школьных лет и пост ректора заслужила своим трудом и знаниями. Причем, отмечает Василий Жуков, она была на должность не назначена, а победила в вузовских праймериз. Конфликты и обвинения, говорят Жуковы, имеют объяснение. Как утверждает бывший ректор, в 2013 году у нового ректора вуза Лидии Федякиной испортились отношения с Минобрнауки. Федякина отказалась сдавать помещения РГСУ в аренду другим вузам. Претензий к учебному заведению стало больше, университет измучили постоянными проверками. Когда Минобразования опубликовало официальные данные о доходах персон от науки, общественность начала обсуждать зарплату Василия Жукова — в среднем она оказалась равна полумиллиону рублей. Сам Жуков пояснил, что такой результат получился благодаря премии в два миллиона рублей которую он отдал на благотворительные цели.

«Мой диплом лежит дома, и я никому его не отдам»

Скандалы вылились в отстранение Лидии Федякиной в апреле 2014 года от должности ректора. Попутно выяснилось, что в диссертациях и Лидии Федякиной, и Галины Жуковой есть многочисленные заимствования, и эти труды были дисквалифицированы. Правда, Федякину лишить научного звания невозможно, поскольку она защитилась до 2011 года. Но и Галина Волкова, хотя ее работа не успела выдержать трехлетнего срока, не считает себя лишенной степени доктора наук.

«Мой диплом лежит дома, и я никому его не отдам. Я продолжаю считать себя доктором наук, — говорит Галина. — Я беседовала со всеми теми из ВАК, кто официально дисквалифицировал меня. Решение было принято "ими, но без них". "Мы все понимаем, но не можем поступить иначе", — говорили мне в коридорах ВАКа эти люди. Вообще, работу после защиты полгода проверяли на плагиат, потому что мой возраст кого-то смущал, и я не проходила по возрастной планке. Но работа выдержала все проверки. А если теперь вдруг возникли претензии — почему бы тогда не лишить научных степеней всех тех, кто тогда проверял меня?».

Останкинский суд отказал Лидии Федякиной в восстановлении на работе, 16 сентября Мосгорсуд рассмотрит апелляцию защиты.

«Преследование» — именно так Жуковы называют то, что происходит вокруг их семьи, — по мнению семьи ученых, объясняются интересом ряда лиц к богатой базе университета. «Мой отец создал крупнейший университет, который сейчас стал одним из богатейших вузов. В собственности РГСУ более 500 тысяч квадратных метров площадей, здания в 45 городах России, — говорит Галина Волкова. — За 20 лет Жуков мог бы сделать что угодно с этой материальной базой, если бы он был хоть на минутку коррумпированным человеком. И законы в то время это позволяли, было полно лазеек. Но он этого не сделал. Он никому не давал взяток, подарков. И это все до сих пор государственная собственность. Ясно, что это сумасшедший лакомый кусок».

«Я за 20 лет в университете не пользовался своим постом и возможностями. РГСУ не был для меня трамплином, — сказал корреспонденту «Ленты.ру» Василий Жуков. — Университет подготовил 240 тысяч первоклассных специалистов, и они есть везде. Но я сделал глупость, создав богатейший университет в России. Следователи разберутся, но я уверен, что на примере РГСУ строится схема рейдерского захвата».

«С плагиатом борются, когда это выгодно»

Массовые случаи поддельных диссертаций вскрывает сообщество «Диссернет». Как поясняет его основатель Андрей Ростовцев, профессор, доктор физико-математических наук, «Диссернет» передает в ВАК те случаи, по которым не истек трехлетний срок амнистии, то есть диссертации, которые были защищены после 2011 года. «Но ВАК футболит, берет только то, что ему интересно или выгодно, а выгодно это тогда, когда нужно, например, сместить ректора и посадить своего, — говорит Андрей Ростовцев. — С Жуковыми произошло именно это: подоплека гонений — внутренние научные разборки. Экспертные советы ВАК надо перетрясти, они сами курируют изготовление фальшивых диссертаций».

По мнению Ростовцева, для Жуковых РГСУ — дорогое место и «они не хотят его терять», ведь у вуза, действительно, много площадей в Москве и области. Да и места в руководстве вуза весьма доходны. «Верхушка получает больше всего. Администрация вузов сама себя финансирует, распределяя бюджет. Ректорские доходы таковы, что и не каждый министр столько получает. Лидеры имеют 40-60 миллионов рублей дохода в год», — говорит Андрей Ростовцев.

Фальшивый Rolex

В советское время до высокого карьерного места в науке нужно было долго расти. Успеха проще было добиться иными путями — службой в армии, общественной работой, партийными постами. Научная карьера в этом не помогала, и научные степени были узкоакадемическим профессиональным делом. Профессоров уважали, степень доктора наук была очень весомой. «А теперь многие стали стремиться получать научные степени там, где они фактически и не нужны. В итоге людей абсолютно не интересует содержание работы, за которую они получают степень, главное — научное звание само по себе», — отмечает Даниил Александров, кандидат биологических наук, заместитель директора и профессор кафедры социологии Санкт-Петербургского филиала НИУ ВШЭ, один из крупнейших в России социологов науки и образования.

По мнению Александрова, история с нынешними научными трудами напоминает классическую ситуацию с финансовыми и рыночными пузырями: все хотят купить какие-нибудь акции, но когда они есть у всех, то уже никому не нужны. «Это как торговля поддельными часами и драгоценностями. Но когда люди везде могут купить поддельный Rolex, это перестает быть интересным занятием. «Диссернет» тут играет роль иголки, от которой лопнет этот пузырь. Пузырь сдулся бы и так, без «Диссернета». Но, как говорится, если бы его не было, его нужно было выдумать. Они делают интересное и очень нужное дело», — считает Александров.

Ситуация ведет к тому, что людям, которые сами своим трудом написали диссертацию, скоро будет стыдно этим гордиться, им нечем хвастаться, считает социолог, и это «грустная история, один из элементов разрушения науки — и это никак не связано с плохим финансированием науки или политикой».

Спасет ли диссерорубка науку

За поддельную степень приходится дорого платить. Например, докторская диссертация по экономике, написанная без плагиата, может стоить до 60 тысяч евро. За те же деньги можно получить и халтуру с переписанными кусками. Копипаст начался с развитием интернета, отмечает Ростовцев: ведь все заимствования стали эффективно видны в диссертациях после 2000 года. Тогда появилось много доступных оцифрованных текстов, когда авторы уже не сидели в пыльных библиотеках и не переписывали труды, а скачивали все из интернета. Теперь, считает Ростовцев, стало легче обнаружить подделку — но и подделок благодаря интернету стало больше.

Даниил Александров напоминает, что около восьми лет назад в правительстве обсуждалась идея, как поднять качество диссертаций. Предлагалось заранее, до защиты, вывешивать тексты, делать копирайт: завистников-то много, и если в тексте есть халтура, ее найдут. «Но давление жуликов было такое, что это не удалось реализовать. То есть всем давно ясно, что самый простой способ поддержания качества работ — это их публичность до защиты, чтобы опытные люди нашли в них ошибки. А сейчас никто диссертацию не видит, кроме диссертационного совета». Это континентальная система — она работает в Швеции, Голландии, Германии. Там диссертации издаются, например, в количестве 50 экземпляров, вывешиваются в виде электронной книги в интернете — и только потом отправляются на защиту. Также в таких диссертациях в каждой главе указано, в какой журнал эта глава была послана в качестве статьи, в итоге работы там не воруют — потому что это уже находится в научном обороте.

Посты в наследство

Александров убежден, что у нас сложились два типа династий. Одно дело — наследование стиля жизни: у ученых часто дети ученые, у музыкантов дети музыканты, и часто талантливые. В качестве примера можно привести семью Келдышей: самый известный, Мстислав Всеволодович был президентом Академии Наук, его сестра — выдающийся математик, ее сын — выдающийся физик. «А история Жуковых другая. Это наследование управленческой позиции. У нас появилась такая тенденция в России: семейственность в смысле организационной работы. Люди создают научные учреждения и берут туда своих детей работать. Вот этого надо избегать. Потому что в результате получается эффект приватизации публичных организаций. Когда есть государственный университет, а в нем все руководство из одной семьи — это уже некая корпорация, а не научная династия», — считает Даниил Александров.

По мнению Александрова, династии хороши там, «где есть передача увлечения и страсти»: «А когда идет не передача страсти к музыке, а передача должности в филармонии – это уже не семья Бахов, а что-то другое. Я считаю, что в семье Жуковых речь шла о наследовании управления в образовательной системе — вот для чего людям и нужны были диссертации, и это было ошибкой».

подписатьсяОбсудить
Опять задержка...
Невыплаты зарплат становятся основной причиной протестных акций
Молочные берега
Кто живет в кондоминиуме Сердюкова и Васильевой: расследование «Ленты.ру»
Слежка за бывшими
Где будут ловить отставных коррупционеров
Полный минтай
Замглавы Росрыболовства о безрадостной статистике и доступной черной икре
Не надо втягивать живот
Лето-2016 проходит под знаком бодипозитива
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Мистер Кайф
Чьей жизни завидуют в соцсетях
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей