Не раскачивайте цистерну

Дефицит бензина в Сибири: история одной паники

Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

«В Новосибирске заканчивается бензин», «В Алтайском крае запасов бензина на несколько дней», «На заправках Иркутска дефицит бензина» — таковы газетные заголовки последних дней. Сложные взаимоотношения на рынке, техногенные инциденты, плановые профилактические работы и стремление нефтяных монополистов получить дополнительную выручку напрямую с автовладельцев способны вызвать бензиновый кризис на многих автозаправках Сибири.

Последние новости с топливных фронтов: власти Новосибирской области объявили о том, что поставки бензина А-95 и А-92 на независимые автозаправки региона возобновились. Стабилизации предшествовала паника среди «малышей» (так называют предпринимателей, не объединенных в крупные сети), обнаруживших, что запасов топлива на заправках осталось на несколько дней. При этом на независимую от крупных вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНКов) розницу в испытавших дефицит регионах Сибири приходится от 20 процентов до половины рынка сбыта бензина.

Независимость розницы, правда, весьма условна. Бензин «малыши» получают — либо, как выяснилось, не получают — с нефтеперерабатывающих заводов, принадлежащих таким крупным игрокам, как, например, «Роснефть» или «Газпромнефть», у которых имеются и свои автозаправки. «Я общался с представителями АЗС Бийской зоны региона. У кого-то запас топлива на пять-восемь дней, у кого-то на более долгий срок. Но если дело так пойдет дальше, еще два-три месяца, то мелкие независимые заправки выжить не смогут», — сообщил глава Алтайского топливного союза Юрий Матвейко информагентству ТАСС.

В Иркутске выяснилось, что компания, поднявшая тревогу, не вовремя отправила заявку на НПЗ «Роснефти». Новосибирская область, таким образом, оказалась самым крупным регионом, попавшим под угрозу бензинового кризиса. Трейдеры, объединенные в ассоциацию «Сибирь-ГСМ», отправили письма президентскому полпреду в Сибири Николаю Рогожкину и губернатору региона Владимиру Городецкому. Последний, в свою очередь, обратился к руководителю основного поставщика бензина в регион — «Газпромнефти». И вот рапорт: дефицит ликвидирован, забудьте.

«Потерпите, вот закончится профилактика на Омском НПЗ, и все войдет в прежнее русло», — уверяют власти и руководство «Газпромнефти». «После вмешательства полпреда и губернатора мы получили некоторый объем топлива. Но не в том размере, чтобы говорить о перспективах нормального функционирования независимых заправок региона», — заявила «Ленте.ру» Юлия Золотовская, президент ассоциации независимых нефтетрейдеров «Сибирь-ГСМ».

«Профилактика на Омском заводе проводится как минимум дважды в год, сейчас производство остановлено», — объяснил «Ленте.ру» Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy. «Насколько я знаю, по всей России на регулярный ремонт в настоящее время поставлено не менее десяти нефтеперерабатывающих заводов. Конечно, "малышам" в таких условиях достается меньше, но это временное явление. Крупные вертикально-интегрированные компании могут маневрировать потоками нефти, перебрасывая их туда, куда они пожелают. Но сейчас бензина не хватает им самим».

Действительно, из особо крупных временно стоят Омский и Московский НПЗ, а еще Белоруссия как раз сейчас переориентируется с экспортом нефтепродуктов. Правда, сами «малыши» к этому набору аргументов прислушиваться не склонны. Для того, чтобы понять причины дефицита, новосибирские независимые торговцы бензином предлагают перенестись почти на год назад. «В конце 2013-го и в начале 2014-го экспорт нефтепродуктов из России резко вырос, — сообщает Золотовская. — Соответственно, изначально был сокращен объем продукции для внутреннего рынка — я бы определила его как достаточный, но без запаса на случай чрезвычайной ситуации».

А вот ЧП различного рода в этом году было достаточно. Из наиболее серьезных — взрыв в июне на Ачинском НПЗ в Красноярском крае: восемь погибших и две недели простоя. Всего же разнообразных аварий на бензиновых производствах — без трагедий, но чувствительных для производства, — по данным Золотовской, этим летом было пять: «Соответственно, с июля поставки сокращались и сокращались».

Но почему же независимые торговцы бензином, зная о том, что осенью нефтепереработка в Омске встанет на плановые работы, не забили тревогу еще летом? Дело в том, что крупные игроки обязаны создавать запасы топлива, чтобы — с учетом и плановых, и внеплановых факторов — не пострадали ни собственные, ни независимые заправки. Более того, о созданных и, соответственно, выведенных из рыночного оборота запасах компаниям необходимо сообщать регулятору; в данном случае это профильное Минэнерго. «Очевидно, формы отчетности позволяют учитывать не только реальные, но и виртуальные объемы топлива, — полагает Золотовская. — Иначе почему независимые компании сейчас не смогли воспользоваться резервами?»

Для справки: независимые АЗС покрывают около 60 процентов регионального рынка. Заправки от крупных игроков, соответственно, в районе 40 процентов, и с той стороны жалоб на отсутствие бензина не поступало. «Олигополия, — пожимает плечами президент ассоциации «Сибирь-ГСМ». — И до нынешнего октября мы думали, что контролируемая. Впрочем, ВИНКи всегда действуют по определению в своих интересах. При подобных ситуациях литр лишний на сторону не уйдет».

Тем, кто недоволен сложившимся положением вещей, предлагается докупить недостающее топливо на стороне по биржевым ценам. Однако, по словам новосибирских участников рынка, в этом случае бензин придет только через неделю и уже на три рубля дороже. Сменить ценники на АЗС настолько и сразу — верный способ не только проиграть в конкуренции с крупными игроками, которые пока что держат цены или в ползучем режиме накидывают по копейке-другой, но и вызвать раздражение контролирующих органов.

«Практически гарантировано вмешательство ФАС, — напоминает Золотовская. — Антимонопольная служба снизит цену. Вне зависимости от того, кто и по какой причине ее задрал — "малыш" или ВИНК, от нужды или от желания увеличить выручку». Не говоря уже о том, чей бензин продается на бирже — тот же самый, вертикально-интегрированный. «И пока мы попытаемся что-то доказать ФАСу, та же "Газпромнефть" или "Роснефть" уйдут в сияющую даль с биржевой прибылью. Честно добыли, честно переработали, продали по существующей на бирже цене, а все вопросы — к нам», — растолковывают ситуацию в одной из независимых автозаправочных сетей Сибири.

Так что на самом деле альтернативы у «малышей» нет. А вариантов дальнейшего развития событий — если предположить, что инцидент с поставками можно считать исчерпанным, — имеется всего два. Либо чиновникам Минэнерго следует пристально взглянуть на регламенты, позволяющие учитывать виртуальные объемы топлива в резерве: в конце концов, сфера такая, что дело уже не в безопасности рынка, а в безопасности государства.

Либо с регламентами все хорошо, хранилища заполнены как положено — и тогда все вопросы надо обращать к крупным компаниям, затеявшим в Сибири игры в монополию. Понятно, что снижение цен на нефть на международных рынках — объективный факт. И очень хочется получить свое не только на добыче, переработке и распределении, но и, пусть относительно немного, в розничной сети с автомобилистов на собственных, а не чьих-то чужих заправках. Но, если все так, то следует признать: сыграть по-тихому у «больших» не получилось.

И не получится. «Если мы снова дойдем до края, то опять завопим, что у "малышей" бензина на два-три дня. Снова вмешаются власти, и независимым опять нальют на неделю-полторы», — описывает Юлия Золотовская возможные перспективы.

В сухом остатке — неопределенная перспектива и букет обвинений от общественников. Вроде того, что обнародовал глава регионального отделения Федерации автовладельцев России Владимир Кириллов: «Это не дефицит топлива в Новосибирской области. Делается это отчасти, чтобы синхронно на 1-2 рубля повысить стоимость топлива, аргументируя это дефицитом. Данная информация — это вброс для оправдания грядущего повышения цен». «Говорить о том, что нет никаких предпосылок к поднятию цены на бензин — тоже некорректно», — отвечает Золотовская. — Живем, исходя из складывающейся ситуации. И эту ситуацию складываем не мы».

Ну и, под конец — самый банальный из возможных для экспертного сообщества вопросов: не имеем ли мы дело с желанием крупных игроков придержать на внутреннем рынке ценный товар — с учетом валютного курса, например? «Мне такие случаи неизвестны, — сообщает Михаил Крутихин. — Все сеансы обслуживания носят регулярный характер, ничего чрезвычайного по НПЗ России пока не отмечено».

Что ж, спасибо за «пока».

Обсудить
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
Франсуа ФийонПравый друг
«Пророссийский кандидат» Франсуа Фийон — фаворит президентской гонки во Франции
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Когда, кому и за что дарили автомобили?
Fiat для девушки Playboy, Hyundai для «Мисс Россия 2016» и Porsche для тренера по борьбе
«Вы приехали»
Длительный тест Toyota Camry с «Яндекс.Навигатором»
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить