Наука разложения

Посмертную участь бренной оболочки изучают на фермах тел

The skeletal remains of Patty Robinson are shown at Texas State University's “body farm,” officially the Forensic Anthropology Research Facility, Thursday, Feb. 9, 2012, in San Marcos, Texas
Фото: David J. Phillip / AP

США — единственная страна в мире, где работают фермы тел. В этих исследовательских учреждениях трупы людей подвергаются разложению в различных условиях под наблюдением ученых. В научной значимости и принципах работы фермы тел попыталась разобраться «Лента.ру».

Есть в судебно-медицинской практике один очень скользкий и в то же время очень важный момент: когда полиция обнаруживает неопознанный труп, то первым делом она стремится понять, когда человек умер, определить так называемый «посмертный интервал».

Если с момента смерти прошли часы, только в плохих детективах патологоанатом сходу определяет этот интервал с точностью до пятнадцати минут — чаще ответ бывает куда более приблизительным, поскольку приходится учитывать слишком много факторов. Еще хуже обстоят дела, если останки исследуются после эксгумации или обнаружены в редко посещаемом месте, где тело могло пролежать недели, а то и месяцы. И здесь наука чаще всего пасует.

Это странно, потому что вопрос о причинах смерти и длительности посмертного интервала интересовал ученых много веков. Первый труд на данную тему был написан еще в древнем Китае в 1247 году судьей Сун Цы. Он назывался «Си Юань Лу», что можно перевести как «снятие ложного обвинения», и представлял собой одновременно и первый в истории учебник по судебной медицине, и официально утвержденное руководство действий для чиновников, исполнявших тогда функции современного коронера.

Книга эта постоянно редактировалась, дополнялась, ее различные версии пользовались большой популярностью в Японии, Корее и странах Индокитая. Оказала она существенное влияние и на развитие судебной медицины в Европе. Но до восьмидесятых годов прошлого века раздел криминалистики, касающийся определения времени смерти, не так уж далеко ушел в своем развитии от времен Сун Цы. Дело в том, что все судебно-медицинские открытия о посмертном тлении тел людей, сделанные в течение последующих веков и вплоть до второй половины прошлого столетия, основывались на наблюдениях за разложением свиных туш и всего нескольких человеческих тел. По настоящему фундаментальных знаний об этом предмете таким образом не получишь.

Информационный вакуум ученые начали заполнять в начале восьмидесятых в Университете штата Теннесси, когда тамошний антрополог Уильям Бэсс (William Bass) решил помочь полицейским в одном конкретном случае и, в конце концов, основал то, что теперь называется «фермой тел». Правоохранительные органы обнаружили потревоженную могилу времен Гражданской войны, а в ней останки, как подозревала полиция, куда более позднего времени, подложенные вместо прежних для того, чтобы скрыть следы преступления. Изучив сохранившиеся обрывки истлевшей одежды и прочие детали, Бэсс пришел к выводу, что подозрения беспочвенны. В то же время его поразил дефицит знаний о процессе разложения человеческих тел, и он решил этот дефицит восполнить, наблюдая сразу за многими телами. С этой целью антрополог вместе со своими студентами выкупил 1,3 акра земли (около 0,4 гектара) неподалеку от Ноксвилла и стал наблюдать за трупами тех, кто завещал свои тела университету. За прошедшие с тех пор годы группе Бэсса удалось тщательно исследовать процесс разложения более 650 тел и узнать много нового.

Сам процесс разложения сильно зависит от экологических и климатических условий. На скорость и характер разложения серьезно влияют и температура, и влажность, поэтому сегодня в США открыто уже пять ферм тел в разных местах страны — в Теннесси, Иллинойсе, Северной Каролине и Техасе. В Европе такое невозможно — здесь подобные исследования запрещены законом. В прочих регионах даже при отсутствии запрета фермы тел до сих пор не практикуются.

Здесь небольшое лирическое отступление. Автор этих строк не религиозен и не суеверен, но где-то глубоко внутри себя он считает, что такие исследования — немного чересчур. Что так нельзя. Скорей всего, он неправ — в конце концов, существуют анатомические театры, где покойников разрезают так, что с непривычки можно упасть в обморок. Да и древняя история пестрит рассказами о великих врачах и художниках, преступно вскрывавших могилы, тайком пробиравшихся в морги с пилой или ножом наперевес и нарушавших вечный покой усопших с единственной только целью — узнать, как устроен человек. Так что преступления в этом, скорее всего, нет, просто осадок остается от всего этого, очень сильный осадок. Наверное, именно подобного рода предрассудки мешают судмедэкспертам во всех странах, кроме США, развивать эту сторону научной мысли.

Так или иначе, фермы тел помогли ученым более или менее разобраться, что происходит с телами умерших, хотя многие вопросы остаются пока без ответа. Как только сердце человека останавливается, клетки тела начинают распадаться. Это богатый источник углерода для бактерий — запускается процесс гниения. На второй стадии деятельность бактерий приводит к обильному выбросу сероводорода, метана и двуокиси углерода, чем и обусловлен отвратительный трупный запах. Тело чудовищно распухает, иногда настолько, что даже взламывает металлические гробы. Кожа истончается, желтеет (у исследователей это называется «мраморизация»). Вспухание тела привлекает мух, откладывающих на нем свои яйца, причем главным образом на лицо — плотным слоем.

Через три дня — третья стадия, «чистка». Тело сжимается, кожа разрывается и истекает жидкостью. Она богата азотом и убивает все растения в окрестности, трава вокруг чернеет и умирает. Однако, если вы придете на то же место через год, окажется, что трава там растет просто бешено — трупная жидкость не только убивает, но и является удобрением. Через несколько недель плоти уже нет, бактериям больше делать нечего, и они покидают тело. В жарком климате оно надолго мумифицируется, превращаясь в жуткое, абстрактное подобие человека.

Более всего в этом процессе ученых интересует так называемая некробиома — сообщество разносимых мухами и прочими насекомыми бактерий, которые безопасно для нас существуют в человеческом теле при жизни, а потом осуществляют распад. Именно состав некробиомы несет информацию о длительности посмертного интервала.

Полученные таким образом фундаментальные знания помогают практикующим судебным медикам разгадывать конкретные криминалистические загадки. Так, однажды профессора Дэниела Уэскотта, работавшего на теннессийской ферме тел, полиция пригласила для расследования случая с телом, лишенным головы. «Бедренные кости были слишком тонки и соединены с телом под необычным углом», — рассказывает профессор. Обратившись к коллекции Теннессийского университета, он смог доказать, что умерший человек перед этим долго сидел в кресле. Дальше провести расследование было делом техники — нашелся врач, обслуживавший внезапно пропавшего инвалида, выяснились имя и фамилия убитого и, в конце концов, нашелся его убийца.

Самая крупная ферма тел в США — техасская «Фримэн Рэнч» (Freeman Ranch), собственность Судебно-медицинского антропологического центра при Университете штата Техас, где на семи гектарах огороженного поля постоянно лежит около полусотни непогребенных обнаженных человеческих тел в разных стадиях разложения.

В «трупном материале» у работников «Фримэн Рэнч» дефицита нет — многие завещают свои тела университету. Те, кто хочет, чтобы их посмертный прах послужил науке, чаще выбирают упокоение на ферме тел, поскольку ограничений здесь значительно меньше, чем, скажем, в больницах — требуется всего лишь, чтобы человек весил меньше пятисот фунтов (225 килограммов) и при жизни не страдал инфекционными заболеваниями. К тому же умереть в США — дорогое удовольствие. Похороны обходятся родственникам покойника в среднем дороже семи тысяч долларов, и даже за более дешевую кремацию тоже приходится заплатить несколько тысяч.

Нет недостатка и в добровольцах — плюс к постоянному штату исследователей на «Фримэн Рэнч» работают десятки студентов университета. В их задачи входят каталогизирование изменений, происходящих с трупами, прием новых поступлений (это происходит 5-6 раз в месяц) и расположение их в местах успокоения — кого под солнцем, кого в тени.

Есть еще один, очень грустный, источник тел для «Фримэн Рэнч» — незаконные мигранты из Мексики, пересекающие границу США в пустынном районе Брукс Кантри. Каждый год в этом районе находят более сотни трупов. Сколько остается ненайденными, неизвестно, но, по мнению одной из ученых, работающих в «Фримэн Рэнч», там умирают ежедневно. Генетический анализ по политическим соображениям возможен далеко не всегда, однако по другим показателям, таким, например, как остатки одежды, можно идентифицировать человека, о пропаже которого мексиканские родственники заявили, а в США такового не обнаружили. Это тоже одно из важных направлений деятельности «Фримэн Рэнч».

подписатьсяОбсудить
00:03 25 сентября 2016

Перемога!

Какой оказалась главная украинская стратегия
00:01 19 сентября 2016
Готовящаяся к вспышке звезда Эта Киля в центре туманности Гомункул

Яркая смерть

Когда вспышка сверхновой уничтожит жизнь на Земле
uly 25, 2016 - Philadelphia, Pennsylvania, U.S - The March For Our Lives heads down Broad St. towards the Democratic National Convention at the Wells Fargo Center. The march is in protest to the nomination of Hillary Clinton at the DNC and is made up of a coalition of Green Party activists, Bernie Sanders supporters, anarchists, socialists, and othersДругой альтернативы нет
Что предлагают независимые кандидаты в президенты США
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
Ангела МеркельЖизнь невозможно повернуть назад
Станет ли миграционный кризис для Меркель тем же, чем Brexit для Кэмерона
MOBILE, AL- AUGUST 21: Republican presidential candidate Donald Trump greets supporters after his rally at Ladd-Peebles Stadium on August 21, 2015 in Mobile, Alabama. The Trump campaign moved tonight's rally to a larger stadium to accommodate demand. (Photo by Mark Wallheiser/Getty Images)«Мы были уверены, что Трамп — это просто клоун»
Политконсультант-республиканец о несбывшихся прогнозах и о будущем партии
2944783 26.09.2016 Игроки ПФК ЦСКА Сергей Игнашевич и Роман Ерёменко (слева направо) во время открытой тренировки в преддверии матча группового этапа Лиги чемпионов против ФК "Тоттенхэм" на стадионе "Арена ЦСКА" в Москве. Владимир Песня/РИА НовостиСтрашный Сон Акинфеева
Гол корейского форварда «Тоттенхэма» принес англичанам победу над ЦСКА
Финал Кубка мира. Канада — Европа. Видеотрансляция «Ленты.ру»
Первый матч в серии до двух побед
«Овечкин — одинокий волк сборной России»
Олимпийский чемпион подвел итог выступления национальной команды на Кубке мира
Александр ШпрыгинИндейская резервация
За что глава ВОБ Александр Шпрыгин лишился членства в РФС и машины
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США