Не плачь по мне, Анджелина

Главные парадоксы и сюрпризы кинопремии «Оскар» в обзоре «Ленты.ру»

Анджелина Джоли, 26 февраля 2012 года
Фото: Rob Griffith / AP

В Лос-Анджелесе назвали номинантов на 87-й «Оскар», причем шорт-лист претендентов на статуэтки получился, возможно, одним из самых непредсказуемых и противоречивых за последние годы. Игнор для режиссера Анджелины Джоли (а также Дэвида Финчера и Кристофера Нолана), триумф независимых фильмов и, да, номинация «Левиафана» — «Лента.ру» отмечает главные парадоксы и сюрпризы важнейшей кинопремии года.

«Левиафан» и другие чудовища

Чтобы не упустить обосновавшегося в комнате слона (правильнее, конечно, будет сказать — кита), не будем откладывать поздравления «Левиафану». Получив в воскресенье «Золотой глобус», а затем, благодаря появлению пиратской копии в торрентах, на несколько дней затмив в умах отечественной публики даже курс рубля, фильм Андрея Звягинцева удостоился и оскаровской номинации. Более того, он остался и без одного из двух главных предполагаемых конкурентов: в шорт-лист не попала выдающаяся сатира шведа Рубена Эстлунда «Форс-мажор». Наиболее заметный из других претендентов на награду — «Ида» поляка Павла Павликовского (отмеченная и в операторской номинации), в пандан звягинцевской размашистости подчеркнуто скромная, камерная драма, исследующая последствия Холокоста на примере частной истории одной послушницы женского монастыря. Судить о шансах «Левиафана» не менее бессмысленно, чем ломать копья в Facebook насчет правдоподобия нарисованной Звягинцевым картины русской жизни (претензия, разбивающаяся о факт, что режиссер никогда реалистом и не был). Американская киноакадемия традиционно удивляет в «иностранной» номинации и может как впечатлиться амбициозностью «Левиафана», так и отдать должное неброской красоте и неизжитой тематике «Иды». Или, например, среагировать на актуальность отповеди радикальному исламизму в «Тимбукту» мавританца Абдеррахмана Сиссако — фильма, справедливости ради потрясающего не меньше звягинцевского.

Год без блокбастеров

В последние годы Академия приучила нас к тому, что среди претендентов на приз за лучший фильм стабильно оказывается пара-тройка фильмов, в первую очередь настроенных не на награды, а на миллиард кассовых сборов. Во многом именно для этого число номинантов на самый главный «Оскар» в свое время и было увеличено с традиционных пяти до десяти максимум (в этом году восемь) — присутствие лидеров проката неизменно повышало телерейтинги церемонии. В этом году достойных наследников «Гравитации» или «Властелина колец» не нашлось — блокбастеры в основном обошлись техническими категориями. Так, у «Интерстеллара» Кристофера Нолана пять номинаций, но ни одной из числа самых престижных, «Исчезнувшая» Дэвида Финчера отмечена лишь за игру Розамунд Пайк, а «Лего. Фильм» компании Warner Bros. даже не попал в анимационную номинацию, которую, по прогнозам, должен был легко выигрывать. На этом фоне показательно включение в число номинантов на «Лучший фильм» победителя последнего фестиваля «Сандэнс», выросшей из короткометражки «Одержимости», камерной (но насколько же яростной!) драмы воспитания упертого джазового барабанщика с мощнейшим перформансом ветерана второго плана Дж.К. Симмонса в роли лютого препода — скромный сандэнсовский репертуар к «оскаровскому» сезону обычно успевают забыть, предпочитая ему не только традиционный арт-мейнстрим, но и один-два самых заметных чемпиона мультиплексов.

Война за независимость

В отсутствие среди фаворитов по-настоящему больших студийных проектов нынешний «Оскар», похоже, в принципе станет площадкой для триумфа независимого кино, о тяжелом состоянии которого в индустрии твердят уже который год. Что ж, может, искать финансирование в современных экономических условиях продюсерам, работающим вне мэйджор-студий, и впрямь тяжело как никогда, но на качестве картин это не сказывается, что особенно показательно в случае «Отрочества» Ричарда Линклейтера, снимавшегося урывками на протяжении 12 лет на деньги самого режиссера. Фильм отслеживает взросление персонажей параллельно с взрослением самих актеров, и у истории техасского паренька Мэйсона «от 6 до 16» шесть номинаций почти во всех ведущих категориях. Искренняя, выстраданная, не показная духоподъемность фильма позволяет ему считаться в этой гонке фаворитом.

По девять номинаций заслужили «Бердмэн» мексиканца Алехандро Гонсало Иньярриту, нехарактерный для обычно тяжеловесного режиссера памфлет на жизнь в искусстве, и «Отель Гранд Будапешт» Уэса Андерсона, квинтэссенция причудливого андерсоновского стиля, — фильмы насколько разные, настолько же и выпадающие из царствующей в современном Голливуде формулы «сиквелы, комиксы, супергерои».

К типичному «оскаровскому» материалу — драматически насыщенным, хорошо сыгранным историям из жизни невымышленных героев — относятся и байопик изменившего ход Второй мировой войны математика Алана Тьюринга «Игра в имитацию» с Бенедиктом Камбербэтчем, и новый фильм Клинта Иствуда «Американский снайпер» с Брэдли Купером в главной роли. У обоих по восемь номинаций. Победа любой из этих двух картин в категории «Лучший фильм» больше, впрочем, скажет о консервативности академиков, чем о достоинствах этих крепких, но не то чтобы выдающихся картин (показательно также отсутствие Иствуда среди претендентов на режиссерскую премию).

К любимому же академией биографическому жанру относится и также номинированная на приз за лучший фильм «Вселенная Стивена Хокинга» (всего пять номинаций). Больше всего шансов у нее, впрочем, принести «Оскар» Эдди Рэдмейну, совершившему актерский подвиг в роли не сломленного болезнью великого астрофизика.

Уважаемые белые люди

Twitter уже отреагировал на объявление оскаровских номинантов неодобрительным гулом: если в прошлом году все дружно сочувствовали обреченному на очередное поражение Леонардо Ди Каприо, то в этом возмущение вызвали материи более чувствительные. В актерских номинациях не нашлось места ни для одного артиста с отличным от белого цветом кожи, в режиссерских и сценарных вдобавок не обнаружилось ни одной женщины (и это в год феминистского ренессанса в кино!). Особенно заметно отсутствие среди претендентов на режиссерский приз Авы ДюВернэй, чья история одного эпизода из правозащитной практики Мартина Лютера Кинга «Сельма» при этом заслужила номинацию за лучший фильм. Тем самым академия упустила возможность впервые номинировать на эту награду афроамериканку. Еще обиднее за буквально перевоплотившегося в своего героя Дэвида Ойелово, который сыграл в «Сельме» самого Кинга. Ответ на вопрос, почему в этом году «Оскары» будут получать в основном респектабельные бледнолицые, кроется, скорее всего, в составе самой академии: на 94 процента ее составляют белые, на 77 — мужчины, и на 86 — люди старше 50. С другой стороны, похоже, план по политкорректности премия перевыполнила в прошлом году, отдав главный приз фильму «12 лет рабства». Так или иначе, едкая шутка Эллен Де Дженерис, открывшая прошлую церемонию: «Первый вариант: лучшим фильмом станет "12 лет рабства". Второй вариант: вы все расисты», — парадоксальным образом актуальна и в этом году.

Слишком много Джоли

Самый известный, хоть и не режиссурой, постановщик планеты из тех, кого «Оскар» в этом году обойдет стороной, тоже может объяснить этот игнор шовинизмом голосовавших. Но есть ощущение, что дело вовсе не в половой принадлежности Анджелины Джоли. Ее «Несломленный» весь год числился среди фаворитов на главные номинации, а получил лишь три второстепенных, хотя формально содержит в себе все то, что так любит академия: будоражащий воображение невымышленный сюжет с эффектным, обаятельным героем, бегуном-олимпийцем, успевшим побыть и боевым летчиком, и пленником японского концлагеря; добротный, написанный самими братьями Коэн сценарий, плюс мастерски воссозданная на экране атмосфера первой половины прошлого века. Но в том, как сильно «Несломленный» стремится к «духоподъемности», как старательно выжимает из биографии Луиса Дзампарини весь возможный пафос, ограничивая его глянцевым голливудским кадром, слишком уж чувствуется заявка на награды. Между тем мало кому придется по душе столь навязчивое желание понравиться. Этот парадокс — лишь один из немногих на «Оскаре» нынешнего года. Характерно, например, присутствие Риз Уизерспун в актерской номинации за «Дикую», где конкурировать она будет с Розамунд Пайк из «Исчезнувшей», фильма, одним из продюсеров которого стала как раз Уизерспун (ждите шутку на эту тему на церемонии). Благодаря данному казусу еще более противоречивой должна получиться процедура награждения: выбором номинантов академия подготовила себе несколько ловушек, выкрутиться из которых она сможет, лишь отдав все главные призы тому же «Отрочеству». Увы, российские зрители возможности увидеть главного фаворита премии на большом экране были лишены: в наш прокат фильм Линклейтера так и не вышел.