Новости партнеров

Пароль — «бумажная удавка»

В Москве создано подразделение, состоящее из вежливых и опрятных полицейских

Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»

Правоохранительные органы намерены решить задачу улучшения имиджа сотрудников патрульно-постовой службы (ППС) столицы и повысить качество их работы при помощи иностранных языков. Детективную историю о том, как хорошее образование и знание итальянского языка уже помогли простому постовому из маленького российского городка раскрыть заговор с участием зарубежных злодеев и крупного бизнеса рассказал «Ленте.ру» один из участников дела.

Английский за полгода

Чтобы сделать исторический центр Москвы еще более привлекательным, в центральных районах столицы создается все больше пешеходных зон. Однако как сделать так, чтобы они не стали местами постоянного обитания карманников и попрошаек? Одними камерами видеонаблюдения проблему не решить. Пешеходным зонам нужны пешие патрули. Это очевидно, но как при этом не отпугнуть чувствительного туриста брутальным обликом и нередко таким же поведением типичных представителей охранных агентств и патрульно-постовой службы (ППС) города? В недрах правоохранительных органов возникла идея создать новое специализированное подразделение, включив в него особо опрятных и вежливых патрульных полицейских, к тому же владеющих иностранными языками.

Задача, честно признаемся, нелегкая.

— В июле мы прибыли в Красносельский отдел полиции, где ведется подготовка нового подразделения, — рассказывает начальник ГУ МВД России по городу Москве Анатолий Якунин. — Я спросил у сотрудников, кто из них действительно в совершенстве владеет английским языком. Оказалось, что всего трое. Спустя полгода английским овладело уже 80 из 180 человек, входящих в состав батальона туристической полиции. Этого вполне достаточно для того, чтобы в паре обеспечивать безопасность на маршрутах патрулирования. Но останавливаться мы не собираемся.

Пока единственный батальон туристической полиции создан на базе первого «конного» полка. Будет ли это подразделение использоваться только для помощи заблудившимся в Москве иностранным старушкам, или вежливых и опрятных полицейских будут так же использовать для разгона незаконных митингов, пока неизвестно.

Из переводчиков в патрульные

Привлечь воспитанных и образованных людей к патрулированию улиц полицейским помогли городские власти. Для этого они добавили к месячному жалованию каждого владеющего английским языком сотрудника нового подразделения 20 тысяч рублей. Вместе с зарплатой получается около 60 тысяч.

Чтобы получить прибавку к жалованию, недостаточно показать какой-нибудь сертификат или диплом. Знание языка удостоверяет специальная комиссия на Петровке, 38.

— Несмотря на то что общая численность аттестованного личного состава московской полиции составляет около 70 тысяч человек, найти людей, которые бы владели иностранным языком, оказалось непросто. Их немного, и они успешно работают в других службах, — рассказал начальник столичного главка МВД России. — Тогда мы ввели в новый батальон офицерские должности. И люди потянулись.

Пришли в туристическую полицию и молодые люди с гражданки, в том числе и дипломированные переводчики. Патрульным выдали новую форму и особые нашивки с надписью «туристическая полиция» на двух языках.

Контроль за экспериментом осуществляет лично министр внутренних дел Владимир Колокольцев, на которого большое впечатление оказал опыт работы туристической полиции в Израиле.

Постовой профессор

— Одна из главных проблем нашей правоохранительной системы заключается в существенном ослаблении патрульного звена полиции. Большинство из более-менее соображающих сотрудников оседает в кабинетах, — рассказывает «Ленте.ру» экс-следователь ГСУ МВД России Олег Тютенков.

В Нью-Йорке, к примеру, действует жесткое правило: почти весь личный состав полиции, за исключением дежурных и кадровиков, должен работать на улице.

— У нас же на каждого патрульного или участкового приходится несколько начальников, чья работа — давать указания и требовать результатов. Непосредственным полицейским делом занимаются в основном новички, вчерашние дембеля, имеющие минимум юридических познаний и жизненного опыта. В советское время было иначе. Патрульная служба была в почете. Люди там работали по двадцать лет, имели большой опыт, и нередко даже помогали следователям распутывать то или иное дело.

Значительная текучесть кадров, неопытность и низкая профессиональная подготовка сотрудников ППС существенно влияет на эффективность работы органов правопорядка.

— Кто первым прибывает на место происшествия и делает первоначальный вывод о том, что там происходит? Патрульный. Кто с помощью формулировки, указанной в своем рапорте, влияет на квалификацию дела? Патрульный. Кто может обнаружить и зафиксировать либо по глупости уничтожить важнейшие улики? Патрульный. У кого в первую очередь есть возможность раскрыть дело по горячим следам? При существующей у нас системе рядовому полицейскому, чтобы идеально справляться со своей работой, нужно быть профессором и мастером спорта в одном флаконе.

Сможет ли изменить ситуацию создание элитного патрульного подразделения? Пока ответить на этот вопрос сложно. Но само направление работы выбрано верно — так считают многие московские следователи и оперативники. Генерал Якунин уже заявил, что проект туристической полиции в случае успеха выйдет за пределы пешеходных зон центральных районов столицы и распространится на весь город.

А еще в скором будущем у патрульных полицейских могут появиться планшеты с доступом к электронным базам, портативные видеорегистраторы, а также скутеры.

Коммерсант, грабитель и мистер Хайд

На первый взгляд, единственное формальное отличие патрульных из туристической полиции от их менее образованных собратьев из ППС — знание иностранного языка. Однако психологи, занимающиеся исследованием кандидатов на службу в полицию, утверждают, что человек, способный свободно использовать в своей речи чужой язык, имеет куда более развитый интеллект, обладает навыком самообразования, амбициями и общей жизненной целеустремленностью.

Любопытную историю о том, как подобные качества могут повлиять на работу рядового патрульного, рассказал «Ленте.ру» офицер, приехавший в столицу на курсы повышения квалификации из провинции.

Некоторое время назад в небольшой старинный русский городок прибыл любознательный турист из Великобритании. Назовем его мистер Хайд. Полюбовавшись красотой древней русской архитектуры и купив набор сувениров, Хайд собрался было уезжать, но был ограблен. Неподалеку оказался патруль ППС. Полицейские усадили пострадавшего в экипаж и отправились на розыски преступника. Вскоре на заднем дворе одного из домов был замечен молодой человек с явными признаками наркотического опьянения. Турист уверенно опознал в нем злодея и на чистом английском языке рассказал о подробностях нападения.

Потерпевшего и не способного пока отвечать на вопросы грабителя полицейские повезли в отделение, сообщив по рации об успешном раскрытии преступления дежурному. Сообщили и фамилию задержанного — им оказался родной брат весьма известного в городе человека. В дороге Хайд попросил телефон, чтобы позвонить то ли гиду, то ли родственнику. Однако его собственный мобильник все еще находился в кармане у грабителя и достать его оттуда без понятых было по понятным причинам нельзя. Один из полицейских дал туристу свой сотовый…

Примерно через час в офис к влиятельному местному бизнесмену вбежал взволнованный юрист. Ткнув в экран планшетника, он сообщил, что на одном из информационных сайтов появилось сообщение о задержании его брата за разбойное нападение на иностранного туриста, совершенное в состоянии наркотического опьянения.

Коммерсант пришел в ужас. В ближайшие дни ему предстояло провернуть важную операцию по приобретению бывшего государственного предприятия. В дело были втянуты значительные люди, большие деньги, и любая нежелательная шумиха вокруг его имени могла все испортить. Небезразлична была и судьба брата.

Перепуганный бизнесмен решил звонить начальнику местного ОВД, но юрист его остановил — «расследования нападений на интуристов сразу же берут на контроль генералы из МВД, тем более если дело имеет общественный резонанс».

Впрочем, вариант замять дело и быстро убрать с сайта нежелательную информацию был. Юрист мог все уладить, но нужно было заплатить. Речь шла о миллионе долларов.

— Действуй! — прижатый к стенке бизнесмен долго не раздумывал. — Если дело выгорит — получишь свои деньги.

Буквально через полчаса новость с информационной ленты СМИ исчезла. А еще через час едва пришедшего в себя брата коммерсанта привезли домой. Никакого уголовного дела уже не было. Юрист оказался настоящим волшебником. Вечером его пригласил в офис шеф распить бутылку элитного коньяка за успешное спасение бизнеса и репутации...

Но спокойно отпраздновать победу не удалось. В кабинет, несмотря на возражения секретаря, зашли два сотрудника полиции: начальник местного отдела уголовного розыска и тот самый патрульный, что разрешил позвонить ограбленному англичанину по своему телефону…

«Все идет по плану, можешь приступать…»

История с нападением на интуриста начала приобретать странный оттенок еще в полицейском экипаже, когда потерпевший позвонил с телефона патрульного неизвестному другу и сообщил ему на итальянском: «Все идет по плану, можешь приступать». Но так вышло, что полицейский случайно владел и английским, и итальянским языками. Услышав подобную реплику из уст жертвы нападения, он немало удивился.

Через минуту на телефон полицейского кто-то перезвонил и попросил передать трубку англичанину. Патрульный так и сделал, но предварительно включил программу для записи переговоров. Оказалось, не зря. Беседа шла на итальянском. Говорили быстро, но патрульный понял почти все. Невидимый собеседник инструктировал потерпевшего относительно дальнейших действий в отделении полиции. Он настоятельно просил его быть аккуратнее в общении с русскими стражами порядка и не переигрывать, дабы не получить резиновой дубинкой по лицу. Англичанин уверял своего инструктора, что скажет только то, о чем они уговорились, и будет максимально корректным. В конце разговора собеседники, вместо прощания, обменялись весьма необычной фразой на английском — «бумажная удавка».

Когда полицейский наряд наконец прибыл в отделение, его поджидал начальник отдела уголовного розыска. Он уже успел поставить в известность «кого следует» о задержании опасного преступника, занимающегося разбойными нападениями на интуристов, а также передал эту информацию знакомому журналисту, добавив, что разбойник — родной брат известного влиятельного бизнесмена.

Однако оказавшись в кабинете следователя, англичанин вдруг сообщил, что его неправильно поняли. Никакого ограбления не было: свой телефон и несколько сотен евро он сам подарил юноше, который нуждался в помощи. Когда же он увидел полицейских, то попросил их найти бедного парня и доставить в медучреждение. Англичанин говорил на родном языке и посетовал следователю на то, что патрульные видимо неправильно перевели его слова.

Никакие возражения со стороны полицейских, задержавших грабителя по наводке интуриста, руководители всерьез не восприняли: что, мол, могут знать эти патрульные, кроме азбуки и таблицы умножения? Пришлось вновь звонить журналисту, чтобы срочно снять статью с публикации.

Тайна бумажной удавки

Тем временем патрульный-полиглот отправился домой, проверил кое-какую информацию в интернете и вернулся в контору с подробным докладом к начальнику уголовного розыска.

Так случилось, что этот рядовой полицейский в свое время окончил престижный английский колледж, но затем у него возникли серьезные разногласия с родителями. Парень вспылил и уехал в другой город, где решил начать жизнь заново. Диплома отечественного вуза у него не было, только аттестат о полном среднем образовании. С такой бумагой ему удалось устроиться только рядовым в патрульно-постовую службу.

О своем богатом прошлом новый постовой коллегам рассказывать не стал, чтобы не портить с ними отношений. Однако в тот день фраза «бумажная удавка» напомнила ему об учебе в колледже, ведь это было старинное кодовое приветствие именно их студенческого братства. Дома он обнаружил, что статью о нападении наркомана на интуриста уже успел прокомментировать юрист из компании брата грабителя. А еще в сети обнаружилась информация о том, что этот юрист окончил тот же самый колледж…

Выслушав доводы патрульного, начальник уголовного розыска сообразил, что речь идет вовсе не об ограблении, а о ловком «разводе» влиятельного бизнесмена на крупную сумму.

Доказать состав преступления в действиях юриста, в итоге, не удалось. Формально, денег у своего босса он не вымогал, а всего лишь предложил «вариант». Не возникло проблем с законом и у лжетуриста. Ведь патрульный по образованию не переводчик, а значит, мог и напутать.

Тем не менее обоим фигурантам дела об ограблении пришлось спешно покинуть город. Серьезные люди, близкие к строительному бизнесу, недвусмысленно им намекнули на возможность укрепить своими телами насыпь под новым городским асфальтовым дорожным покрытием.

Когда все успокоилось начальник УГРО захотел узнать, в чем же состоит смысл выражения «бумажная удавка». Оказалось, что еще в позапрошлом веке группа студентов известного колледжа решила извести вредного ректора, вбросив в СМИ информацию о том, что он неравнодушен к юным воспитанникам. Лживый компромат настолько взбудоражил общественность, что ректору пришлось покинуть колледж. Не выдержав позора, он вскоре повесился. А коварные студенты основали братство, сделав фразу paper noose («бумажная удавка») своим кодовым приветствием.

Силовые структуры00:04 9 августа

Игра окончена

Банда GTA была кошмаром российских дорог. Теперь в ее истории поставили точку