«Это ближе к кино, чем к музею»

В Москве открылась мультимедийная выставка классической живописи: «От Моне до Сезанна. Французские импрессионисты»

Фото: предоставлено iVision

В четверг в Центре дизайна «Артплей» в Москве открылись две мультимедийных выставки классической живописи: «От Моне до Сезанна. Французские импрессионисты» и «Великие модернисты». Устроены они по одному принципу: зрителя окружают экраны с цифровыми проекциями музейных полотен. Не нужно переходить от картины к картине и всматриваться в детали: они сами перетекают из экрана на экран, а важные фрагменты увеличиваются вплоть до отдельных мазков. Организатор одной из выставок Олег Маринин рассказал «Ленте.ру» о преимуществах новой технологии перед классическим музеем.

«Лента.ру»: Олег, «От Моне до Сезанна» сделали в Австралии, и выставки в Петербурге и Москве — остановки в мировом турне?

Олег Маринин: Почти правильно, идея выставок и «Ван Гог Alive», и импрессионистов принадлежит одной австралийской компании, но в Австралии они их как раз не показывали, они готовились для других стран мира — их показывали в Европе, Америке, Сингапуре.

Почему такой выбор тем?

В случае с Ван Гогом — это один из самых ярких художников, к тому же с очень непростой судьбой. Выставка была не только о его творчестве, но и о нем самом, и это одна из причин успеха. Ну а импрессионисты — это, пожалуй, одно из самых любимых течений в живописи. Я думаю, по крайней мере 70 процентов людей назовут импрессионизм самым любимым направлением. Только подход здесь был немного другой, решили показать не одного художника, а охватить целую эпоху импрессионизма. На выставке «От Моне до Сезанна» представлены девять основных мастеров импрессионизма.

Я был на выставке в «Ленэкспо», эпоха действительно охвачена. Но при этом очень мала образовательная компонента, как раз популярная сейчас в музейном деле.

Это сделано, чтобы не перегружать. Когда рассказываешь сразу о девяти художниках, давать развернутую информацию о каждом их них сложно. У нас больше просветительская функция. Задача не образовать и дать сразу максимум информации об импрессионистах, а приобщить, заинтересовать людей. Нет задачи перегрузить людей информацией.

Получается, что эти выставки ближе к чистому зрелищу, к кино, чем к музейной экспозиции?

Да, однозначно это ближе к кино, чем к музею, согласен.

В последние годы Питер Гринуэй увлекся полиэкранными зрелищами, в Москву приезжали два его проекта, последний — в прошлом году, «Русский авангард» в Манеже. Насколько велик потенциал такой технологии для специально созданного контента, для цифрового искусства?

Думаю, что надо отталкиваться от контента. То, что делаем мы или Гринуэй, — суть такая же, полиэкранность, но самое важное в этом, что ты показываешь. Если в основе будет лежать не классическое искусство, а изначально созданное под эти экраны изображение, то вопрос именно в актуальности этих изображений, будут ли они интересны зрителю в такой форме или нет.

Похоже, что народу в «Ленэкспо» и «Артплее» побольше, чем в Галерее импрессионистов в ГМИИ. Такой способ показа живописи как-то современнее, понятнее населению?

Думаю, да. Это более зрелищный и современный способ. Но еще дело в том, что у нас охват немножко другой. К нам приходит много тех, кто обычно на выставки в художественные музеи не ходит. Наша аудитория гораздо шире, и мы не конкурируем с теми группами, которые посещают музеи.

Это благодаря яркости зрелища?

Да, да, конечно! Такая форма подачи заставляет прийти тех, кто наверное, не пошел бы, если бы привезли в Пушкинский выставку из музея Ван Гога в Амстердаме. Дело не в очередях, а в широте аудитории.

«Артплей» одновременно с вами открывает выставку «Великие модернисты», сделанную по той же технологии, но своими силами, без помощи Австралии. Вы их рассматриваете как конкурентов?

С одной стороны, да, безусловно, в этом случае мы боремся за одну и ту же целевую аудиторию. С другой стороны, этот рынок только формируется. Мы считаем, у нас очень качественный продукт, и мы рады, когда выходят другие игроки тоже с качественным продуктом. Гораздо хуже для нас, когда на рынке появляются под схожими названиями — «ожившие полотна» — выставки, сделанные на коленке, некачественно. Это новая технология, и люди, один раз увидев некачественный продукт, могут потом переносить это отношение на наши проекты. С «Артплеем» мы дружим, договорились об открытии в один день и надеемся, что будем друг друга дополнять больше, чем конкурировать.

Трудно перевозить и монтировать такую технологичную выставку? И планируете ли вы, кроме двух столиц, выставки в России?

Перевозить и монтировать не сложнее, чем концерт рок-группы, приблизительно то же самое. Мы уже были в Екатеринбурге и Нижнем Новгороде с «Ван Гогом». В регионах нас очень хорошо принимали, мы были даже удивлены, что столько людей приходит.

Культура00:0218 ноября
Матье Кассовиц

«Российские тюрьмы я представлял себе иначе»

Исламисты, ФСБ и сердце шпиона в самом популярном французском сериале
19:2117 ноября