Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

«Надежда на возвращение былого величия»

Российские промышленные города в новом арт-проекте Симона Мраза

Норильск. Работа Елены Чернышовой

Выставка «Надежда», посвященная российским промышленным городам, — специальный проект шестой Московской биеннале современного искусства, открывшийся в цехе Трехгорной мануфактуры. Ее куратор — директор Австрийского культурного форума и атташе по культуре посольства Австрии в Москве Симон Мраз. В работе приняли участие 20 художников из разных стран, которые представили индустриальные образы Выксы, Екатеринбурга, Иваново, Ижевска, Магнитогорска, Нижнего Новгорода и Норильска. Экспозиция представляет не только архитектурные особенности городов, но и сцены из их повседневной жизни. Выставка открыта до 25 октября. «Лента.ру» поговорила с Симоном Мразом о «Надежде» и других проектах.

«Лента.ру»: Симон, австрийские художники в последнее время частые гости в Москве. Вы соревнуетесь с другими посольствами?

Симон Мраз: Это не так. Почти при каждом европейском посольстве существует какая-то культурная институция. Это, к примеру, Итальянский институт культуры, Британский совет, Институт Гете и так далее. Специализация у каждого своя, мы преследуем одну цель — поддерживаем австрийских художников, артистов и музыкантов в России, продвигаем австрийскую культуру. Мы — своеобразный сервис-центр, наша задача — обслуживать творческих людей.

Вы выбираете странные места для своих проектов: ледокол «Ленин» в Мурманске, московский планетарий, Дом на набережной, а сейчас, в рамках Московской биеннале, — цех Трехгорной мануфактуры. Вы намеренно осваиваете новые пространства, не предназначенные для демонстрации произведений искусства?

Так получается не всегда. Главное — идея проекта. Например, «Надежду» я придумал в Магнитогорске, после того как посетил Магнитогорский металлургический комбинат. Его построили 1930-е годы австрийские и немецкие архитекторы — на тот момент это было очень радикальное дизайнерское решение. О нем мало кто знает в Москве, и я решил, что нужно сделать фотовыставку о российских индустриальных городах. Выбор места проведения логически вытекал из идеи проекта: Трехгорная мануфактура в прошлом была огромной ткацкой фабрикой, а сейчас — развивающийся креативный кластер.

Экспозиция создает впечатление, что фотографы наблюдают закат российских индустриальных городов. Что с ними будет? Где надежда?

Надежда в нашем проекте — это вся палитра смыслов. Надежда на возвращение былого величия. Надежда на улучшение взаимопонимания между людьми и культурами разных стран. Надежда на то, что культуру будут больше поддерживать власть имущие — и так далее. От места проведения выставки до Белого дома в Москве — меньше пятисот метров. Возможно, его обитатели заглянут к нам до окончания выставки, и надежды на светлое будущее станет чуть больше.

Как возникла идея организовать выставку на атомном ледоколе?

Я был в Мурманске как турист, мы наметили экскурсию на ледокол «Ленин». Он мне безумно понравился, и мне показалось, что это место было бы весьма интересно для художников. Я написал несколько десятков писем в Росатом и администрацию Мурманска, и в итоге убедил их провести выставку.

Говорят, что некоторые художники — совершенно невыносимые люди! Это правда?

Я тоже непростой парень. С российскими художниками мне очень нравится работать. Они мотивированы и совсем не капризны. Мне кажется, что чем больше у человека талант, тем меньше капризов. Я делал выставки австрийских художников с мировым именем, таких как Эрвин Вурм и Герман Нитч. Они показались мне скромными и усердными людьми, хотя имели полное право вести себя как звезды.

Вы сами коллекционируете современное искусство?

Я не могу назвать это полноценной коллекцией. Иногда я покупаю какие-то вещи, которые мне нравятся. Некоторые висят у меня дома в Австрии, есть несколько работ в моем кабинете в посольстве. Я люблю молодых российских художников. В XIX веке австрийские художники рисовали коров, а русские — медведей и богатырей. В наше время тем для искусства — бесчисленное множество. До посольства я работал в аукционном доме и знаю, что покупать произведения искусства — это дорогое удовольствие, поэтому я придумал устраивать временные выставки в своей квартире. Так что у меня не столько коллекция, сколько сменная экспозиция.

У любого дипломата рано или поздно заканчивается контракт. Вы занимаетесь русскими художниками только по долгу службы?

Я пока не собираюсь уезжать из России. Даже если у меня закончится контракт с посольством, чего я лично не хочу, я что-нибудь придумаю. Россия мне очень нравится, я почти не был в Крыму и на Дальнем Востоке. Кроме того, я не уеду домой без русской невесты.

Культура00:0216 октября
Спектакль «Далеко отсюда» театра LiquidTheatre

Как большие

Эти российские театры делают вид, что они современны и независимы. Почему это не так?