Ход трубой

Как Россия может ответить экономически на инцидент с Су-24

Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

Падение российского военного самолета в Сирии, сбитого турецким истребителем, уже спровоцировало российские официальные лица на заявления о неких ответных мерах. Хотя пока рано говорить, о каком ответе может идти речь, не исключены экономические санкции на официальном или неофициальном уровне. Это особенно актуально с учетом глубоких связей между Турцией и Россией.

После первого инцидента с российским самолетом, «зацепившим» воздушное пространство Турции, о санкциях заговорила Анкара. Президент Реджеп Тайип Эрдоган предупредил Москву, что сотрудничество между странами в экономической сфере может быть свернуто. В частности, упоминал крупные инвестиционные проекты между странами. Сейчас ситуация развернулась на 180 градусов: на разрыв как минимум некоторых взаимосвязей готова Россия.

Сегодня Россия — ключевой экономический контрагент для Турции: легче перечислить сферы, в которых значительного взаимодействия между странами нет. В прошлом году суммарный товарооборот между государствами составил более 30 миллиардов долларов; десять процентов турецкого импорта и около четырех процентов экспорта приходилось на РФ. К 2020 году планировалось увеличить его более чем втрое — до 100 миллиардов долларов, и в этом случае Россия превратилась бы в главного торгового партнера Турции.

В основном Россия ввозит в Турцию минеральные ресурсы и металлы: на их долю приходится 84 процента суммарного экспорта. Что касается обратного потока, то он более равномерно распределен по группам товаров. В частности, в 2013 году примерно треть импорта России составляли машины и оборудование; 27 процентов приходилось на продовольствие, но после введения Россией антисанкций против Европы и США объемы поставок продуктов питания должны были вырасти.

Поставки нефти и газа в Турцию занимают в этом ряду особое место. «Газпром» по «Голубому потоку» обеспечивает Турцию 57 процентами всего ее газового импорта. Остальное поставляется в страну из Азербайджана, Ирана и Алжира. Проект «Турецкий поток», по которому планировали поставлять газ в Южную Европу, должен был стать еще более масштабным.

С высокой вероятностью теперь о нем придется забыть или как минимум отложить до лучших времен. Бизнес бизнесом, но военные самолеты сбивают не каждый день. В последние месяцы все выглядело так, что «Турецкий поток» был скорее мертв, чем жив. Анкара выражала готовность завершить проект, но только в той части, которая касалась поставок газа собственно в Турцию, что для России было в любом случае не слишком интересно. Поэтому данный проект — первый в очереди на закрытие.

С другой стороны, Турции отмена строительства газопровода тоже не нанесет особого ущерба. Другое дело — поставки по «Голубому потоку». Оперативно заменить их Анкара не сможет, что приведет к серьезному энергетическому кризису в стране. В перспективе, конечно, потери понесет «Газпром», так как выход с иностранного рынка на длительный срок может означать его потерю, а у российской газовой монополии сейчас финансовое положение и так не самое блестящее. Однако если рассматривать возможности давления на Турцию, то энергетический вопрос — первый, который приходит в голову.

Во-вторых, туризм. Даже после обвала рубля россияне удерживают первое место среди иностранных гостей Турции (16 процентов). Что и понятно — туристические услуги страны достаточно дешевы при вполне приличном качестве обслуживания, а для российского туриста это оптимальное сочетание. В целом туристическая отрасль Турции составляет 11 процентов ВВП, или 170 миллиардов долларов. Соответственно, в случае отбытия российских граждан турецкая индустрия отдыха потеряет около 30 миллиардов долларов в год — в масштабах страны более чем серьезная сумма.

Куда большая, чем, скажем, убытки ЕС от введения Россией продовольственного эмбарго. Хотя ограничения на ввоз продуктов также могут рассматриваться как вариант недружественного ответа в отношении Анкары. Здесь, впрочем, есть серьезная проблема: с учетом уже действующих санкций против Евросоюза заменить сельхозпродукцию из Турции на что-то другое довольно сложно. Скажем, за последний год поставки турецкого мяса в Россию выросли в десять раз, и это помогло существенно притормозить рост цен на продовольствие. Не говоря уже о фруктах и овощах, которые давно обосновались на российском рынке. Любое решение относительно ограничений в равной степени ударит как по производителю (потеря рынка), так и по потребителю (ускорение инфляции).

Собственно, санкции в любом случае оружие обоюдоострое. Не бывает так, чтобы от введения тех или иных торговых ограничений пострадала только одна сторона. Поэтому все зависит от решимости конкретного государства: готовы ли его граждане терпеть неудобства и дополнительные расходы для достижения политических целей? В данном случае кажется, что такая готовность есть: слишком уж резонансным и громким стал случай со сбитым Су-24.

подписатьсяОбсудить
«Долбаный идиот» или любящая бабушка?
За кого голосуют американские женщины-знаменитости
Без прикрытия
Звезды призывают женщин отказаться от макияжа
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
«Бесплатные вегетарианские хот-доги»«Убить всех веганов»
За что мясоеды не любят поклонников растительной диеты
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон