Проклятые толмачи

Новые переводы Дж.К. Роулинг, Дж.Р.Р. Толкина, Дж.Д. Сэлинджера и их гонители

Кадр: фильм «Гарри Поттер и Дары Смерти»

Подводя итоги уходящего года, «Лента.ру» составила список лучших публикаций 2016-го года. Этот текст — один из них. Фанаты книг Джоан Роулинг про Гарри Поттера давно уже выражают свое несогласие с тем, что издательство «Махаон» переиздает многотомник про мальчика-волшебника в переводе Марии Спивак, а не группы соавторов, как это делало ранее издательство «РОСМЭН». Однако когда стало известно, что над новой книгой Дж.К. Роулинг «Гарри Поттер и окаянное дитя» также будет работать Спивак, их возмущение переросло в травлю переводчика. Дело дошло до того, что взрослые поклонники детской книжки составили петицию против Марии Спивак, в которой, впрочем, не обошлись без орфографических ошибок. «Лента.ру» вспомнила переводы современных и хрестоматийных текстов, по поводу которых было сломано больше всего копий.

Дж.К. Роулинг «Гарри Поттер»

У «Гарри Поттера» в России непростая судьба. Ему как-то сразу сильно не повезло. Буквально первая книга «Философский камень» в переводе Игоря Оранского вызвала скандал. Что вполне объяснимо: Оранский сделал Невилла хозяином не жабы, а черепахи, где-то в эпизодах у него мелькнули вампиры, были и другие случаи внезапного «сотворчества» переводчика с автором. Оранский перевел вторую и третью книги, но после первой издатели спешно обратились к Марине Литвиновой, а «Философский камень» отредактировали. После этого лучше стало, но не сильно: в 2002 и 2003 годах «Тайная комната» и «Кубок огня» получали литературную антипремию «Абзац» за худший перевод и редактуру. После «Узника Азкабана» стало понятно, что «Гарри Поттер» — это супермегабестридер и -селлер, и долго сидеть над переводом не позволено никому. Начиная с «Кубка огня» и до «Даров смерти» над переводом трудился уже целый коллектив соавторов, включая таких мэтров, как Виктор Голышев. Переводчики работали в авральном режиме, а редакторы едва успевали следить, сходятся ли концы с концами.

Параллельно в интернете жили своей жизнью альтернативные любительские переводы «Поттера», и одним из самых остроумных, профессиональных и, как следствие, популярных стал перевод, выполненный Марией Спивак. Работать Мария начинала очень камерно — она это делала для своего тогда еще маленького сына. Перед ней был не абстрактный взрослый составитель петиций, а конкретный маленький читатель. Поэтому нет ничего удивительного, что ее переводы в сети мгновенно набрали популярность. Как не удивительно и то, что когда в 2013 году у «РОСМЭНа» кончились права на «Гарри Поттера» и эксклюзивное право на издание Роулинг в России получил «Махаон», они отдали предпочтение переводам Марии Спивак.

«Сопоставляя два или несколько переводов, читатель может получить как бы стереоскопическое изображение оригинала, увидеть его с разных сторон», — писал академик Михаил Гаспаров применительно к новому переводу «Божественной комедии» Данте. Но русскоязычные поклонники «Гарри Поттера» придерживаются мнения, отличного от точки зрения великого переводчика и античника. Им кажется, что изменение имен (а именно к ним у фанатов основные претензии) с Невилла Долгопупса на Невилла Длиннопоппа, Полумны на Психуну, а Мадам Трюк на Мадам Самогони — повод для написания петиций.

Видимо, они не читали в детстве «Айвенго» Вальтера Скотта. А если даже читали, то, видимо, не подозревают, что в России он появился как «Иваное». Во всяком случае, именно под этим именем знал благородного рыцаря Виссарион Белинский. Так что кто знает, какой путь пройдет Долгопупс/Длиннопопп в последующих переводах, прежде чем всех удовлетворит его family name.

Гомер «Илиада»

Бестридер среди переводчиков — около двух десятков гуманитариев разной степени профессионализма и таланта брались за гомеровский текст и ломали зубы. Первым попробовал еще Ломоносов в середине XVIII века. Далее следовали несколько попыток переложить поэму прозой и александрийским стихом, пока поэт Николай Гнедич не додумался переводить как в оригинале — то есть гекзаметром. Полное издание «Илиады», переведенное размером подлинника, вышло в 1829 году (то есть спустя более 70 лет после первых попыток). «Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына» — это как раз перевод Гнедича. Во всех источниках отмечается, что Пушкин необычайно высоко оценил работу поэта, но и ехидная пушкинская эпиграмма также дошла до наших дней:

Крив был Гнедич поэт, преложитель слепого Гомера,
Боком одним с образцом схож и его перевод.

На сегодняшний день наиболее авторитетными переводами «Илиады» считаются тексты Николая Гнедича, Николая Минского и Викентия Вересаева.

Уильям Шекспир «Гамлет»

По сравнению с историей переводов «Гамлета» блекнет даже история «Илиады»: более 30 переводчиков даже в наши дни пытаются сделать точнее, чем у Лозинского, и образнее, чем у Пастернака. Русские литераторы взялись за «Гамлета» раньше, чем за «Илиаду»: в 1748 году поэт Александр Сумароков сделал не столько перевод, сколько переложение. Далее каждые 10 лет находился смельчак, бросавший вызов шекспировскому тексту. Свои силы пробовал и внучатый племянник Николая Гнедича — Петр Петрович Гнедич, драматург, театральный деятель, историк искусства. Однако самыми высоко оцененными и востребованными переводами все же стали тексты Михаила Лозинского и Бориса Пастернака. Хотя поклонники первого и второго время от времени ввязываются в безрезультатные споры друг с другом, в культуре тексты заняли разные ниши: перевод Лозинского больше ценят литературоведы, перевод Пастернака чаще можно услышать с театральной сцены.

Данте Алигьери «Божественная комедия»

«Божественная комедия», кажется, еще одна жертва типичной для русской культуры черты «не читал, но выскажусь». Если полазать по русскоязычным форумам в интернете, то на вопрос, в чьем переводе читать творение великого Данте, все хором отвечают: Михаила Лозинского. Спору нет — перевод прекрасен. Однако же ставшая крылатой фраза «Оставь надежду, всяк сюда идущий» вошла в русский язык из перевода вовсе не Лозинского, а Дмитрия Мина. У Лозинского она звучит как «Входящие, оставьте упованья». Не говоря уже о том, что в 1995 году появился альтернативный силлабический перевод «Комедии» Александра Илюшина, а в середине 2000-х (то есть спустя каких-то 10 лет) «Божественная комедия» снова вышла в новом переводе Владимира Маранцмана, который попытался избавить текст от излишней архаичности, присущей переводу Лозинского.

Льюис Кэрролл «Алиса в Стране чудес»

Первые переводчики творили с текстом что хотели: скажем, в самом первом безымянном переводе, вышедшем в России в конце XIX века, Алиса стала Соней, а Владимир Набоков превратил героиню в Аню. Однако все же существует текст Нины Демуровой, каноничности которого никто не оспаривает. Все так. Но значит ли это, что авторское переложение Бориса Заходера не имеет права на существование? А пересказ Леонида Яхнина, в котором сохранены и языковая игра, и юмор, стоит забыть? Или пусть цветут все цветы? Кстати, пересказы Яхнина часто публикуются в изданиях со сложными иллюстрациями. Например, в таких.

Дж.Р.Р. Толкин «Властелин колец»

Если бы в 1990-е годы был интернет, то по поводу переводов «Властелина колец» поднялась бы такая буря, какая нынешним фанатам «Гарри Поттера» со всеми их петициями и не снилась. Если вынести за скобки пересказы и адаптации Леонида Яхнина и Зинаиды Бобырь и различные экспериментальные переводы, в сухом остатке будут три самых популярных текста, каждый из которых имеет свою группу фанатов, уверенную, что есть их точка зрения и неправильная. Первым был перевод Владимира Муравьева и Андрея Кистяковского, которые русифицировали буквально все, на что упал взгляд. Оппоненты до сих пор не могут простить им эльфа Глорфиндейла превратившегося во Всеславура. Семейство Бэггинсов у них стало Торбинсами и «кольцом Всевластья» мы тоже обязаны им. Несмотря на вольное обращение с оригиналом, в поэтичности текста им не отказать.

Следующим стал перевод Натальи Григорьевой и Владимира Грушецкого. Переводчики работали не без оглядки на предшественников, но все же Торбинсов переименовали в Сумниксов. И, наконец, Мария Каменкович и Валерий Каррик сделали так называемый первый «академический перевод», снабдив и без того нетонкую книжку 200-страничным комментарием. Многострадальные Сумниксы у них вернулись к англо-саксонским Бэггинсам.

Александр Волков «Волшебник Изумрудного города» / Лаймен Фрэнк Баум «Великий Чародей страны Оз»

Не одно поколение советских детей выросло на удивительных приключениях девочки Элли, песика Тотошки, Страшилы, Железного Дровосека и Трусливого Льва, описанных Александром Волковым. И вот почти спустя полвека на русском языке постепенно начали выходить оригинальные версии сказки Лаймена Фрэнка Баума «Великий Чародей страны Оз», очень свободным пересказом которой и стала книга Волкова. Сейчас наиболее точным переводом сказки Баума считается работа Ольги Варшавер, Дмитрия Псурцева и Татьяны Тульчинской. Вроде бы прецеденты известны: примерно в таких же отношениях с оригинальной сказкой Карло Коллоди «Пиноккио» находится текст Алексея Толстого про Буратино. Но родителям, выросшим на книжке про Страшилу, Железного Дровосека и Трусливого Льва, читать на ночь детям оригинал про Болвашу, Жестяного Дровосека и Боязливого Льва довольно непривычно. Учитывая проснувшуюся недавно страсть разнообразных «родительских комитетов» все брать под свой контроль при помощи УК, так и ждешь, что бедный мягкотелый Болваша падет жертвой тоталитарного Страшилы.

Дж.Д. Сэлинджер «Над пропастью во ржи»

Чтобы оценить масштаб бедствия, про этот текст надо понимать две вещи. Первая: повесть одного из самых странных американских писателей ХХ века о взбунтовавшемся подростке вышла в СССР в 1960-е и стала библией свободомыслящей молодежи, особенно студентов гуманитарных вузов, особенно романо-германских отделений. Ты слушаешь «битлов» и читал «Над пропастью во ржи» — значит, ты свой. И второе: в СССР повесть вышла в переводе Риты Райт-Ковалевой. Ее перевод не был как-то особенно точен, даже наоборот (кто читал в оригинале — знает, что повесть гораздо жестче и местами не без мата). Но у Ковалевой вышел текст такого художественного качества, которое превратило «Над пропастью во ржи» в факт даже не американской, а русской литературы. Поэтому всякие попытки сделать новый перевод моментально воспринимаются как замахивание на святое. И именно это во многом обусловило реакцию критиков на новый перевод Максима Немцова, появившийся в 2008 году, где все было не так, как у Ковалевой, даже название: «Ловец на хлебном поле».

Стивен Кинг в переводе Виктора Вебера

Произведения Стивена Кинга на русском языке в большинстве случаев выходят в переводе Виктора Вебера, который так буквален в своем методе, что местами его тексты выглядят как подстрочник, а местами просто непонятны. Критики стонут и закатывают глаза, припоминая ему перлы вроде «в лесу раздавался треск бега оленя», фанаты пишут гадости в интернете, но издатели продолжают заказывать Веберу переводы и редактуру новых книг Кинга. Читателям остается только выпускать пар на форумах, чем они и занимаются: «Читал для сравнения "Оно" в оригинале. Вебер умудрился напичкать книгу таким числом ляпов и глупостей, что становится страшно. Особенно плохо, когда какая-то деталь значимая, а в переводе ее опускают. Как розовые помпоны, которые периодически становятся шерстью, пухом, пуговицами и шариками. Как мертвые огоньки, которые в "Бессоннице" уже смертоносные огни (и рушится связь книг). Но есть места, когда у Вебера непонятно происходящее в принципе. В "Оно" это сцена, где Билл и Ричи следят за ожившей фотографией. Как можно настолько топорно вычитывать, я не понимаю».

Обсудить
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
«Мне довелось убивать русских»
Жажда крови, шепот смерти и грязная работа головорезов в Сирии
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Офф-топчик
Какие кроссоверы и внедорожники в сентябре покупали лучше других
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки