«Пузырь потребительского кредитования лопнул»

Михаил Мамута из ЦБ об МФО, черных кредиторах и грабительских процентах

Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

Банки ужесточили требования к клиентам, и россияне все чаще обращаются за кредитами в микрофинансовые организации (МФО). Ставки по таким займам иногда запредельные, поэтому все больше людей попадают в долговую яму. Глава службы Банка России по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров Михаил Мамута рассказал «Ленте.ру» о том, зачем нужны МФО, как не попасть в ловушку черных кредиторов и как правильно пользоваться «займами до зарплаты».

О жалобах и жутких процентах

«Лента.ру»: Михаил Валерьевич, как руководитель Службы по защите прав потребителей финуслуг, вы можете оценить, насколько в последнее время увеличился поток жалоб на микрофинансовые организации (МФО)?

Мамута: Примерно две трети жалоб и обращений, поступающих в Банк России, касаются кредитных организаций, то есть банков. Затем идут страховые компании. В общем потоке жалоб и обращений на некредитные учреждения на них приходится примерно 75 процентов. И третье место, но с большим отрывом, стабильно удерживают микрофинансовые организации — это порядка 10 процентов жалоб на некредитные финансовые организации.

У меня есть знакомый, собравшийся взять кредит в микрофинансовой организации под совершенно жуткие проценты. Я его спросил: «Почему ты не обратишься в банк?» А он говорит, что в банке ему не дают денег — считают недостаточно надежным заемщиком, да и кредитная история плохая. Неужели МФО созданы для того, чтобы собирать «банковский мусор»?

Конечно, не для этого. Микрофинансирование в России возникло в конце девяностых — начале двухтысячных. Это было нужно прежде всего для того, чтобы дать доступ к заемным средствам мелким предпринимателям, которые по разным причинам не могли получить кредит в банке (рядом нет территориального отделения банка, или предприниматель еще не зарекомендовал себя как заемщик).

В середине двухтысячных в стране, в первую очередь в банковском секторе, начался рост потребительского кредитования. МФО тоже стали понемногу осваивать эту сферу, выдавая потребительские займы до миллиона рублей с процентными ставками выше банковских (от 40 процентов годовых) тем заемщикам, у которых не было возможности получить банковский кредит.

Кризис 2008 года вынудил банки ужесточить требования к заемщикам, поднять ставки. У граждан возникли трудности с перекредитованием или обслуживанием задолженности, испортилась кредитная история. Многие лишились возможности обращаться к банкам. Но потребность сводить концы с концами за счет кредитов никуда не делась, наоборот, только возросла.

И вот на этом фоне возникли так называемые «займы до зарплаты» — payday loans. Это довольно распространенный вид займов и в Европе, и в США. Идея в том, чтобы позволить человеку «перехватить до получки». К классическому микрофинансированию, кстати, это отношения не имеет. Пока такие займы применяются по назначению, то есть берутся на несколько дней и возвращаются вовремя, в них нет большого экономического риска. На коротком промежутке абсолютная переплата выглядит некритичной. Скажем, человек взял пять тысяч рублей, а отдал через несколько дней 5,5 тысячи.

Но этическая сторона такого бизнеса все время находится в центре общественного обсуждения — и в Англии, и в США. Все-таки несколько сот процентов годовых, даже по займу, взятому на короткий срок, — это намного больше, чем обычные ставки по потребительским кредитам. В общем, довольно спорный продукт.

Об ужесточении правил игры

То есть заемщик, ненадежный с точки зрения банка, не способный отдать кредит под 19 процентов годовых (такая сегодня ставка в крупных госбанках), вполне может обслуживать кредит под 100-200 процентов?

Еще раз повторюсь: речь не о том, чтобы пользоваться «займом до зарплаты» в течение нескольких лет или даже месяцев. Такие займы выдаются на несколько дней. Но если заемщик не в состоянии вовремя погасить кредит (а бывает такое, что и не собирался), его задолженность действительно вырастает в астрономическую сумму.

Дело в том, что при выдаче «займов до зарплаты» платежеспособность клиента оценивается поверхностно. Риск невозврата очень высок, и этот риск закладывается в ставку. В большинстве стран, где рынок payday loans достигает значительных объемов, вводятся принудительные механизмы ограничения предельного долга по таким займам и их количества в одни руки в течение года. Также часто действуют специальные правила по предупреждению заемщика о рисках.

В России права потребителя кредитов с 2014 года защищены ограничением на предельно допустимое значение полной стоимости кредита, которое ежеквартально публикуется на сайте Банка России. Компания не имеет права предлагать продукт по ставке, превышающей данный показатель, и потребитель должен об этом знать. Если компания предлагает ставку выше, значит, с ней не стоит иметь дела.

Почему же раньше было все спокойно, как вы говорите, а потом возникли проблемы?

Проблемы обострились в последнее время, когда у граждан сократились доходы, а условия выдачи кредитов в банках еще больше ужесточились.

Лопнул пузырь потребкредитования, который надувался в предшествующие годы. Часть заемщиков столкнулась с проблемой рефинансирования своих обязательств, они оказались перед лицом дефолта. В поисках финансирования люди стучатся во все двери, и МФО — одна из них. Есть еще ломбарды, а есть и рынок нелегальных, черных кредиторов (многие при этом ошибочно принимают нелегальных и никем не регулируемых кредиторов за МФО).

Сложная финансовая ситуация привела и к тому, что люди стали пользоваться «займами до зарплаты» не по назначению: пытаться решать с их помощью свои долгосрочные финансовые проблемы, прежде всего обслуживать задолженность перед банками. В результате по таким займам быстро растет просрочка, с одной стороны, и общий уровень задолженности граждан — с другой.

Что же предпринял Центробанк?

Понимая все риски быстрого роста закредитованности в секторе «займов до зарплаты», Банк России вместе с Минфином инициировал ряд поправок о защите прав потребителей в законодательство о микрофинансировании.

В том числе, с 29 марта 2016 года вступили в действие поправки, ограничивающие предельный процент к «телу» займа. Сегодня сумма процентов не может превышать сумму займа более чем в четыре раза вне зависимости от срока пользования таким кредитом и длительности просрочки.

Сразу подчеркну, что с нашей точки зрения это была необходимая, но недостаточная мера. Мы дали индустрии немного времени приспособиться к новым условиям, и весной в Госдуму депутатами и членами Совета Федерации было внесено поддержанное нами предложение сократить этот лимит до трехкратного. А для тех категорий заемщиков, которые лишаются возможности обслуживать долг (то есть попадают в просрочку), — и вовсе до двукратного (включая пени и штрафы).

Поправки недавно были приняты вместе с законом о коллекторах и вступят в силу с нового года. В результате усиливается защищенность заемщика, и одновременно мы даем понять рынку, что не позволим кредиторам зарабатывать на просрочке.

А зачем такая ступенчатая схема? Взяли бы и сразу ограничили до трех или двух размеров долга.

Нельзя забывать о том, что существует нелегальный рынок кредитования. Излишняя жесткость, не дающая небольшого периода адаптации, могла привести к тому, что значительная часть компаний, выдающих «займы до зарплаты», перетекла бы в теневую зону. А там наше регулирование не действует, и права потребителей никак не защищены — остается только ловить «черных кредиторов» с помощью полиции. Регулируемый рынок в этом сегменте должен выполнять роль социального клапана, предотвращающего уход кредиторов и заемщиков в серую зону.

Полезные советы

Какими правилами должен руководствоваться заемщик?

Во-первых, нужно понимать, для чего он берет кредит, во-вторых, так же хорошо представлять, из каких источников его погашать, и в-третьих, убедиться в том, что выгода перекрывает издержки. Если нет ответа хотя бы на один из этих вопросов, значит, заем брать не стоит.

Самый плохой вариант — если гражданин понимает, что вернуть он деньги не сможет, но, тем не менее, берет их в долг, поскольку ему нужно решить какую-то проблему здесь и сейчас. Но кредит — это не палочка-выручалочка на все случаи жизни, а инструмент со своими рисками и издержками.

Есть такое понятие — финансовая доступность. Она состоит из доступности физической, ценовой, ассортиментной и ментальной. Физическая и ассортиментная доступность финансовых услуг у нас сейчас находятся на достаточно высоком уровне: практически любая потребность гражданина может быть удовлетворена той или иной финансовой услугой или продуктом. Но о ценовой доступности так не скажешь. Стоимость некоторых финансовых инструментов пока еще далеко не всем по карману, а кроме того, способности человека осознавать суть услуги и правильно понимать риски, связанные с ее использованием (ментальная доступность), также далеки от идеала.

Финансовая доступность любой ценой Банку России не нужна. Именно поэтому мы сегодня считаем своей приоритетной задачей повышение качества финансовой доступности, уровня финансовой грамотности населения и одновременно предъявляем требования по повышению качества услуг к участникам рынка. Трехкратное и двукратное ограничение процентов по микрозайму — как раз меры из этой серии.

Что нужно знать об организации, где я хочу взять микрозайм?

Для начала важно удостовериться, что эта организация поднадзорна Банку России. Поэтому следует не полениться, потратить две минуты, зайти на сайт ЦБ и убедиться в том, что данная организация находится в реестре микрофинансовых организаций.

В перспективе мы планируем запустить специальное приложение для смартфонов, с помощью которого гражданин сможет пожаловаться регулятору на качество финансовых услуг, оценить услугу и дать предложения по ее улучшению. Заодно собираемся интегрировать туда доступ к реестрам участников финансового рынка, чтобы можно было оперативно проверять статус компании.

Нередко человек берет деньги у некой конторы, а потом выясняется, что ее деятельность никем не регулируется. В том числе это означает, что мы не можем защитить потребителя, так как наши требования по предельному размеру долга, раскрытию информации, другие ограничения на нее не распространяются. Поэтому заемщик подвергает себя крайне высокому риску.

И такие компании никто не наказывает?

Есть административные наказания за незаконную деятельность по выдаче потребительских займов — штрафы. Пока они не очень значительны — от 200 тысяч до 500 тысяч рублей. И зачастую нелегальным кредиторам проще заплатить и продолжать свою деятельность. Поэтому мы настаиваем на ужесточении административной ответственности и даже введении уголовной.

Предлагаем ввести штрафы, которые кратно увеличиваются с каждым последующим зафиксированным нарушением. Например, за первое нарушение — миллион рублей, за второе — два миллиона и так далее. А потом наступает уголовная ответственность. Нас поддерживают и Минфин, и сенаторы, и депутаты — надеемся, скоро такой закон будет.

Допустим, взял человек займ, а потом выяснилось, что он не может его отдать. Что ему делать?

Сегодня нет единого алгоритма взаимодействия потребителя с МФО, поэтому гражданин порой даже не понимает, с кем контактировать, если возникли проблемы с погашением. Кроме того, просроченный долг может быть передан коллекторам, причем без информирования об этом самого заемщика. Человеку звонят, требуют возврата займа, а ему сложно понять, кто именно и по какому договору получил права требовать с него просроченную задолженность. От непонимания рождается недоверие к рынку в целом. Поэтому мы стремимся к максимально подробному описанию алгоритма рассмотрения жалобы потребителя на МФО, ответа на жалобу — до того момента, когда эта жалоба поступает в Банк России.

Алгоритм (он должен стать стандартом по взаимодействию с потребителем услуги) такой: сначала человеку следует обратиться со своей проблемой в саму организацию, и там обязаны в течение установленного срока дать ему мотивированный ответ по поводу происходящего. Если его этот ответ не устраивает и он считает, что его права нарушены, тогда он приходит к нам за разъяснениями или за помощью, или в суд — в случае гражданско-правового спора. В этой цепочке пока не хватает важного института — финансового омбудсмена, который в развитых странах занимается урегулированием до 70 процентов таких проблем.

Также нужно помнить, что недавно принят закон о коллекторской деятельности, не только регулирующий деятельность профессиональных взыскателей просроченной задолженности, но и детально описывающий допустимые нормы и правила взаимодействия профессиональных кредиторов с должником, вне зависимости от того, кто взыскивает долг: банк, микрофинансовая организация или коллектор. А кроме того, уже год назад вступил в силу закон о банкротстве физических лиц, позволяющий гражданину объявить себя банкротом при потере источников обслуживания задолженности.

Экономика15:0912 декабря

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Экологические налоги и меры по улучшению климата вызывают протест во всем мире
Экономика00:0611 декабря

Черная мечта

Россияне хотят жить хорошо на деньги от нефти. Аляска делает это уже 40 лет