Пикап-мастер

На Amarok по московским пробкам

Фото: Игорь Глазунов

Пикап — любимый автомобиль американских реднеков, австралийских фермеров и членов запрещенных в России организаций. Мы перенесли новый Volkswagen Amarok из естественной среды обитания в московские пробки, чтобы понять, легко ли пикапу живется в городе, кому он тут нужен и способен ли пикап быть премиальным.

Один из моих друзей детства переехал в Канаду. Начал играть в американский футбол, раскачался, практически забыл русский язык и превратился из Миши в Майкла. Носит ботинки Timberland с клетчатой рубашкой и купил себе пикап. Именно тот пикап, который я представляю себе, когда слышу это слово. С огромным «кенгурятником», банками из под пива в кузове и вмятинами на капоте, видимо, от сбитых на дороге оленей. Миша, то есть Майкл, и его пикап — абсолютно стереотипный пример, для кого и чего предназначен данный тип автомобиля. Ездить с друзьями месить грязь, возить дрова или новый холодильник для мамы. Живя в Москве, я с трудом могу представить обстоятельства, при которых мне понадобится пикап. В моей голове они всегда делились на две категории: японские, неказистые и зачастую просто уродливые, и американские — похожие в городе на слонов в посудной лавке. Так получилось, что первый пикап, с которым мне довелось познакомиться по-настоящему близко, был немецким.

Новый рестайлинговый Amarok в максимальной комплектации Aventura был совсем не похож на тот образ пикапа из моей головы. Ярко-голубой, хромированные диски, хромированные подножки с подсветкой. Внутри те же кожаные спортивные сиденья, что стоят на VW Passat CC или Scirocco. Экран мультимедийной системы, знакомый по всей линейке VW, реагирующий на приближение пальца всплывающими иконками, раздельный климат-контроль, камера заднего вида, лепестки переключения передач под рулем. И самое непривычное — система Digital Voice Enhancement, электронная система усиления голоса, позволяющая пассажирам слышать говорящего через задние динамики, независимо от наличия внешних шумов. Кажется, что разговариваешь в большой пустой комнате и слышишь собственное эхо.

Такая есть в Rolls-Royce, такая будет в новой Skoda Kodiak. Жизненная необходимость этого приспособления понятна в машинах бизнес и премиум-класса или в тех, где с третьего ряда до водителя не докричаться. Действительно, без проблем слышишь собеседника, даже если открыл окно в тоннеле. Как и зачем эта система оказалась в пикапе, не совсем понятно, буду считать ее приятным бонусом. Материалы отделки салона ничем не примечательны, все по-немецки лаконично, точно подогнано, пластик жесткий, но приятен на ощупь и не гремит на кочках. В конце концов, глупо было обшить кожей и алькантарой салон, в который будут садиться, будучи например, по пояс в глине.

Некоторое разочарование приходит во время езды. Amarok, мягко говоря, не едет. Пока на рынок не вышла версия с трехлитровым дизелем, остается довольствоваться безальтернативным двухлитровым, на 180 лошадиных сил, которых для такой большой машины маловато, для уверенных маневров в городе или на трассе. После 60 километров в час тяга куда-то пропадает, и ее не вернешь ни педалью в пол, ни ручным переключением восьмиступенчатой коробки. Помимо этого, руль излишне легкий и совершенно неинформативный, хотя и четкий. Он крутится пальцем, но не имеет ни малейшей обратной связи, что в городе необходимо. Хотя, наверное, город совсем не его стихия, несмотря на красивые диски и хром на бампере.

Двумя месяцами ранее...

Пыль и тушканчики, выскакивающие прямо под колеса, — единственное, что успевают выхватывать фары в клубах пыли. На спидометре 80 километров в час, вокруг степь и кромешная темнота, видимость практически нулевая, ориентироваться можно только по фонарям впереди идущей машины, параллельно стараясь не потерять из виду то, что тут называется дорогой. Для полного антуража включить бы что-то из ZZ Top, например Can't stop rockin', но на какой-то из кочек айпод улетел под сиденье. Степь обманчиво кажется ровной, как стол. Местами машины попадают в прокатанную грузовиками колею такой глубины, что не остается ничего, кроме как преодолевать ее с разгона, чиркая мостами о землю. Но опаснее всего, когда такая колея перерезает дорогу перпендикулярно движению... Вот как раз где-то в подстаканнике хрипит рация: «Колонна, осторожно, по курсу поперечная колея». Нога жмет на тормоз, но поздно.

Спустя несколько секунд наш Amarok подскакивает вверх, как нам кажется, на метр, рация улетает в потолок, вслед за ней в потолок летим мы с коллегой, наши телефоны, не пристегнутые сумки и бутылки с водой. Пикап приземляется на переднюю ось, втыкаясь бампером в землю, в кузове летают штативы и чемоданы с аппаратурой, машину кидает в сторону, руки панически стараются поймать прежнюю траекторию. «Колею прошли, — отвечает коллега, выковыривая рацию из-под сиденья. — Надо бы остановиться проверить бампер». О, а вот и айпод нашелся!

Да, мое первое знакомство с Volkswagen Amarok случилось в казахских степях, когда мне посчастливилось участвовать в одном из этапов Транс-Азиатской экспедиции Русского географического общества. На только вышедшем рестайлинговом VW Amarok мы проехали от Астрахани через Казахстан и Узбекистан до Бухары. За три тысячи километров, что я был за рулем, мы преодолели дороги Казахстана, больше похожие на дороги в пригороде Бенгази, застревали в жидкой глине на берегу Каспийского моря и вязкой грязи соляных озер. Гнали по ночной степи, дну высохшего Аральского моря и идеально ровному бетонному хайвею, ведущему через красную, как поверхность Марса, пустыню Кызылкум.

У нас были стоковые Amarok без каких-либо доработок, совсем как тот, на котором сейчас езжу в Москве. За исключением, пожалуй, сидений с боковой поддержкой, которые были бы очень кстати. Темп, который задавал руководитель экспедиции и опытный путешественник Алексей Симакин, на мой взгляд, должен был обернуться смертью машин к концу примерно первого этапа. Там, где местные жители не рисковали ехать быстрее сорока, мы ехали восемьдесят, а то и сотню.

Времени в обрез, 12 часов в день непрерывной гонки, с остановками только для красивых фотографий и перекуса. Плестись — значит выбиться из графика. Однако вопреки всему, что пережила наша машина, на ней даже не сбился сход-развал. После той злосчастной колеи, наградившей меня шишкой на голове, немного помялась металлическая защита картера, и, пожалуй, все. Двигателя, который в городе с непривычки кажется совсем не динамичным и вялым, в сочетании с блокировками вполне хватало, чтобы выбраться из грязи самому и вытащить товарища. Легкий руль тоже пришелся кстати, будь он жестким, после ежедневного 12-часового ралли мы бы не чувствовали рук. Благодаря мягкой, но емкой подвеске, мы не заработали межпозвоночную грыжу. Amarok показал удивительную живучесть в экстремальных условиях, для которых он и создан. И вот я стою в пробке в Москве и думаю о том, что весь этот бесценный опыт показывает — всему свое место.

В рекламных брошюрах написано — премиальный пикап. Для моего друга Майкла из Канады это словосочетание, наверное, такое-же дикое, как для меня «четырехдверное купе». Я бы не купил его, живя в городе. Но за неделю в степях, Amarok стал для меня почти родным, поэтому я не могу особо придираться.

Живи я в загородном доме с собакой, я бы купил такую машину. Возить дрова и квадроцикл. Но только с V6. Пусть он уже обогнал конкурентов по комфорту, дизельный V6 — единственное, чего ему не хватает, чтобы стать самым дорогим и вместе с тем лучшим в своем классе. Премиальный, даже пикап, должен быть лучшим во всем.

Ход конем: Ксения Собчак идет в президенты
Она устала от Зюганова с Жириновским и пообещала быть против всех
«Хватит проституток, Чехова давай!»
Бульварные феи и колбасные короли Москвы
Маразм крепчает
Скоро Россию захлестнет эпидемия слабоумия, которую никто не ждет
«Хотите совет? Не слушайте советов»
Фредерик Бегбедер, Сергей Лавров и другие звезды фестиваля молодежи и студентов
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
«Мне довелось убивать русских»
Жажда крови, шепот смерти и грязная работа головорезов в Сирии
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Офф-топчик
Какие кроссоверы и внедорожники в сентябре покупали лучше других
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки