Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Не хотели парня детства лишать»

Почему силовики не раскрыли похищение «дедовского младенца» два года назад

Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

Редкий случай в российском уголовном праве: дело «дедовского младенца» поставило силовиков перед непростым моральным выбором. Следователи и прокуроры ищут возможность прекратить уголовное преследование 40-летней женщины, обвиняемой в похищении мальчика из палаты Дедовской больницы. О том, какая судьба ожидает малыша и его новую семью, и о подробностях расследования дела двухлетней давности «Ленте.ру» по секрету рассказали правоохранители.

Как это было

Драматическая история, к которой сегодня приковано внимание десятков тысяч граждан, началась летом 2014 года с тревожной новости о похищении младенца Матвея Иванова (такое имя малышу дали при рождении и под этими данными ребенок проходил в полицейских ориентировках — прим. «Ленты.ру») из палаты Дедовской городской больницы. Накануне биологическая мать отказалась от новорожденного. На розыск ребенка были брошены все силы правоохранительных органов, привлечены волонтеры и средства массовой информации. Несколько недель эта тема занимала верхние строчки в рейтингах масс-медиа и социальных сетей, но постепенно о произошедшем забыли.

Вплоть до 11 января 2017 года, когда правоохранители заявили о раскрытии преступления и задержании совершившей его 40-летней женщины. Тогда же сообщалось, что ребенок изъят из семьи и находится в больнице.

Но уже через несколько часов тон сообщений изменился: победные реляции уступили место рассуждениям о том, что на первое место выходят интересы самого несовершеннолетнего, который, как оказалось, рос, окруженный любовью и лаской.

— Учитывая интересы ребенка, мужу подозреваемой, которого малыш считал своим отцом, выдано разрешение на посещение его в детском отделении больницы, — рассказала «Ленте.ру» Елена Фокина, старший помощник руководителя ГСУ СК РФ по Московской области. — Сотрудники Следственного комитета с учетом мнения специалистов — психологов и психиатров — в ближайшее время постараются минимизировать негативные для малолетнего последствия, связанные с его изъятием из семьи, где он проживал.

В отношении 40-летней подозреваемой, которую малыш считал родной матерью, избрали меру пресечения, не связанную с лишением свободы, — подписку о невыезде. Она была освобождена из изолятора.

Елена Фокина подчеркнула, что в ходе расследования этого уголовного дела следователи будут действовать в интересах ребенка, но от других комментариев категорически воздержалась.

Понять и простить

Получается, что раскрытие этого преступления по сути превратилось в серьезную проблему, которую вряд ли можно решить в отдельно взятой семье. Незаконные действия женщины обернулись для мальчика счастливым детством: как говорят специалисты, он не по возрасту развит, чего было бы невозможно добиться в условиях детдома, куда наверняка попал бы отказник.

Формальная преступница оказалась заботливой матерью, обеспечившей украденного малыша всем самым лучшим. С учетом этих обстоятельств наказывать женщину негуманно, и юристы пытаются разрешить эту дилемму. Как выясняется, законные пути есть.

— Примечание к статье 126 УК РФ однозначно указывает, что от уголовной ответственности освобождается лицо, добровольно вернувшее свободу похищенному, то есть прекратившее удерживать его против его воли, — рассказал «Ленте.ру» источник в правоохранительных органах, знакомый с ситуацией. — Все усилия женщины и ее мужа за эти 2,5 года были направлены на социализацию и развитие мальчика. Ребенок умен, хорошо говорит, знает счет до десяти, знает алфавит, правильно называет все цвета. И очень любит своих родителей.

Произошедшее для малыша и так большой стресс — его внезапно вырвали из родной для него семьи, считает собеседник «Ленты.ру». Пока его удается уберечь от серьезной психологической травмы, но правоохранителям, органам опеки и местным властям следует быть очень аккуратными в своих действиях.

«Пленум Верховного суда РФ несколько лет назад особенно подчеркнул, что требование сотрудников правоохранительных органов об освобождении похищенного, если оно не связано с применением силы, а выполнено немедленно и добровольно, рассматривается именно как добровольное возвращение свободы, и в таком случае лицо, совершившее преступление, освобождается от уголовной ответственности, если не совершало другого преступления. В данном случае именно так и произошло», — поделился своим мнением собеседник «Ленты.ру».

По его данным, 12 и 13 января состоялось несколько совещаний с участием высоких чинов, и в настоящее время следователи изучают юридические тонкости с прицелом на прекращение уголовного дела, так как мальчик не удерживался против воли в семье, а считал ее родной. Рассматриваются и другие варианты, в частности — отсрочка исполнения наказания до совершеннолетия ребенка.

При этом собеседник «Ленты.ру» подчеркнул, что решение пока не принято.

В пятницу, 13 января, в Дедовскую больницу приехала большая комиссия, в составе которой — уполномоченный по правам ребенка по Московской области, представители региональных Минздрава, Минобразования и Минсоцзащиты. Они рассматривают возможность оставить мальчика в семье, но уже с соблюдением норм законодательства об усыновлении. Здесь тоже можно найти ходы, которые будут абсолютно безупречными с точки зрения закона.

Однако де-факто расследование уголовного дела пока продолжается, и именно по части 2 ст. 126 УК РФ — «похищение человека».

Руководствовались не буквой, а духом закона

Собеседник «Ленты.ру» считает, что задержание похитительницы в данном случае принесло больше вреда, чем пользы: биологическая мать отказалась от него в роддоме, и он сразу, без волокиты, оказался в семье, которая стала для него по-настоящему родной. Даже если в ближайшее время ситуация разрешится самым благоприятным (для ребенка) образом, вред уже причинен: семье придется менять место жительства, работу — в противном случае останется риск, что кто-то из «добрых» соседей расскажет мальчику правду об обстоятельствах его появления на свет, чем нанесет непоправимый вред.

«Оперативники, изобличившие женщину, поступили профессионально, но не мудро. Если бы преступление было раскрыто по горячим следам — честь им и хвала. Но не спустя 2,5 года. Мальчик уже многое осознает — в первую очередь, понимает, что злые власти отобрали у него любимых родителей, а маму могут посадить в тюрьму. В этом конкретном случае уж лучше бы преступление осталось нераскрытым».

Киднеппинг — вид преступления, раскрываемость которого в России близится к 100 процентам. В то, что лучшие сыскари убойного отдела и корифеи следствия не изобличили тогда подозреваемую, похитившую ребенка в относительно небольшом населенном пункте, верится с трудом...

По информации «Ленты.ру», похитительница уже в начале июля 2014 года попала в поле зрения полиции, но оперативники, разобравшиеся тогда с моральной стороной ситуации и осознав, что ребенок вместо детдома попал в хорошие руки, якобы просто не стали давать делу ход. «Не хотели парня детства лишать, решили дело "висяком" оставить», — пояснил источник.

Уже тогда, по данным информатора «Ленты.ру», полицейские выяснили, что женщина похитила из больницы отказника неслучайно — умысла на похищение чужого ребенка у нее не было: она достоверно знала, что от мальчика накануне отказалась родившая его женщина. По сути правонарушение посягало на процедуру усыновления, а не на интересы биологических родителей, поэтому следственно-оперативная братия и решила два года назад попросту «забыть» этот случай.

Однако нашлись несогласные с позицией коллег, и спустя два с половиной года прогремело сообщение о раскрытии резонансного преступления прошлых лет. Для многих силовиков задержание женщины стало неприятным сюрпризом.

Силовые структуры00:0216 сентября
Александр Сатлаев

Следствие по телу

Российский следователь-насильник сам раскрывал свои преступления. Его ищут по всему миру