Новости партнеров

Последние панки Норильска

Монолог северных рокеров о творчестве, алкоголе и жизни в северном городе

Культура панка проникла в СССР на рубеже 60-70-х годов — практически сразу после ее зарождения в Великобритании и США. Советской молодежи приглянулся западный нигилизм, протест против тоталитарного сообщества, музыка и вольный образ жизни, который панки вели вплоть до развала СССР, когда им на смену пришла полноценная субкультура — к 2017 году от нее остались только воспоминания. «Лента.ру» выяснила, как живется последним панк-рокерам в одном из самых холодных городов России — Норильске.

Как Sum 41

Единственная действующая сейчас в Норильске панк-группа «ПломBEER» была образована в 2012 году. Барабанщик и вокалист группы Гихан рассказывает: «В начале нулевых мы услышали известные в то время Blink-182, Sum 41, Green Day. Тогда и в Норильске было много поп-панк-групп, было на кого равняться. До нас дошло, что мы тоже можем делать такую музыку, ну и решили замутить группу. Правда, это было мало похоже на панк-рок. Но со временем набирались опыта и, послушав группы помощнее, типа Pennywise, NUFAN, NoFX, задали себе планку повыше. Название "ПломBEER" взяли потому, что в нем есть слово Beer, пиво. На мой взгляд, название не должно быть ни к чему привязано, будь то политические взгляды, область деятельности или сексуальная ориентация. Тем самым мы не задаем себе никаких рамок.

Сразу скажу, что на панков у нас смотрят как на инопланетян. Был я и в Питере, и в Москве, там на чувака с ирокезом и в джинсе с нашивками даже внимания не обращают, а у нас одно проколотое ухо вызывает полное недоумение».

Северный панк-рок

По словам Грихана, сегодня панков как таковых в Норильске практически не осталось. «Наверняка они у нас где-то есть, но тусуются кучками и тихо панкуют ровно до тех пор, пока не выпустятся из школы, — говорит он. — Есть, конечно, еще и идейные ребята постарше, но вряд ли они сами себя относят к этой культуре. Что говорить, мы сами-то себя считаем панками с натяжкой, исключительно за счет нашей музыки.

Видео: ПломBeer / VKonktake

Панк-культура в Норильске — очень больная тема. Последние сборы представителей субкультуры датируются 2006-2007 годами. Было у нас такое место, как «Драм» (площадка на входе в Норильский драматический театр), там постоянно сбивались в кучки панкорезы, тоннами распивали портвейн и пиво. Потом произошел какой-то очередной бум, и все разом пропали.

Сейчас в Норильске нет таких понятий, как «панк-движ», «металл-движ». Вместо этого есть вполне конкретная тусовка, и там уже не делят людей на панков, готов, металлистов. Как правило, все собираются только на рок-концертах, которые проводятся раз в один-два месяца или по выходным друг у друга на хатах. Ну а недавно одна группа рокеров открыла у нас паб, где теперь мы и собираемся.

Был я как-то на сходняках перед панк-концертами в Москве и сильно удивился — народ там такой же простой и общительный, как и у нас. С некоторыми даже переписывались потом в соцсетях. Но, в отличие от подобных тусовок центральной России, у нас средний возраст условного "рокера" примерно 30 лет — далеко не подростки уже. Поэтому обычно концерты проходят достаточно мирно, редко кто-то ночует в ментовке.

А что касается панк-рока, то тут да — на этом поле у нас абсолютно никакой конкуренции, и это печалит. Почему-то все считают, что это музыка для детишек, которые тащатся от солнца, лета и катания на скейтборде — логично, что играть такое взрослым дядькам западло».

Верность субкультуре

«Ну и с алкоголем у нас все в порядке, — продолжает панк-рокер. — Конечно, бухаем, иногда даже по-крупному. Хотя нет, почти всегда по-крупному. Раньше это, кстати, помогало. Так казалось. Теперь это все же больше мешает. Сегодня все сочиняется и разбирается только на трезвую голову, оттого и аранжировки стали более серьезными и обдуманными. И вообще, кто сказал, что панк должен быть пьяный и агрессивный? Сейчас под это определение можно спокойно подвести любого дворового алкаша или перебравшего ПТУшника на вечере встречи выпускников.

Насколько мне известно, у нас в группе самый посвященный панк — это я. Помню историю еще из детства. Мне было лет восемь, и мы все лето провели у бабушки в пригороде. Как-то раз попали с друзьями в панк-тусовку. В итоге я прошел обряд посвящения путем плевка изо рта в рот. Кстати, далеко не самый оголтелый способ.

Раньше, конечно, мы были более отрывные и агрессивные, но сейчас уже как-то несолидно, что ли. У всех семьи, работа, надо вести себя соответственно. Единственное, где можно угореть по полной, — это наш репетиционный гараж и концертные площадки. Выступая, мы выплескиваем всю скопившуюся в нас негативную энергию, переработанную в отрывной и быстрый панк-рок».

Музыка

«Сложности творческого пути музыканта мы себе прекрасно представляем, не раз с этим сталкивались, — подчеркивает Грихан. — В Норильске очень мало общественных репетиционных точек, попросту негде творить. Нам повезло, мой батя купил двухэтажный гараж, и мы удачно расположились наверху. Что делать молодым группам Норильска, понятия не имею. Раньше начинающим музыкантам помогал норильский молодежный центр. Но этот муниципальный объект закрыт уже более девяти лет: все никак не может отремонтироваться.

Еще одна проблема — отсутствие бюджетной звукозаписывающей студии. У нас на весь город-то одна или две. Кроме того, записать то, что хочешь ты, — панк-рок в том виде, в котором мы его представляем, — практически нереально, да и стоит космических денег. Поэтому многие пишутся сами: обустраивают дома микростудии с минимальным набором оборудования и делают демки.

Нам пока не довелось поиграть на площадках в центральной части России, и это очень печально. Это связано с нашим местоположением. Дело в том, что добраться до Норильска наземным транспортом невозможно, только самолетом, а стоимость перелета очень высока. Но в этом году так получается, что у нас троих совпадают отпуска на работе, и осенью мы планируем зарядить концерт где-нибудь в Москве. Это станет огромным шагом в развитии для нашего творчества, поэтому держим кулачки и надеемся, что все получится. Мы наконец привезем северный панк-рок на Большую землю.

А пока выступаем в клубах Норильска и Дудинки — столице Таймыра. Сольные концерты мы не даем, играем исключительно на сейшенах, в простонародье их называют "солянками" — это рок-фестивали с несколькими группами. Сильно сомневаюсь, что люди приходят послушать именно нас, панк-роком в городе интересуются очень мало. Естественно, зарабатывать что-то подобным образом у нас просто нереально».

Хобби

«Конечно, для нас это хобби. Не такое, как коллекционирование марок, например, а скорее как дело всей жизни. Как я уже говорил, с помощью панк-рока мы избавляемся от накопившегося негатива. Живи мы на Западе, может, и стали бы профессиональными музыкантами, но, увы, в России зарабатывать на жизнь такой музыкой невозможно.

Поэтому мы работаем в «Норникеле» или в его филиалах. У нас город такой — кто хочет получать деньги и еще на них жить, идет работать на комбинат. А ведь нам еще надо покупать инструменты, расходники, различную аппаратуру. Естественно, менеджером в офис — не вариант. У нас в группе есть отличный пример — гитарист учился по юридической специальности, а в итоге все равно пошел на завод, такова жизнь.

Каждый из нас уделяет творчеству определенное количество времени и средств. Кто-то дома сидит и занимается, а кто-то достает инструмент только на репе. На репетиции мы собираемся раз в 4 дня — это связано со сменным графиком гитаристов. Бывает и реже — у всех же есть дела. Но все идет своим чередом: времени хватает.

Нам нравится слушать крутых исполнителей и стараться им подражать. Нравится, когда сочиняешь крутую песню и ближайшим товарищам она заходит на ура. Нравится, когда крутые чуваки слэмятся под наши треки на концертах. Ну и, конечно же, нравится слушать лестные отзывы о нашем творчестве. Безусловно, панк-рок для нас — стиль музыки, формирующий наш образ жизни».