«Каждую ночь гуляют духи шаманов»

Сибиряки гипнотизируют россиян и делают канал на зависть иностранцам

Фото: @sibir_tv

В 2014 году четыре жителя Кемерова, влюбленные в родной край, сплотились ради того, чтобы рассказать о суровом очаровании Сибири как можно большей аудитории. Вчетвером они основали телеканал «Наша Сибирь», который вещает не в самом привычном для России формате медленного телевидения. За несколько лет они буквально заворожили россиян и заставили смотреть на льющиеся реки, застывшие горы, вьющиеся травы и бегущие по небу облака. Директор канала Анна Чернова, продюсер Катерина Кропотова, режиссер монтажа Анна Синельникова и трафик-менеджер Денис Инякин рассказали «Ленте.ру», как использовать энтузиазм в качестве топлива и создать канал, который впечатляет даже иностранцев. Вдохновленные природой, они даже говорят по-другому — непривычно для столичного уха, давно променявшего художественность на информативность.

«Лента.ру»: Почему решили связаться с медленным телевидением?

Чернова: Нам очень нравился телеканал MyZen. Идея медитативного просмотра и сам концепт slow-tv показались нам увлекательными, да и телеканалов с качественной view-реализацией сегодня по-прежнему очень мало.

Мы живем в уникальном, потрясающе разном, суровом регионе, который в любое время года прекрасен. Сибирь составляет десять процентов суши и хранит неизведанные и неосвоенные уголки, сохранившие первозданную красоту. Куда ни пойди — вокруг красотища, грех было этим не воспользоваться.

Для жителей индустриальных городов, находящихся в беспрерывном потоке информационного шума, медленное телевидение — прекрасный способ психологической разгрузки.

Однако не самый очевидный выбор с точки зрения бизнеса.

Чернова: Нам было важно в первую очередь реализовать творческую идею: хотелось делать что-то необычное и интересное. О монетизации мы задумались чуть позже — в тот момент, когда поняли, что наш канал пользуется успехом. Представьте: мы запускались без эффектного промо, но среднее время телесмотрения составляло 30 минут. Для сравнения: федеральные каналы первого мультиплекса на тот момент смотрели всего на 15-20 минут больше.

Как формировалась ваша команда?

Инякин: На старте команда состояла из трех человек, чуть позже штат пополнился режиссером монтажа. В проекте не было случайных людей, мы все были знакомы друг с другом как минимум через два рукопожатия. Так и сегодня: у каждого — своя сфера ответственности и своя доля драйва.

С чего вы начали?

Кропотова: С поиска авторов — поставщиков видеоконтента. Нам повезло: мы нашли опытных путешественников, готовых брать с собой съемочное оборудование, а также профессионалов натуралистической съемки, неравнодушных к красоте сибирской природы, — людей, которые ловят от этого кайф.

Тяжело запускать телеканал в провинции? С какими трудностями столкнулись?

Чернова: На первом этапе, конечно, было непросто: нам пришлось в кратчайшие сроки узнать много нового, зачастую — на собственных ошибках. Хотя ко многим вещам мы были морально готовы: и к трудностям получения лицензии на телевещание, и к скрупулезной организации вещательного комплекса.

Как любой стартап, мы были ограничены в средствах и времени. Ситуация осложнялась еще и проблемой поиска профессионалов, которые бы разбирались в телевещании. В регионе обладателей таких уникальных знаний значительно меньше, чем в столице.

И все же это было незабываемое время! Столько творческих споров, технических совещаний! В первую очередь потому, что с самого начала мы были очень требовательны к качеству и «картинки», и вещания.

На голом энтузиазме далеко не уедешь. Вам помогали или вы вкладывали исключительно собственные средства?

Инякин: Телеканал создается на частные инвестиции людей с активной жизненной позицией, объединенных любовью к своему краю, к своей стране. На государственные гранты и бюджетную поддержку мы не претендовали. Возможно, мы когда-нибудь задумаемся об этом всерьез, но сегодня у команды другие приоритеты.

Вы несколько лет в эфире. Что изменилось за это время?

Инякин: Мы шагнули вперед — вслед за эмоциональными потребностями аудитории. Изначально телеканал был подобием ожившей картины на стене: «черные зеркала» стали окнами в мир сибирской природы. Все сюжетные планы в то время были статичными.

Но с расширением круга авторов в прямом эфире появилась динамика: таймлапсы, слайдерные и коптерные съемки. Только представьте: утренний свет, пробивающийся через дымку облаков, камера плывет сквозь туманы прямо над горами Алтая навстречу новому дню. Это же просто космос!

А сейчас мы осваиваем новый формат вещания: весной мы запустим новый телеканал «Наша Сибирь 4K».

Где вы вещаете, каков ваш охват?

Если говорить о кабельных сетях и цифровом ТВ — точки нашего присутствия есть по всей России, от Дальнего Востока до Калининграда. Естественно, нас смотрит вся Сибирь. И, конечно, нам приятно, когда абоненты крупных операторов, таких как МТС и «Ростелеком», присылают нам письма: «Хотим видеть ваш телеканал у себя в телевизоре!»

Сейчас мы нацелены на сотрудничество с аналогичными зарубежными площадками. На эту мысль нас натолкнули живые отклики людей с совершенно иной ментальностью. Например, письмо французского зрителя, который посмотрел наш канал в одном из кемеровских отелей.

За пределами России вас тоже смотрят.

Поскольку мы являемся стопроцентными правообладателями всего транслируемого контента, у нас нет никаких проблем с выводом трансляции за рубеж. И мы сейчас над этим работаем. На развитие за рубежом нас натолкнули письма из Франции и Америки, в которых зрители признавались нам в любви.

Почему люди тратят время на просмотр медленного телевидения? Это кажется скучноватым.

Кропотова: Во-первых, красивая — «залипательная», как говорят наши зрители, — картинка. А во-вторых, медленное телевидение очищено от информационного мусора, который повсюду нас окружает: и на ТВ, и в сети.

У нас широкая аудитория, и условного среднестатистического зрителя описать сложно. Разброс — от активных предпринимателей до домохозяек, от бабушек до подростков. Каждый находит что-то созвучное себе.

Кому-то хочется переключиться после насыщенного трудового дня, очистить голову. Знаете, бывают такие моменты, когда федеральные новости и сводки РБК раздражают невероятно, просто хочется сесть на диван и помедитировать. Другая устойчиво растущая группа — молодые мамы: они укладывают под наши виды малышей.

И, конечно, есть бизнес-сегмент: фоновое телесмотрение и публичный показ. Нашим каналом интересуются йога-центры, фитнес-клубы, гостиницы, бары. Буквально на днях заключили очередной контракт с русским ресторанчиком в небольшом городке в Восточной Германии, неподалеку от Дрездена.

На вашем канале нет рекламы. Как вы окупаетесь?

Чернова: В основном за счет договоров с операторами, которые предлагают своим абонентам интернет-услуги и ТВ-пакеты.

Поскольку мы полностью выкупаем у авторов права на контент, у нас есть широкие возможности для стороннего продакшена. Например, для корпорации Natura Siberica мы собрали часовой лонгплей для создания визуальной атмосферы в фирменных бутиках, корнерах, магазине на Тверской. Сеть «Эвалар» транслирует наши готовые сюжеты (с логотипом телеканала) в московских и питерских аптеках.

Все это, конечно, не сумасшедшие деньги, но прибыль, которая позволяет нам поддерживать авторов.

Вы производите канал, который представляет интересы огромного региона. Видите ли вы в этом свою миссию?

Синельникова: Интерес к внутреннему туризму — это очевидный тренд: крупные туроператоры начинают предлагать не только Бали и Мальдивы, но и снегоходные сафари в Красноярском крае. То, что мы попали на гребень этого тренда, — приятный для нас факт. Возможно, отчасти это можно назвать и нашей миссией. Но все же главная задача команды — продолжать рассказывать истории о любви к нашей невероятной природе.

То есть с вашей помощью удалось привлечь туристов к примечательным местам региона.

Было бы излишне амбициозно это утверждать, но, наверное, какое-то влияние на зрителя мы оказали. В Сибири есть свои места силы: Байкал, Красноярские столбы, плато Путорана, Шерегеш, Горный Алтай. Их популярность растет с невероятной скоростью.

Загуглить, конечно же, можно все. Но когда красота и величие оживают на экране твоего телевизора с хорошим разрешением — это совсем другие ощущения.

Мы регулярно получаем в соцсетях сообщения от зрителей, которые пишут: живем в ста километрах от красоты, но даже не подозревали о ее существовании, в ближайшие выходные отправимся! Это, знаете, очень мотивирует.

Но для жителей других регионов отправиться в путешествие в Сибирь — дело недешевое. Иногда дешевле слетать за границу, где и инфраструктура будет лучше. Как патриотов края вас это не беспокоит?

Синельникова: По большей части это зависит от мотивации конкретного человека. Сибирь щедра на эмоциональные впечатления, но многие места действительно труднодоступны. Да, можно заселиться в неплохой отель, но чтобы добраться до конкретной точки, нужно будет в любом случае прогуляться с рюкзачком. Это вопрос личных приоритетов, обозначать тенденции здесь бессмысленно.

Но повторюсь: сейчас очевидно, что фокус внимания российского путешественника смещается внутрь страны. В этом плане у Сибири, которая расположилась на десятой части суши планеты, огромный потенциал.

Какое ваше любимое место в Сибири?

Кропотова: Вкусы нашей команды совпадают почти на сто процентов. Мы безумно любим склоны и заснеженную тайгу Шерегеша, бескрайний Алтай с бархатными летними полями, непокорные горы Шории.

Мы преклоняемся перед Байкалом: как только краешек стального пресного моря начинает выглядывать из-за перевалов автомобильного серпантина, ты никак не можешь оторваться от гипноза его брутальной энергетики. Там особая атмосфера. Неслучайно буддизм, шагая по стране с Дальнего Востока, пустил там, пожалуй, самые глубокие корни. И каждую ночь духи шаманов гуляют по ледяным байкальским волнам, протягивая к гроздьям звезд, рассыпанным по куполу ночного неба, свои прозрачные руки…