Силовые структуры

«Для вас это шоу, а для меня трагедия» Мамаева и Кокорина отправили в «Бутырку». Они просят прощения и готовы платить

Футболист Павел Мамаев в зале суда

Футболист Павел Мамаев в зале суда. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Нападающий «Зенита» Александр Кокорин, его младший брат Кирилл и полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев на два месяца отправились в СИЗО. Так закончилось празднование годовщины дружбы футболистов, которые стали фигурантами уголовных дел о побоях и хулиганстве. По версии следствия, утром 8 октября компания сперва напала на водителя Первого канала Виталия Соловчука, а после на чиновника Минпромторга Дениса Пака и гендиректора ФГУП «НАМИ» Сергея Гайсина. За тем, как суд принимал решение об аресте главных хулиганов российского футбола, наблюдала корреспондент «Ленты.ру» Мария Фролова.

Три комнаты

Судебные заседания по делу Кокориных и Мамаева (для каждого из них отвели отдельный зал) назначили на 18:00 в Тверском суде Москвы. Известно об этом стало буквально за полчаса до начала — изначально говорили, что слушания назначены на пятницу. К суду примчались журналисты всех ведущих СМИ, но футболисты не спешили их радовать — и Кокорин, и Мамаев оказались неразговорчивы.

Они молча изучали переданные адвокатами документы и смотрели в пол. Заседание по делу Кокорина-младшего вообще прошло незаметно на фоне главных «звезд»; журналисты шептались: мол, заседание с Кириллом прошло в закрытом режиме. На самом деле, никто его не закрывал, просто журналисты не успели посетить три зала разом.

Кокорина-старшего арестовывали на третьем этаже суда, Мамаева — на четвертом. Заседания начались с интервалом в полчаса — адвокат Мамаева задержался, а потому первое время все внимание было приковано к Кокорину. Он заметно нервничал, теребил руки и игнорировал направленные на него камеры.

«Вы жалеете о случившемся? Вы признаете свою вину?» — вопросы сыпались один за другим, но ответов не последовало. Родители нападающего «Зенита», пришедшие поддержать сына, также отказались от общения с прессой. «Для вас это шоу, а для меня трагедия жизни», — объяснила журналистам мать Кокорина, после чего села в самый дальний, третий ряд в маленьком зале заседания.

«На свободе продолжит преступную деятельность»

Избрание меры пресечения Александру Кокорину началось около 19:30. Футболист встал, представился и немного рассказал о себе: родился в городе Валуйки Белгородской области, есть высшее образование, ребенок — мальчик 2017 года рождения. Он профессиональный спортсмен, выступает за футбольный клуб «Зенит», ранее не судим.

Судья Мария Сизинцева отметила, что в суд поступило ходатайство об аресте футболиста, который подозревается в побоях и хулиганстве организованной группой. Уголовные дела объединены.

«Органы предварительного следствия считают необходимым избрание данной меры пресечения, поскольку Кокорин подозревается в ряде преступлений, в том числе тяжкого, учитывая его активную роль в совершении преступлений, наличие личных связей в различных органах государственной власти и значительных денежных средств. Следствие считает, что, пребывая на свободе, он продолжит преступную деятельность или скроется, чем затруднит установление истины по уголовному делу», — отчеканила следователь.

Далее слово предоставили прокурору. Гособвинитель отметил, что считает ходатайство законным и обоснованным и поддерживает его.

«Вам повезло, что вы еще живы»

Перейдя к исследованию материалов дела, судья пересказала заявление избитого чиновника Дениса Пака, в котором тот связал действия нападавших со своей национальностью. По словам потерпевшего, около девяти утра 8 октября он находился в «Кофемании» в центре столицы, за другим столиком отдыхали около 10 человек и распивали алкогольные напитки.

Пак попросил гостей заведения вести себя тише и не высказываться о его национальной и расовой принадлежности. В ответ те стали вести себя «агрессивно и неадекватно», в частности ударили его стулом по голове. После этого за Пака вступился его коллега Сергей Гайсин и тоже был избит. Пак уверенно опознал среди нападавших Мамаева и Кокорина. Через некоторое время чиновник был вынужден обратиться в клинику, где у него диагностировали закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, ушибы мягких тканей лица и левого плеча.

Александр Кокорин (справа) и Павел Мамаев

Александр Кокорин (справа) и Павел Мамаев

Фото: Михаил Киреев / РИА Новости

Другое заявление в уголовном деле — от Сергея Гайсина, который попросил разыскать молодых людей, спровоцировавших конфликт в кафе. Он рассказал, что пытался успокоить компанию спортсменов и пострадал сам. По словам Гайсина, потасовка длилась около восьми минут, а напоследок дебоширы пригрозили ему словами: «Вам повезло, что вы еще живы».

Третье заявление принадлежит Виталию Соловчуку, водителю ведущей Первого канала Ольги Ушаковой. Соловчук рассказал о приключившихся с ним событиях: в то же утро около семи часов в его служебный автомобиль села незнакомая пьяная девушка. Он попросил ее выйти, после чего в окно машины постучали неизвестные, вывели его на улицу и начали избивать. Били руками и ногами даже тогда, когда он лежал на земле.

Теперь Соловчук находится на лечении в больнице имени Боткина. У него диагностирована закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, закрытый перелом костей носа и ушибы мягких тканей лица. Водитель опознал в своих обидчиках футболистов Мамаева и Кокорина и еще одного человека, имени которого он не знает.

«Мой сын не изверг»

Выслушав потерпевших, судья перешла к показаниям Мамаева и Кокорина. Оба футболиста утверждали, что водитель и чиновники сами спровоцировали конфликты. Из показаний Кокорина следует, что Соловчук обозвал их, после чего они попросили его «объясниться», и тогда между ними завязалась драка. После нее приятели отправились в «Кофеманию», где продолжали выпивать и встретили Дениса Пака с приятелем.

В показаниях товарищей футболистов содержатся другие подробности конфликтов: будто бы водитель Соловчук обругал нетрезвую девушку, это услышал Мамаев, передал Кокорину, и между мужчинами завязалась перепалка. После этого спортсмены со своими друзьями оказались в кафе, где чиновник Пак начал делать им замечания, тем самым спровоцировав конфликт. Перечисляя документы, судья Сизинцева уделила внимание видеозаписям обеих потасовок. Так, в описании видео драки с водителем говорится, что братья Кокорины и Мамаев били мужчину и преследовали его, когда тот пытался убежать от них.

Отмечается, что Мамаев пять раз ударил по автомобилю, пока Кокорин удерживал водителя, а потом и сам нанес удары Соловчуку. Судя по записям из «Кофемании», в 09:06 Александр Кокорин подошел к столу Пака и ударил его стулом, а его младший брат нанес потерпевшему удар в лицо. Только после этого к ним подбежал Мамаев. На записи также видно, как футболисты избили Гайсина.

Александр Кокорин в Тверском суде Москвы

Александр Кокорин в Тверском суде Москвы

Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Адвокат Александра Кокорина Олег Попов оказался немногословен. Он лишь отметил, что считает ходатайство об аресте своего подзащитного необоснованным, поскольку Кокорин не может выехать из России: в Москве у него находятся жена и маленький ребенок. Кроме того, отметил Попов, Кокорин явился в органы следствия сразу же, как только узнал о возбуждении уголовного дела.

Футболист признал факт совершения преступления, но при этом его защитник считает «фантазией следствия» подозрения в сговоре с остальными нападавшими. Ведь изначально Кокорин подошел к потерпевшему один и нанес ему первый удар. Вслед за адвокатом выступил и сам Кокорин. Он читал по бумажке, на которой ручкой было размашисто написано несколько предложений.

«Уважаемый суд. Сначала я хотел бы принести извинения за мой недостойный поступок потерпевшему Паку Денису Климентьевичу, сказать, что мне очень стыдно перед своими родителями, перед клубом, перед болельщиками. Я вел себя недопустимо. Я раскаиваюсь и обещаю, что сделаю все возможное, чтобы заслужить прощение. Прошу не лишать меня свободы и дать возможность загладить вину», — сказал Кокорин.

Впрочем, суд не признал доводы защиты и самого футболиста убедительными — и арестовал Кокорина на два месяца, до 8 декабря 2018 года. После заседания его адвокат сообщил, что намерен обжаловать решение суда и подберет более серьезные доводы. Он добавил, что его подзащитный был морально готов к аресту, чувствует себя нормально и «держится кремнем».

Между собой журналисты обсуждали, что тяжелее всех приходится родителям Кокорина. Будто бы его отчим не выдержал и расплакался прямо в зале со словами: «Мой сын не изверг». Почти одновременно суд принял решение и об аресте Кокорина-младшего: на заседании, где молодому человеку избирали меру пресечения, по некоторым данным выяснилась истинная причина конфликта футболистов и чиновников в «Кофемании». Якобы спортсмены демонстративно указали на схожесть Дениса Пака с героем клипа PSY — Gangnam Style.

«Решение — излишне жесткое»

В те самые минуты, когда судья оглашала решение об аресте Кокорина-старшего, в зале этажом выше объяснялся его друг Павел Мамаев. Футболист просил не арестовывать его, поскольку он «не избивал Пака и явился в следственные органы самостоятельно».

«Прошу не лишать меня свободы, так как футбольный клуб может расторгнуть договор. Готов помогать следствию, готов сдать загранпаспорта, никуда скрываться не буду. Публично хочу извиниться перед пострадавшими. Я не имел права себе это позволить. Готов загладить весь моральный и материальный ущерб», — сказал футболист.

Суд, однако, принял решение заключить и его под стражу, тоже сроком на два месяца. Причина, как и у Кокорина: подозреваемый может скрыться от следствия, к тому же одно из преступлений, в которых он подозревается, — тяжкое. Адвокат Мамаева почти сразу заявил о намерении обжаловать арест своего подзащитного. В беседе с «Лентой.ру» он отметил, что на кадрах полной записи видно, что в тот момент, когда Кокорин бил чиновника стулом, подвыпивший Мамаев просто спал.

Павел Мамаев (в центре) в Тверском суде Москвы

Павел Мамаев (в центре) в Тверском суде Москвы

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

«Решение — излишне жесткое. Оно не соответствует тому деянию, в котором подозревают Павла. Мы имеем основания заявить о его непричастности к совершению хулиганства, поскольку это подтверждается объективной записью, которую мы имели возможность посмотреть вчера на следственных действиях», — сказал Игорь Бушманов.

В то же время, отметил адвокат, Мамаев признал вину в избиении водителя и выразил готовность пойти на мировую — загладить вину и возместить моральный ущерб. «Действия будут совершаться в рамках уголовного расследования, мы просили следствие донести нашу позицию до сведения потерпевших и донести до нас сведения об их готовности или неготовности идти на примирение», — отметил адвокат.

Он добавил, что надеется изменить меру пресечения на более мягкую, альтернативную, которая «позволит завершить судопроизводство в кратчайшие сроки и даст возможность Павлу нормально защищаться и продолжить трудовую деятельность». Впрочем, по мнению Бушманова, излишнее внимание прессы и пользователей соцсетей сильно влияет на следствие и судебный процесс и играет совсем не в пользу футболистов.

«Рядовое преступление, а его расследует весь отдел… Такой резонанс влияет и на меру пресечения», — сказал защитник Мамаева. До 8 декабря Павел Мамаев и Александр Кокорин будут находиться в московском СИЗО №2 («Бутырка»). По словам Бушманова, их распределят в камеры с людьми, которые отбывают наказание впервые.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!
Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.