Не только почитать, но и посмотреть — в нашем YouTube

«Первые пару дней я только ползал»

Ради больших денег азартные игроки рискуют жизнью и рассудком. Победа того стоит

Кадр из фильма «Четырe комнаты»

Профессиональные покеристы — азартные люди. Они играют на большие деньги, а на досуге заключают безумные пари по самым странным поводам. «Лента.ру» проследила нашумевшую историю об американском игроке, который согласился на спор провести месяц в полной изоляции и темноте, и выяснила, о чем еще спорят любители покера.

Американец Рич Алати и австралиец Рори Янг познакомились за покерным столом в Лас-Вегасе. «Как думаешь, ты долго протянешь в темной комнате без контакта с людьми?» — поинтересовался Янг. Он не раз задавал этот вопрос друзьям и слышал самые разные ответы. Почти никто не верил, что выдержит изоляцию дольше 23 дней. Алати объявил, что для него и 30 дней — не проблема.

Янг предложил поспорить, что это не так. Игрокам понадобился час, чтобы обсудить условия. Они договорились, что Алати на месяц запрут в темном туалете. Если он продержится до конца, Янг заплатит ему 100 тысяч долларов, если же попросит выпустить его раньше, 100 тысяч получит Янг. Кроме того, проигравшему придется возместить все расходы на проведение эксперимента.

Оба покериста не сомневались в успехе. По прикидкам Янга выходило, что его шансы на победу — от пяти до десяти к одному. Он не понимал, о чем думает его соперник. Алати же считал, что у него есть козырь: «Рори об этом не знал, но к этому моменту вело все, что я делал в жизни. За последние шесть лет я втянулся в йогу, медитацию и молитвы. Ездил в дом отдыха на Бали, где нельзя разговаривать. А когда не разговариваешь, то обращаешься внутрь. То есть я уже знал, что делать в такой ситуации».

Игроки

Для профессиональных покеристов подобные споры — обычное дело. «Говоришь, что способен что-то сделать? Ставь на это деньги. Вот что значит быть настоящим игроком», — заявлял обладатель двух браслетов Мировой серии покера Ховард Ледерер.

Запереться в темной комнате — далеко не самая дикая идея. Ради победы в споре игроки готовы на все. Одни поглощают тонны фастфуда или худеют наперегонки, другие надолго отказываются от мяса, третьи прыгают в бассейн с акулами или месяцами не бреются. Канадский покерист Брайан Зембик вошел в историю тем, что за 100 тысяч долларов на год имплантировал себе женскую силиконовую грудь. Получив выигрыш, он понял, что привык к ней, и не стал удалять.

Настоящим мастером хитрых пари был знаменитый американский картежник Амарилло Слим, скончавшийся в 2012 году. В свое время он поспорил, что переиграет в пинг-понг даже Бобби Риггса, одного из лучших теннисистов мира. У Слима было одно условие: перед матчем он заменит обычные ракетки чем-то другим. Когда Риггс согласился, игрок заставил его отбивать шарик тяжелой чугунной сковородой и без труда одержал победу. Позже он повторил спор с чемпионом Тайваня по пинг-понгу. Тот слышал о случае с Риггсом и тренировался играть сковородкой, но на этот раз Слим заменил ракетки стеклянными бутылками из-под «Кока-колы» — и снова победил.

Грандиозные провалы тоже случаются. В 2014 году профессиональный игрок в покер Антонио Эсфандиари заключил пари на 250 тысяч долларов, что сможет целый год воздерживаться от секса и мастурбации. Его хватило только на несколько дней, после чего он объявил о капитуляции. «Я понял, что хоть и способен это сделать, но совершенно не хочу», — объяснял потом Эсфандиари. Нежелание было таким сильным, что его не смутили даже огромные убытки из-за проигрыша.

«Нужно понимать, что крупные проигрыши не особенно волнуют людей, которые зарабатывают на жизнь азартными играми, — объяснял в New York Times шестикратный победитель Мировой серии покера и двукратный чемпион Мирового тура покера Дэниел Негреану. — У нас другое отношение к деньгам, чем у тех, кто живет на зарплату. И любви к ним, как у богатеев, у нас нет. Мы знаем, что их всегда можно сделать еще».

Условия

Алати — не первый покерист, согласившийся на 30 дней запереться в темноте. В 2008 году похожий спор затеяли Джей Квик, Эндрю Робл и Алек Торелли. За шестизначную сумму Квик согласился месяц не общаться с людьми и не показываться из-за двери санузла. С собой у него были только матрас, простой мобильный телефон с предоплатой на 400 минут и портативный DVD-плеер.

На четвертый день его оппоненты поняли, что дали маху. Вопреки ожиданиям, Квик и не думал сдаваться. Он лежал на матрасе и смотрел третий сезон «Секса в большом городе» с таким видом, будто провел здесь всю жизнь и не видит в своем заточении ничего особенного. Робл решил, что нужно сворачивать игру, не дожидаясь позорного разгрома, и договорился с Квиком о досрочном прекращении спора за 40 тысяч долларов вместо полного выигрыша.

Янг поставил перед Алати куда более суровые условия. Никакого «Секса в большом городе», DVD-плеера и мобильного телефона. Американцу предстояло провести 30 дней в полной темноте без электроники, часов и любых источников света. Чтобы полностью изолировать его от внешнего мира, еду должны были доставлять нерегулярно и сразу на несколько суток. Это помешает запертому игроку считать прошедшее время и отличать день от ночи.

Янг заранее снял на Airbnb дом в пригороде Лас-Вегаса и нашел рабочих, которые оборудовали временное пристанище Алати звукоизоляцией. Кроме того, в помещении разместили пять камер, способных снимать в темноте. Одна из них была оборудована микрофоном и динамиком. Это понадобилось по двум причинам. Во-первых, спорщики рассчитывали смонтировать фильм про свою затею. Во-вторых, это позволило бы спасти Алати, если что-то пойдет не так.

Опасность

И Янг, и Алати догадывались, что рискуют не только деньгами. Они подготовили и подписали договор, который снимал с Янга ответственность в том случае, если Алати погибнет, останется инвалидом, повредит глаза или полностью ослепнет. В списке угроз, перечисленных в документе, также упоминалось возможное психическое расстройство и эмоциональная травма из-за месяца, проведенного в темноте.

В 1962 году французский спелеолог Мишель Сифр спустился в альпийскую пещеру и на 63 дня остался без контакта с поверхностью. «Через один или два дня перестаешь помнить, что делал день или два назад, — вспоминал он. — Меняется только одно: когда ты встаешь и когда ложишься спать. Все остальное — абсолютная чернота. Как будто один длинный день». Через несколько лет Сифр повторил эксперимент и провел под землей шесть месяцев. Он утверждал, что из-за долгой изоляции не мог ясно думать и едва справлялся с мыслями о самоубийстве.

Психолог Майкл Мунро, у которого консультировался Янг, предупредил, что 30-дневное заключение в темноте может быть опасно для здоровья. Влияние продолжительной сенсорной депривации на психику хорошо известно. В полной изоляции людей одолевают галлюцинации и странные мысли, они чувствуют беспричинную тревогу и подавленность. «Даже если он протянет 30 дней, его психическому здоровью будет нанесен краткосрочный, а потенциально — долгосрочный ущерб», — пояснил Мунро.

Спорщиков это не остановило. «Я твердо верю, что если два взрослых человека хотят что-то сделать по обоюдному согласию и без вреда для других, это допустимо с точки зрения морали, — говорит Янг. — Этическая сторона нашего спора меня ничуть не терзает». Определенной страховкой на случай неблагоприятного развития событий должны были стать отец и сестра Алати. Они собирались следить за ним при помощи камер и могли в любой момент прервать испытания, если заподозрят неладное.

Темнота

В санузле, куда отправился Алати, имелись раковина, ванна, душ, корзина для грязного белья, мусорное ведро и всевозможные туалетные принадлежности. Кроме того, туда поставили холодильник без лампочек. Испытуемый взял с собой коврик для йоги, эспандер, массажный мячик, масло лаванды и скраб из сахара и соли. Он рассудил, что ароматические ванны и упражнения помогут занять время. И то, и другое можно делать вслепую.

Ориентироваться в темноте оказалось труднее, чем рассчитывал Алати. «Первые пару дней я практически только ползал, — признался он в интервью The Action Network. — Потом привык, обнаглел и пару раз набил шишки». Постепенно выработался режим. После подъема Алати чистил зубы и принимал ароматическую ванну со скрабом, затем душ. После этого направлялся к раковине, чистил уши, причесывался и натирался лосьоном. Одевшись, переходил к медитации, йоге и гимнастике.

Галлюцинации начались на третий или четвертый день (в точных сроках Алати не уверен). «Сперва были фигуры и цвета. А потом я увидел поезд. И мне пришлось убеждать себя в том, что он ненастоящий, — рассказывает он. — Это был, наверное, самый тяжелый момент, потому что присутствовал определенный страх. Помню, забеспокоился, как далеко зайдет мой мозг, и решил лечь спать. Галлюцинации не прекратились, но страх исчез. Я смирился. Один раз комнату заполнили эдакие белые пузыри. Понятно, что они ненастоящие, сказал я себе, но можно подыграть и повеселиться с ними. Были случаи, когда мне мерещились окна и потолочные вентиляторы, которых нет, а один раз потолок распахнулся, и я увидел звезды и небо. Это было потрясающе красиво».

Куда опаснее оказались негативные мысли. «Если не позаботиться о правильном ходе мыслей, они выйдут из-под контроля, все опутают и заведут в плохое место», — говорит Алати. Чтобы отвлечься, он занимался йогой и старался полностью сосредоточиться на каждой позе.

Возвращение

На десятый день Янга стали терзать сомнения. Он ожидал, что общительному Алати будет трудно обходиться без связи с внешним миром, но тот казался совершенно спокойным. Янг начал осознавать, что недооценил целеустремленность и квалификацию соперника. «Его характер ничем не выдавал такую подготовку к медитированию», — сетовал он. Это был серьезный просчет.

Янг уже не рассчитывал на победу и думал только о том, как отделаться малой кровью. На 15-й день он обратился к Алати через динамик в камере и предложил сделку: если он признает поражение и выйдет сейчас, ему, так уж и быть, придется заплатить только 25 тысяч долларов, то есть четверть оговоренной суммы. Янг пытался убедить противника, что делает ему одолжение, но Алати не поддался на блеф и отказался.

Через два дня Янг снова заговорил с Алати. Он пообещал, что сам заплатит ему 25 тысяч долларов, если он прервет испытание и выйдет. Алати час размышлял над предложением и снова ответил отказом. В следующий раз Янг попросил Алати назвать свои условия. Только что пообедавший игрок был в хорошем расположении духа и потребовал за прекращение эксперимента 75 тысяч долларов. Янг предложил 40 тысяч. Сторговались на 62,4 тысячи долларов. К тому времени игрок провел в темном санузле без контакта с внешним миром 20 дней.

«Рори понадобилось время, чтобы привести юриста, — вспоминает Алати. — Когда я вышел, там была съемочная группа, и красный огонек на камере невыносимо слепил. Чтобы глаза привыкли к свету, мне дали темные очки, в которых наблюдают солнечные затмения».

Через три дня он уже делал ставки на очередном покерном турнире.

Вторая часть

Когда спор был в самом разгаре, Янгу позвонили с незнакомого номера. На другом конце провода оказался Гек Сид — бывший победитель Мировой серии покера, который обожает безумные пари и заключает их по любому поводу. Однажды он на спор за два дня научился делать сальто назад, потом пытался высидеть по шею в воде 18 часов и обогнать Говарда Ледерера на одной ноге — разумеется, за солидное вознаграждение.

Сид объявил, что хочет повторить тот же спор, но с более высокими ставками: миллион долларов. Он готов просидеть в темном санузле не 30, а 40 дней, причем в первые 21 день — без еды, на одной воде. Кроме того, ему не нужен матрас. «И еще он сказал, что я могу запустить к нему в туалетную комнату тараканов», — рассказал Янг сайту PocketFives. Если неудачный исход спора с Алати не лишил его азарта, у продолжения этой истории есть все шансы оказаться интереснее начала.

Из жизниПартнерский материал

Веселые картинки

Люди научились просыпаться во сне. Ученые нашли этому объяснение