Только важное и интересное — в нашем Twitter

«Мы спаслись производством штучного товара»

Он сохранил советский завод в центре Москвы и сделал его прибыльным

Фото: Кристина Кормилицына / «Коммерсантъ»

Двадцать лет назад цветущие в советские годы московские предприятия стали дышать на ладан. Проходя по огромным территориям заводов и простаивающим цехам, заваленным хламом складам, чиновники и коммерсанты не знали, что делать. Столичный инженер Юрий Зобов стал одним из тех, кто сумел разобраться и спасти свой родной «Московский инструментальный завод» на посту коммерческого директора. В беседе с корреспондентом «Ленты.ру» он рассказал, как сумел сделать предприятие прибыльным, о мечте вновь сделать отечественную промышленность великой и о том, как это может быть связано с его победой в конкурсе «Лидеры России».

Как вам удалось преодолеть тоску и безысходность, в которую погрузились тогда многие прежде прославленные столичные заводы? Ведь был же соблазн смириться с мнением, что никакие предприятия столице, переключившейся на торговлю, теперь попросту не нужны?

Нам повезло с собственниками. Им хотелось любой ценой сохранить производство. Это главное. То есть когда с начала 2000-х производство стало убыточным, оно стало дотироваться акционерами.

Так было и с некоторыми другими предприятиям. Разве это не тупиковый путь?

Да, но дело было не в том, что наша продукция вдруг стала никому не нужна. Мы располагались в центре столицы, нам нужно было платить рабочим и инженерам конкурентноспособную зарплату, чтобы те не ушли в сферу торговли и обслуживания. В итоге зарплатный фонд перекрыл стоимость того, что производилось.

Как вы выбрались из этой петли?

К 2017 году мы смогли несколько перестроить структуру затрат и резко поднять объем производства, в разы увеличив портфель заказов. Это привело к положительной рентабельности и стало доказательством для нас, а также — для собственников, что предприятие наше может быть прибыльным.

Коллеги утверждают, что это и ваша личная заслуга.

Не считаю себя каким-то гением. Здесь речь идет о командной работе, которая основана на общей заинтересованности в том, чтобы предприятие не только сохранилось, но и развивалось. Успех был обеспечен тем, что нашлось достаточное количество сотрудников, согласившихся на больший объем работы, и управленцев среднего звена, готовых взять на себя ответственность за новые участки деятельности, — дополнительно к уже существующим.

Как и когда вы сами попали на завод?

В 2000 году я оканчивал Московский автомеханический институт и пришел на предприятие по объявлению в журнале о том, что требуется инженер-конструктор. Меня сразу определили в пятый цех, где работали выходцы из моего вуза. Этот цех пользовался большим авторитетом на заводе — «что ни человек, то личность».

Так и проработали на одном предприятии до сегодняшнего дня?

Потом коллектив разделился. Я ушел вместе с его частью и шесть лет был начальником бюро подготовки производств в фирме, конкурировавшей с заводом. Поработал и в представительстве немецкой инструментальной компании.

И как возникло желание вернуться?

Встретился с генеральным директором завода, который еще меня на работу принимал. Он сказал: «Хватит бегать и продавать импортное». Предложил стать начальником того самого пятого цеха. Это был 2009 год. Я согласился — и вот уже десять лет тружусь здесь.

Теперь вы уже коммерческий директор. А вообще ваша история, скорее, исключение из правил: молодые инженеры уходят с именитых заводов, получив минимальный необходимый опыт, чтобы больше зарабатывать. Это известная проблема, а есть ли у нее решение?

Да, инженер после выпуска из вуза какое-то время учится. Пару лет на предприятии он получает те знания и навыки, которые не мог приобрести, будучи студентом. Потом наступает момент, когда от него идет первая отдача, а дальше человек либо снижает к себе требования, либо ищет другую работу. Этот момент нужно не упустить и замотивировать новым уровнем ответственности, — руководящей деятельностью, к примеру.

Участие в конкурсе «Лидеры России» для вас тоже попытка выйти на новый уровень?

Да, в плане личностного роста. Поучаствовать предложила супруга. В первом сезоне дошел до полуфинала. Затем было участие аналогичном конкурсе на Кубани. И вот теперь — второй сезон.

Когда было труднее всего? Что у не удалось в первый раз?

В первый раз было не совсем понятно, что и как нужно делать. Сложнее всего было на стадии записи видеорезюме. На этом этапе, кстати, более половины участников отсеялись. Здесь нужно было о главном профессиональном достижении рассказать и объяснить — зачем идешь на конкурс. На эти вопросы не так уж просто самому себе ответить честно.

Теперь вы уже пришли за победой?

Да, есть настрой на победу. Но вообще, чем дольше находишься в этой соревновательной среде, тем интереснее становится. Я прочувствовал на себе, каковы были результаты отбора конкурсантов с наиболее широким кругозором. Уже в полуфинале мы с ребятам порой до половины четвертого утра засиживались, беседуя друг с другом.

Значит, родственные души?

Да! Удивительно интересные люди, которые, с одной стороны, накопили определенный жизненный и профессиональный опыт, а с другой — открыты к новому и настроены на постоянное саморазвитие. Отсюда и желание вместе что-то делать, заниматься интересными проектами.

С кем из наставников вы бы хотели поработать в случае победы на конкурсе?

Пока, может быть, рано называть фамилию. Этот человек непосредственно связан с той отраслью, в которой я работаю. Хочется и с ним поработать, и попробовать изменить ситуацию, в которой находятся наши предприятия.

Какую?

Сегодня мы пытаемся бороться с международными компаниями поодиночке, и на длинной дистанции, думаю, борьба будет проиграна. Если по станкостроению есть целенаправленные программы по консолидации всего этого производственного сектора, то в инструменте такого движения нет.

В итоге даже в оборонной промышленности до 80 процентов инструмента используется импортного, что довольно опасно.

То есть вы выступаете за создание какой-то единой корпорации по производству инструмента?

Я считаю, что это было бы правильно. Нужно выращивать национального чемпиона, который смог бы с иностранцами конкурировать хотя бы на внутреннем рынке.

Вашем заводу, наверное, еще и Китай проблемы доставляет?

Эта проблема возникает перед нами только сейчас. У Китая снижаются темпы роста производства — и китайские производители вынуждены идти во все более мелкие и узкоспециализированные сегменты рынка.

Раньше мы не чувствовали этой конкуренции, так как производим специализированный инструмент, к примеру, какие-то вещи, сделанные специально под технологию определенных металлургических и трубных заводов.

Мы спаслись производством штучного товара. Стараемся, чтобы наша продукция обладала какими-то уникальными качествами. Все это подразумевает мелкие серии и очень внимательное отношение к потребностям заказчиков.

Ценовую конкуренцию с Китаем по стандартной продукции, конечно, мы выдержать не сможем.

В рамках конкурса «Лидеры России» вы взяли на себя проект, связанный с помощью детдомовцам из Москвы и Подмосковья. Какие проблемы есть у этих ребят, учитывая, что они живут в наиболее благополучных регионах, и вряд-ли останутся в будущем без работы и крова над головой?

По мнению психологов, у них не хватает мотивации к достижению результата в долгосрочной перспективе, не хватает опыта конкурентной борьбы в условиях, когда конечный результат не виден, скрыт за горизонтом.

Другая проблема, которая есть и у ребят, растущих в семьях, — нехватка навыков общения, самопрезентации, построения коммуникации в группе.

Но ведь они активнее взрослых общаются в соцсетях.

Получение полноценного образования и построение профессиональной карьеры без личного живого общения пока невозможно. Повседневная жизнь тоже во многом связана с необходимостью выходить из дома на улицу и вступать в контакт с разными людьми. Да и про отношения между девушками и юношами забывать не будем.

Учить детей общаться и двигаться к сложным целям — это звучит абстрактно. А что-то более приземленное?

Сейчас мы находимся только на подготовительном этапе. Проводим первые встречи с ребятами из школы-интерната в Сергиево-Посадском районе Московской области. Собираем информацию о том, с чем они хотят связать свое будущее после выпуска. Рассказываем, как меняется рынок труда: какие специальности сегодня и завтра будут востребованы, а какие — нет. Объясняем, к примеру, что потребность в бухгалтерах и водителях уже в обозримом будущем может отпасть почти полностью.

Организовали экскурсию в головной офис одной крупной сотовой компании в Москве, где в том числе с ними пообщались сотрудники HR, рассказали о требованиях к своим сотрудникам.

Теперь планируем деловую игру и мастер-класс по самопрезентации, а еще футбольный матч проведем.

В глобальном плане необходимо ориентировать ребят на постоянное саморазвитие, а не на прирастание к какой-то одной специальности. Все мы с вами еще не раз сменим профессию.

* * *

Конкурс «Лидеры России» — это главный проект платформы «Россия — страна возможностей». Целью его создания называют развитие социальных лифтов для активных граждан. Впервые состязание проводилось в прошлом году. В марте нынешнего года определился 31 финалист второго сезона, заявку на участие в котором подавали более 227 тысяч человек. В этом году обязательным условием для допуска к финалу стало выполнение социально ориентированного проекта. Поддержку «Лидерам России» оказывает президент Владимир Путин. «Это процесс взросления государственного аппарата, работы с ним, — отметил глава государства на большой пресс-конференции в декабре 2018 года. — Мы сейчас стараемся это делать, видите, проводим различные конкурсы среди молодых, у нас проводится кадровый конкурс "Лидеры России"… Из этой когорты уже, по-моему, человек двенадцать или пятнадцать стали губернаторами, два министра федеральных, пять или шесть заместителей министров».