Новости партнеров

«Кадят и называют это спасением»

Эти школьники стали лучшими в изучении православия. Что они думают о вере и мракобесии

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

В России в 2018 году уже в 11-й раз прошла олимпиада по Основам православной культуры (ОПК) — предмету, к которому многие в соцсетях относятся, мягко говоря, с предубеждением. «Лента.ру» отправилась в Свято-Тихоновский гуманитарный университет, чтобы встретиться с победителями олимпиады, и записала их мысли. Это рассказы будущего студента-физика, будущего священника и кадета-росгвардейца: от дружбы с атеистами до плана Даллеса, от борьбы с пятой колонной до реформации «застоявшейся» церкви.

«Церковь — совсем не то, чем представляется»

Валентин, ученик десятого класса из Ленинградской области. Дважды абсолютный победитель Общероссийской олимпиады по ОПК:

После школы я хочу поступить в Московский государственный университет на физический факультет. Да, свою жизнь собираюсь связать с религией, с богослужением. Однако, чтобы быть хорошим пастырем, нужно иметь хорошее светское образование. Люди науки, которые считают себя таковыми, — это большая часть населения страны, которой я смогу показать, что такое религия.

К тому же в плане учебы я сам больше технарь, чем гуманитарий. В этом отношении я пошел в отца. Он священник и кандидат физико-математических наук. Был оптиком.

С православной культурой, как таковой, сложно было бы не познакомиться человеку, выросшему в религиозной среде. Она окружает меня с детства. С первого класса я стал посещать воскресную школу.

Как со школьным предметом я с ОПК познакомился в четвертом классе. Это был тот год, когда курс только вводили. Я думаю, что этот предмет важен в школах, так как ученики очень мало знают вообще о религии, тем более о православии, которое в России окружает нас повсюду.

ОПК нам преподавала классная руководительница — человек очень религиозный. Большинство моих одноклассников много чего услышали тогда от нее впервые. Были и курьезные случаи. Так, на занятии, посвященном святости, у класса спросили: «Кто такие святые?» Кто-то ответил, указывая на меня: «Ну вот Валя…»

Это, конечно же, шутка.

Не нужно путать уроки по Основам православной культуры с Законом Божьим. Это не вероучение или миропонимание. Здесь преподаются знания о храме, иконах и других вещах, которые относятся к сфере культуры. И дело не в общей эрудиции, а в том, чтобы ты не жил, как инопланетянин, среди старинных церквей и не употреблял каких-то понятий, образов без понимания их происхождения и первоначального значения.

Православие — это мой личный выбор, а не родительский. Мне не приходилось заучивать, зубрить какие-то непонятные мне вещи из Библии. Я иду путем понимания материала, насколько это возможно.

В свободное время я служу алтарником в храме. Помогаю отцу. В будущем, надеюсь, получится послужить с ним, став диаконом.

Мне не хочется переезжать куда-либо из своего города. Он небольшой, там живет 65 тысяч человек. По большей части это интеллигентные люди, которые достаточно хорошо образованы, чтобы жить мирно.

У нас там очень дружная церковная община. Хотя во «ВКонтакте» можно встретить высказывания тех местных жителей, кто выступает против расширения православия, его влияния на школы. Пару лет назад я даже принимал участие в полемике с ними, но теперь таким почти не занимаюсь. Такое обсуждение, как правило, ничем не заканчивается. Идет спор ради спора. Теперь, если ко мне обращаются с вопросом, я стараюсь ответить, но сам не вмешиваюсь.

Мы не живем в какой-то замкнутой среде верующих. Мой хороший друг — атеист. Мы с ним довольно продуктивно рассуждаем на различные темы. Думаю, что мне даже удавалось его в чем-то убедить. Не буду говорить в чем, потому что это личное.

У меня еще мало жизненного опыта для того, чтобы обращаться с проповедью к взрослым людям. Но я могу обращаться к сверстнику, к подростку. Здесь важно не искать никаких «рычагов» влияния и не пытаться переспорить. Ему нужно дать возможность убедиться в каких-то вещах самому, показать, что церковь — совсем не то, что он себе представляет: «мракобесы, которые собираются, кадят и называют это спасением».

Церковь тесно связана с умом, с пониманием. И личный пример образованного православного человека, живущего по соседству, способен изменить больше, чем некий набор сильных фраз-наставлений на каждый день.

«Вера в Бога подразумевает послушание командирам»

Никита, кадет МПКУ Росгвардии имени Шолохова:

В предмете Основы православной культуры ключевое значение имеет само православие — вера, которая объединила наш народ изначально, со времени крещения в 988 году. Татаро-монгольское иго мы свергли, объединенные этой верой, и Москву от поляков освободили тоже благодаря воссоединению в вере.

Православие — это патриотическое основание нашей страны. Если его искоренить, то, думаю, исчезнет и единство народов, проживающих в России.

Достаточно взять план Аллена Даллеса, направленный на разрушение нашей страны. Он написал, что нужно искоренить православную веру.

Мы не космополиты, которые считают, что в мире не должно быть границ, в том числе и потому, что видим разницу между религиями: на культурном и на духовном уровне. У нас при училище, на его территории, есть храм. Ребята ходят на службы по праздникам. Есть те, кто к этому очень серьезно относится. В особенности, к теме православного воинства, где дисциплина держится на вере в Бога, которая подразумевает послушание командирам и отвержение гордыни, разлагающей сегодня наше общество.

С нами учатся мусульмане. Старшина роты у меня мусульманин, но он уважает нашу религию. Среди ребят нет разговоров о том, что, мол, верить в Бога — это не модно и не круто.

На днях у нас была научно-практическая конференция в училище, и я выступал с докладом об информационной безопасности.
В частности, сказал, что профилактическая работа с кадетами должна проводиться командирами совместно с представителями Русской православной церкви, чтобы ребятам прививались правильные ценности.

Я помню высказывание патриарха Кирилла о том, что если бы наши предки имели те же ценности, что и современное светское общество, то есть ориентировались только на получение удовольствий, то они не совершили бы тех подвигов, без которых не было бы и нас, и нашей страны. Подвиг и удовольствие — это противоположные вещи.

Говорил, что нужно активнее работать с молодежью в соцсетях, через которые юношей и девушек сегодня активно вовлекают в протестные движения, призывают к участию в незаконных митингах. Это делает пятая колонна, которая была создана американским посольством. Раньше у нас была нормальная оппозиция, а сейчас просто идет разложение общества. К тому же людям, участвующим в протестах, еще и не платят обещанные организаторами деньги.

Я считаю, что нужно активнее задействовать кадетов для этой просветительской работы со сверстниками в интернете, потому как нас отличает от обычных школьников сформировавшееся понимание своего будущего. Мы — люди, надевшие форму, а значит, взявшие на себя ответственность и обязательства перед Родиной.

Возвращаясь к предмету ОПК, скажу, что в школу нужно чаще приглашать священников, чтобы они рассказывали именно о вере, ее значении для нашей страны и для каждой семьи, где она передается из поколения в поколение. Сам я решил связать свою жизнь с военной службой. После окончания училища поступлю в институт Росгвардии на командный факультет. Хочу идти по стопам моего дедушки, который в 16 лет ушел на фронт из юнкерского училища. Если что-то не получится с поступлением в военный институт, буду поступать на исторический в Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. У меня даже есть некие привилегии как у участника олимпиад.

«Церковь находится в застое»

Арсений, ученик 11 класса Варницкой православной гимназии в Ярославской области:

Мне не хочется идти в монахи. Планирую стать белым священником и развивать церковь, так как она, на мой взгляд, находится в застое. Он связан с застоем в литургической жизни. Сейчас в наших богослужениях встречаются непонятные простому народу моменты и даже некие нелогичные вещи. Мне хочется сделать литургию более понятной и более правильной.

У нас в мирских храмах служат по монастырскому уставу, что не совсем правильно и верно. Люди работают, воспитывают детей. Они в лучшем случае способны посещать только утренние и вечерние службы, а также литургию.

Я, как человек, связывающий свое будущее с богослужением, конечно, позитивно отношусь к наличию в обычных светских школах урока по Основам православной культуры. Но Общероссийская олимпиада по этому предмету, возможно, важнее его самого. С одной стороны, это состязание часто приводит от интереса к каким-то внешним вещам к внутренней, духовной жизни, к вере. С другой — мы видим, что если в школе появляется ученик, горящий желанием участвовать в олимпиаде и показывающий необходимые для этого знания, он зажигает своим порывом преподавателя по ОПК, который прежде мог относиться к своему предмету формально.

Да, говорить о православной культуре с позиции камней и обличений не очень правильно. Ведь речь идет о религии. Однако мы живем в материальном мире и привыкли начинать знакомство с людьми, с плодами их трудов, с общественными структурами через их внешность, внешние знаки и атрибутику.

«Один мальчик писал: "Бога нет!" Приходилось смиряться»

Ирина Тетерина , учитель по Основам православной культуры средней школы в Костромской области:

Я преподаю ОПК с того самого момента, как этот предмет у нас стал вводиться. Сперва дети приходят с интересом, но у одних он сохраняется, а у других нет. По этой причине у меня есть глубокое убеждение, что в четвертом классе его должен вести учитель начальных классов, который умеет работать с детьми в таком возрасте.

В более старших классах, в переходном возрасте, у ребят возникают вопросы духовные, нравственные, и они спрашивают об этом на уроках. Они все переосмысливают, бунтуют, но со временем все встает на свои места. Главное, не лишать юношу и девушку права выбора.

Один мальчик мне несколько лет на занятиях говорил: «Бога нет!» Даже на доске это писал перед уроком. Приходилось смиряться мне.

«А зачем нам нужны ваши ОПК?» — вот какой вопрос мне часто задают взрослые и дети. Проблема в том, что универсального ответа на него нет. Каждому свой. А иногда ответ попросту неуместен.

Люди ведь мыслят парадоксально. Помню на собрании родителей третьеклассников, где обсуждался выбор между предметами, меня спросили: «Что такое светская этика?» Я ответила, что это наука о морали, нравственности и правилах поведения, но без Бога. И одна мама тогда перекрестилась и сказала: «Слава тебе, Господи, вот это нам и надо!»

Другая педагогическая проблема в том, что необходимо постоянно возвращаться к уже пройденным темам: подвигу, заповедям. Иначе это вылетает у учеников из головы. Чаще всего ребята запоминают притчи, и они даже потом применяют, используют их в своих рассуждениях по любой теме.

У меня трое детей. Всех я воцерковила. Старшему сейчас 31 год, и он отошел от веры, но, думаю, только на словах. На деле же он остается христианином.

* * *

Олимпиаду «Основы православной культуры» стали проводить с 2008 года по поручению патриарха Алексия II в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете.

В нынешнем году в ней участвовали более 300 тысяч детей из 82 регионов России, Белоруссии, Литвы, а также из посольских учебных заведений во многих других странах. Это ученики 4-11-х классов, которые учатся как в обычных светских школах, так и в православных гимназиях. За десятилетие своего существования олимпиада охватила более трех миллионов школьников.

Главными темами XI олимпиады стали «"Умозрение в камне": каменное церковное зодчество Древней Руси» и «Славянский мир в эпоху святителей Кирилла и Мефодия». В заданиях олимпиады всегда присутствует тема «Новомученики», связанная с изучением жизни людей, пострадавших за христианскую веру в советское время.