Новости партнеров

Просто Мари

Умерла вокалистка The Roxette. Какой мы ее запомним

Пер Гессле и Мари Фредрикссон
Пер Гессле и Мари Фредрикссон
Фото: Brill / ullstein bild / Getty Images

В возрасте 61 года ушла из жизни солистка шведской поп-группы Roxette Мари Фредрикссон. Ее голос бы одним из тех, про которые принято говорить, что они отразили целый исторический момент — в случае Roxette, второго по коммерческой успешности коллектива в истории Швеции после Abba, этим моментом стал рубеж между восьмидесятыми и девяностыми. Сама Фредрикссон, впрочем, не раз демонстрировала, что способна записывать музыку не только популярную в чартах, но и умную и тонкую. Певицу вспоминает корреспондент «Ленты.ру» Олег Соболев.

11 сентября 2002 года Мари Фредрикссон вернулась домой с утренней пробежки и почувствовала себя плохо. Тошнота, головокружение — и, в итоге, падение в ванной, в результате которого певица пробила свой череп. После экстренной госпитализации врачи поставили страшный диагноз: рак мозга. Шансы на выздоровление были минимальными — и три следующих года Фредрикссон боролась буквально со смертью. Она ослепла на один глаз, потеряла способность читать и писать, у нее возникли проблемы с речью и памятью, однако она выжила. В 2004 году она выпустила свой шестой сольный альбом The Change, обложку которого музыкантка оформила сама: на ней красуется неровный, резкий, аляповатый и проникновенный автопортрет. Сегодня, зная о том, что спустя семнадцать лет рак мозга все-таки победил и Фредрикссон больше нет, смотреть на этот рисунок особенно больно: он — лучшее напоминание о всех годах болезни, которую пришлось пережить шведской певице.

Удивительно, но за те семнадцать лет, что прошли со дня ее диагноза до ее смерти, Фредрикссон вовсю продолжала творить: она участвовала в записи новых альбомов Roxette, выпускала сольные пластинки, ездила в турне и — как следствие работы над той самой обложкой The Change — начала выставлять свои картины в шведских музеях. Ее непоколебимость была не найденной уже во взрослом возрасте частью характера — а свойством, воспитанным еще в детстве.

Когда будущей певице было семь лет, ее старшая двадцатилетняя сестра Анна-Лиза погибла в автокатастрофе — и ее семья, родители и три оставшиеся в живых ребенка, в результате погрузилась в бедность и депрессию. Дети были предоставлены сами себе — и в маленьком провинциальном городке Эстра Юнгби, где жило несколько сотен человек, это чаще всего означало одно: чтобы превратиться в человека, детям нужно было преодолевать не только отсутствие родительской заботы, но и долгие периоды подросткового одиночества один-на-один с остальным миром. Фредрикссон спаслась через музыку: уже в семнадцать лет она поступила в музыкальный колледж, написала, учась в нем, мюзикл — и поехала с ним по концертным залам всей Швеции.

После такого поворота судьбы по всем правилам должен был прийти взрослый успех — но его Фредрикссон пришлось искать еще долго: почти десять лет она выступала в качестве вокалистки и клавишницы в различных группах, ни одна из которых не выпустила ни одной хотя бы немного заметной песни. Лишь в двадцать шесть она записала свой первый сольный альбом Het vind — и только два года спустя, в 1986-м, создав со своим другом Пером Гессле группу Roxette, смогла на полную раскрыть тот талант, что воспитывала в себе все это время.

Их первый же сингл Neverending Love ворвался в топ-10 шведских чартов — и это было только начало. Последовавший в 1988 году альбом Look Sharp! Породил как минимум две песни, которые знают миллионы людей на разных континентах: идеальный рок-н-рольный шлягер The Look, по которому легко учить начинающих сонграйтеров премудростям поп-композиции, и балладу Listen To Your Heart, совершенно эмблематичную для своей эпохи пронзительно-наивную вещь.

Наверное, эмблематичнее может быть только песня Roxette из фильма «Красотка» It Must Have Been Love — еще один образец вокальной мощи Фредрикссон, которую она умудрялась сочетать с фирменной проникновенной интонацией.

Вообще, именно как вокалистку Фредрикссон стоит обсудить отдельно. Успех хорошей хитовой поп-песни — особенно такой степени сложности как The Look или It Must Have Been Love — это почти всегда успех в первую очередь голоса, с которым эту песню принято отождествлять. Но еще более удивительным в жизни и карьере Фредрикссон кажется то, что она всегда справлялась не только со стопроцентными чартовыми вещами, а с музыкой чуть более тонкой и носящей совсем другой характер.

Лучше всего это слышно по тому самому альбому The Change, который певица записала в период первоначальной борьбы со своей болезнью. Музыкально он практически полностью выполнен в традициях классического рока, столь же классического R'n'B и блюза — и достаточно только послушать поразительную в свой откровенности песню Mother, чтобы понять, насколько легко Фредрикссон звучала в контексте куда более многомерном, чем предлагали слушателю Roxette. Ее уход — это потеря не только всемирно известной и любимой в родной Швеции наравне с королевской семьей вокалистки, но и просто мощного голоса, который, как и его обладательница, всегда будет напоминать нам, что жизнь совсем не проста, но сдаваться при этом не следует никогда.